2013-06-22 20:51:40
ГлавнаяИстория и историография — Борьба группировок в придворном окружении Николая II



Борьба группировок в придворном окружении Николая II


Содержание

  1. Механизмы влияния придворного окружения Николая II на внутреннюю и внешнюю политику России в начале XX в.
    1. Придворное окружение Николая II: состав и особенности формирования группировок.
    2. Дальневосточный вопрос в его идеологическом и придворно-групповом аспектах.
    3. Борьба придворных группировок по вопросу об определении путей реформирования российского общества.
  2. Паранормальные фигуры (оккультисты, юродивые, «старцы») и придворные интриги.
    1. Русские юