2013-06-22 20:51:40
ГлавнаяИстория и историография — Борьба группировок в придворном окружении Николая II



Борьба группировок в придворном окружении Николая II


Содержание

  1. Механизмы влияния придворного окружения Николая II на внутреннюю и внешнюю политику России в начале XX в.
    1. Придворное окружение Николая II: состав и особенности формирования группировок.
    2. Дальневосточный вопрос в его идеологическом и придворно-групповом аспектах.
    3. Борьба придворных группировок по вопросу об определении путей реформирования российского общества.
  2. Паранормальные фигуры (оккультисты, юродивые, «старцы») и придворные интриги.
    1. Русские юродивые и французские оккультисты как инструмент влияния придворных группировок на императорскую семью.
    2. Г. Распутин и придворные интриги.
  3. Группировки в придворном окружении Николая II в годы Первой мировой войны.
    1. Германофильские настроения в высшей придворной среде: реальность и вымысел.
    2. Вопрос о подготовке сепаратного мира.
    3. Замыслы дворцового переворота в 1916 г.: общественная оппозиция и «оппозиция в верхах» Николаю II и Александре Федоровне.
  4. Заключение.

Вот, например, телеграмма ближайшего сотрудника Николая Николаевича генерала Н.Н. Янушкевича руководителю походной канцелярии императора Николая II князю В.Н. Орлову от 6 октября 1914 года. Янушкевич уведомляет Орлова, что еще 3 октября великий князь Николай Николаевич (тогда Верховный Главнокомандующий) послал премьер-министру И.Л. Горемыкину телеграмму следующего содержания. Германские и австрийские войска, сообщал великий князь, совершают зверства в отношении раненых, пленных и мирных жителей в прифронтовой полосе. Николай Николаевич просил принять самые решительные меры в отношении граждан воюющих с Россией государств (в первую очередь, Германии и Австро-Венгрии) без различия сословия и состояния на всем пространстве Российской империи.

А посему великий князь фактически требует признать всех австро-венгерских и германских граждан военнопленными. В противном случае может произойти вспышка народного гнева. О данной телеграмме Янушкевич просит Орлова доложить императору.

То есть Верховный Главнокомандующий и его ближайший сотрудник не только занимаются своими прямыми обязанностями - оперативным управлением войсками на театре военных действий, но и пытаются диктовать гражданской администрации решения, не относящиеся к ведению военных властей.

Именно эти три фактора и делали Николая Николаевича символом оппозиции Александре Федоровне и Распутину в царской семье.

Был и еще один момент, способствующий росту политических перспектив великого князя Николая Николаевича. Он был фактически единственной фигурой, которая могла легитимно претендовать на власть в случае дворцового переворота. Официальный наследник престола цесаревич Алексей Николаевич был ребенком (то есть сразу возникал вопрос о регенте) и тяжело, почти смертельно, болен (гемофилия). Поэтому он мог легко быть отстранен от власти. Следующий кандидат в наследники престола — родной брат Николая II великий князь Михаил Александрович - не мог занимать престол по причине своего морганатического брака с Н. Шереметьевской-Вульферт-Брасовой. Эта же причина вполне могла помешать ему стать регентом российского престола.

Родные дядья Николая II к 1915-1916 гг. либо уже умерли, либо не могли легитимно занять престол. Например, родной дядя Николая II великий князь Павел Александрович также, как и его племянник Михаил Александрович, был женат морганатическим браком. Оставались лишь двоюродные дядья и братья Николая II. Наиболее опытным и политически активным среди них был фактически один Николай Николаевич. Именно поэтому он и был в центре ряда заговорщицких попыток.

Однако говорить о том, что великий князь Николай Николаевич был центром единой великокняжеской оппозиции и заговора против Николая II и Александры Федоровны нельзя. Как утверждает С.П. Мельгунов, великокняжеские заговоры - это, скорее, разговоры, чем реальность.

Действительно, оппозиция великих князей и княгинь к императрице Александре Федоровне, императору Николаю II и Распутину реально существовала. Но не существовало единого центра заговора по совершению дворцового переворота. Речь, скорее, должна идти о периодически возникающих выступлениях групп в царской семье против императрицы, находящегося под ее сильным влиянием императора, и их окружения.

Против императрицы Александры Федоровны, ее попыток влиять на политику мужа (в том числе кадровую в период Первой мировой войны, включая увольнение великого князя Николая Николаевича) активно выступала вдовствующая императрица Мария Федоровна. Против императрицы, как было сказано уже выше, был настроен и великий князь Николай Михайлович. Даже родная сестра императрицы, великая княгиня Елизавета Федоровна, была активной противницей Распутина, а значит, не могла вызывать особой симпатии со стороны Александры Федоровны. Более того, сам Г.Е. Распутин летом 1915 года в нетрезвом виде угрожал, что заставит царя «прогнать» великую княгиню Елизавету Федоровну и близкого к ней товарища (заместителя) министра внутренних дел генерала В.Ф. Джунковского.

Напомним, что именно В.Ф. Джунковский стал в 1915 году инициатором крупного скандала, сделав доклад о «приключениях» Распутина на пикниках в московском ресторане «Яр» и ряде других мест. И близость Джунковского к Елизавете Федоровне не может не вызывать подозрений еще и. потому, что именно он был подлинным инициатором этого скандала.

Были ли конкретные попытки создания заговора внутри царской семьи с целью совершения государственного переворота? Можно говорить о реально существовавшем одном заговоре, в котором приняли участие как сами члены семьи Романовых, так и их ближайшие родственники. Речь идет о заговоре с целью убийства Г.Е. Распутина, организаторами которого были князь Ф.Ф. Юсупов (граф Сумароков-Эльстон), женатый на племяннице Николая II, дочери великого князя Александра Михайловича Ирине, и двоюродный брат императора великий князь Дмитрий Павлович. Ходили также слухи, что в убийстве Распутина принимали участия и двое сыновей великого князя Александра Михайловича - Федор и Никита. Однако они оказались ложными.

При этом следует отметить, что главные действующие лица данного заговора, Юсупов и Дмитрий Павлович, были связаны с великой княгиней Елизаветой Федоровной. Отец Юсупова князь Ф.Ф. Юсупов-старший долгое время состоял при особе мужа Елизаветы Федоровны великого князя Сергея Александровича. И между Елизаветой Федоровной и семьей Юсуповых существовали достаточно дружеские отношения. В частности, именно Елизавета Федоровна приезжала утешить родителей Юсупова после гибели их старшего сына Николая на дуэли. А сам Ф. Юсупов после гибели старшего брата некоторое время работал в благотворительных учреждениях Елизаветы Федоровны в Москве.

Еще один участник убийства Распутина великий князь Дмитрий Павлович воспитывался в семье великого князя Сергея Александровича, так как его отец, великий князь Павел Александрович, попал в немилость из-за своей женитьбы на жене своего адъютанта. Фактически великий князь Дмитрий Павлович был приемным сыном Елизаветы Федоровны.

Как вспоминает сестра Дмитрия Павловича - великая княгиня Мария Павловна-младшая, что «перед тем как решиться на участие в заговоре, Дмитрий нанес визит тете Элле. Он говорил с ней, пока не составил четкого мнения о душевном состоянии императрицы. Только после этого, убедившись, что надеяться на благоприятное разрешение ситуации бесполезно, он решил присоединиться к заговорщикам».

Однако говорить о причастности Елизаветы Федоровны к заговору по убийству Распутина нельзя. Документальные данные, доказывающие такую причастность, отсутствуют. Тем не менее, антираспутинский настрой двух ключевых участников этого заговора - Юсупова и особенно Дмитрия Павловича - возник именно благодаря великой княгине Елизавете Федоровне.

Но заговор против Распутина нельзя назвать подготовкой дворцового переворота. Это был заговор группы лиц с целью убийства конкретного лица, которое, по мнению заговорщиков, являлось их политическим противником.

Убийство Распутина группой заговорщиков (в числе которых был и один член императорской фамилии - великий князь Дмитрий Павлович) фактически не решило никаких политических задач. Более того, в определенном смысле сами убийцы никаких политических задач перед собой и не ставили (не считая абстрактной идеи спасти монархию, уничтожив фаворита царской семьи).

Однако в последнее время появилось множество разного рода гипотез о наличии у убийц Распутина неких тайных целей, и даже об инспирировании самого убийства иностранными спецслужбами. Степень исторической релевантности данных гипотез различна: от полной мистификации до достаточно серьезных исторических реконструкций.

В качестве примера одной из наименее мистифицированных версий гибели Распутина следует указать на совместное расследование британского историка Э. Кука и бывшего сотрудника Скотленд-Ярда Р. Каллена. Результаты этого расследования были обнародованы 1 октября 2004 г. в телевизионной программе Timewatch британского телеканала ВВС-2.

Согласно расследованию Кука и Каллена, к заговору против Распутина был причастен сотрудник британской секретной службы и старый знакомый Ф.Ф. Юсупова по совместной учебе в Лондоне О. Рейнер. При этом Рейнер не только опекал заговорщиков, но и лично принял участие в самом убийстве. Источниками для Кука и Каллена являлись неопубликованные документы британской разведки и интервью с родственниками участников событий.

Сразу отметим, что расследование Кука и Каллена - это всего лишь версия. Однако она, в отличие от большинства подобных разработок, подкреплена хоть какими-то документальными материалами (Кук и Каллен ссылаются на конкретные документы: служебные записки, донесения разведки и т.д.).

Подтверждение или опровержение результатов расследования Кука и Каллена должно являться темой отдельного исследования. Здесь лишь укажем, что данная гипотеза, в отличие от большинства ей подобных, содержит в себе определенную историческую релевантность и нуждается в дальнейшей разработке.

Убийство Распутина стало поводом к крупному скандалу внутри семьи Романовых. Более того, оно привело к юридическому и политическому казусу. Ведь в этом убийстве участвовали как прямой родственник Романовых Ф.Ф. Юсупов, так и двоюродный брат царя Дмитрий Павлович. Члены семьи Романовых были подсудны исключительно императору. Публичное же признание участия в убийстве Распутина великого князя Дмитрия Павловича означало просто официальное признания факта раскола в императорской семье. Большего удара по престижу семьи Романовых придумать было трудно.

В результате император ограничился полумерами. Он выслал князя Ф.Ф. Юсупова в его имение Ракитное, а великий князь Дмитрий Павлович оказался на фронте в Персии.

Эти полумеры привели к дополнительному расколу внутри семьи Романовых. Группа членов императорской фамилии в составе вдовствующей императрицы Марии Федоровны, великой княгини Елизаветы Федоровны, великих князей Сергея Михайловича, Александра Михайловича, Георгия Михайловича, Николая Михайловича, Бориса Владимировича, Андрея Владимировича и Кирилла Владимировича обратилась к императору Николаю II с письменной просьбой «смягчить Ваше суровое решение относительно великого князя Дмитрия Павловича».

На эту просьбу Николай II наложил следующую резолюцию: «Никому не дано право заниматься убийством, знаю, что совесть многим не дает покоя, так как не один Дмитрий в этом замешан. Удивляюсь Вашему обращению ко мне». Фактически император обвинил своих родственников в том, что они если не прямо участвовали в убийстве Распутина, то, по меньшей мере, были информированы о заговоре против «старца».

Оппозиционные настроения в среде великих князей и княгинь приводили и к более серьезным эксцессам. Вот, например, описанный в мемуарах председателя IV Государственной думы М.В. Родзянко яркий эпизод. В начале января 1917 года Родзянко поздно вечером позвонила великая княгиня Мария Павловна (вдова дяди Николая II, великого князя Владимира Александровича) и попросила его немедленно прибыть к ней во дворец.

Родзянко попросил у великой княгини пятнадцать минут на размышления. Обдумав ситуацию, председатель Государственной думы решил, что необходимость позднего визита к великой княгини может быть обусловлена заговором. Поэтому он решил уклониться от визита, о чем и сообщил Марии Павловне. Она, услышав этот ответ, попросила Родзянко прибыть к ней за завтраком.

За завтраком великая княгиня Мария Павловна заявила М.В. Родзянко, что надо уничтожить виновницу всех бед России. На вопрос главы Государственной думы, кого же имеет в виду великая княгиня, та честно ответила, что императрицу. На это Родзянко заявил, что считает данный разговор не состоявшимся.

Таким образом, подведем некоторые итоги. Все вышесказанное позволяет говорить о том, что в 1915-1917 гг. планы дворцового переворота рассматривались представителями различных слоев общества. Но ни один из этих планов не был приведен в действие по различным причинам. При этом следует выделить две силы, заинтересованные в перевороте.

Первая сила — это крупная буржуазия и примыкающие к ней либеральные общественно-политические круги. Русская буржуазия действительно создала целый ряд органов управления экономикой страны (Земгор, ВПК и т.д.). Существовали также фигуры, предпринимавшие попытки создать реальные конспиративные группы. Это, в первую очередь, А.И. Гучков и Г.Е. Львов.

Однако ни крупные русские промышленники и финансисты (А.И. Гучков), ни созданные буржуазией «общественные организации», ни буржуазно-либеральные политические партии (кадеты) не располагали ресурсами для совершения государственного переворота. «Политическое масонство», описанию и анализу деятельности которого посвящены работы Н.Н. Яковлева, Н.Н. Берберовой и С.П. Мельгунова, также могло быть лишь формой объединения общественных сил, заинтересованных в дворцовом перевороте. Самостоятельных ресурсов для осуществления путча у русских масонов не было.

Русская буржуазия и примыкающие к ней общественные силы, заинтересованные в дворцовом перевороте, для осуществления своих планов могли апеллировать либо к армейским кругам, либо к оппозиционно настроенным придворным группам. Как было показано выше, контакты с оппозиционными офицерами были налажены у политических лидеров российской буржуазии. В первую очередь, у А.И. Гучкова, имевшего давние связи в военных кругах.

Вторая сила, способная организовать дворцовый переворот, это придворная (в первую очередь, великокняжеская) среда. В этой среде, в отличие от буржуазно-либеральной, предпринимались лишь попытки организовать заговор. Не было единого лидера, способного возглавить дворцовый переворот. Наиболее реальной кандидатурой на пост лидера великокняжеской оппозиции был великий князь Николай Николаевич.

Еще одним кандидатом на роль лидера великокняжеской оппозиции был родной брат императора Николая II - великий князь Михаил Александрович. Именно на него, как показано выше, возлагали основные надежды лидеры буржуазно-либеральных заговорщиков. В первую очередь, опять-таки А.И. Гучков. Как уже говорилось выше, Михаил Александрович фактически не имел никаких прав на российский престол из-за своей женитьбы. Именно это обстоятельство делало его зависимым от буржуазно-либеральных вождей. Используя этот факт, они могли манипулировать великим князем Михаилом Александровичем в нужном им направлении.

Великий князь Николай Николаевич фактически не был задействован в ходе подготовки переворота буржуазно-либеральной средой. Исключение — поездка А.И. Хатисова к Николаю Николаевичу по просьбе князя Г.Е. Львова в конце 1916 - начале 1917 гг. Совершенно очевидно, что Николай Николаевич был менее управляем, чем Михаил Александрович. И, видимо, поэтому он фактически не рассматривался как претендент на престол.

Но существует еще и гипотеза о подготовке дворцового переворота группой Г.Е. Распутина для возведения на престол цесаревича Алексея Николаевича при регентстве императрицы Александры Федоровны. Источником для такой гипотезы послужили свидетельства нескольких исторических лиц, близких ко двору.

Итак, кто высказывал гипотезу о перевороте в пользу Александры Федоровны?

Автором этой гипотезы следует считать И.Ф. Манасевича-Мануйлова. В своих показаниях ЧСК Временного правительства 10 апреля 1917 года он заявлял, что «в тайниках его (Распутина) души шел вопрос о регентше». На уточняющий вопрос председателя ЧСК Н.В. Муравьева, идет ли речь о низвержении Николая II и о регентстве Александры Федоровны, Манасевич-Мануйлов ответил: «Это чувствовалось. Он был очень ловкий человек и недоговаривал».

То есть речь шла не о прямых данных о подготовке дворцового переворота, а догадках Манасевича-Мануйлова, которые он сделал, анализируя действия Распутина. Отметим, что ранее на допросе в той же ЧСК от 18 марта 1917 года экс-глава МВД А.Н. Хвостов заявлял, что Распутин критически относился к Николаю II и одобрял Александру Федоровну, которую он считал почти Екатериной II. При этом Хвостов называл целью Распутина и его группы поддержание «единства России под руководством Александры Федоровны».

Отметим, что А.Н. Хвостов не говорит прямо о планах дворцового переворота, а лишь указывает, что «распутинская группа» делала ставку на усиление политической роли императрицы Александры Федоровны. Но важно сказать, что Хвостов и Манасевич-Мануйлов не могли знать о показаниях друг друга. Они находились в изоляции друг от друга, а члены ЧСК, заинтересованные в объективных показаниях, не сообщали свидетелям о показаниях друг друга. Таким образом, на основании показаний Манасевича-Мануйлова и Хвостова можно констатировать, что Распутин рассматривал Александру Федоровну как влиятельную политическую фигуру, не уступающую по своему значению Николаю II. Однако на этих основаниях делать однозначный вывод о подготовке дворцового переворота по возведению на трон Александры Федоровны нельзя.

Следователь ЧСК Временного правительство Ф.П. Симпсон пришел в результате к выводу, что заговора с целью захвата власти императрицей Александрой Федоровной не было. Более того, для этого не было необходимости, так как реальная власть находилась в руках императрицы и ее сторонников.

Однако сделанный Симпсоном вывод не помешал другому члену ВЧСК - историку П.Е. Щеголеву - совместно с писателем А.Н. Толстым написать в 1920-х гг. пьесу «Заговор императрицы», в которой описывал планы Александры Федоровны и Распутина по захвату власти. Пьеса имела большой успех и с аншлагами шла в советских театрах.

Еще одно свидетельство о планах Распутина по подготовке государственного переворота в пользу Александры Федоровны приводится в мемуарах Ф.Ф. Юсупова. Он утверждает, что в одном из разговоров с Распутиным тот говорил ему о своих планах по организации отречения Николая II, ссылке его в крымское имение императорской семьи Ливадию, возведению на престол цесаревича Алексея Николаевича при регентстве его матери - императрицы Александры Федоровны. Кроме того, Распутин говорил о необходимости сепаратного мира между Россией и Германией. И о том, что до сих пор и Николай II и Александра Федоровна сопротивляются его предложению мирных переговорах с Германией. Однако Распутин доказывал, что заставит императрицу пойти у него на поводу.

Напомним, что в мемуарах Ф.Ф. Юсупова возникает также и тема «зеленых». Якобы Распутин говорил ему, что в Швеции живут его друзья - «зеленые». В России же, по словам Распутина, «зеленых» не было, а были некие «зелененькие». При этом Распутин предлагал Юсупову поехать в Швецию и познакомиться с «зелеными». Кроме того, Юсупов пишет, что Распутин намекал ему на возможность использования его, Юсупова, возможностей при заключении сепаратного мира.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910111213141516171819202122232425
26272829                     




Интересное:


Конституционные демократы начала 20 века - экономическая и политическая программа
Общее и особенное в русском церковном управлении в эпоху великих реформ
Британский парламентаризм в оценке Московских ведомостей (60-80-е 19 века)
К истории исполнительной власти в России
Общество соединенных славян и его участие в выступлении черниговского полка в 1825 г.
Вернуться к списку публикаций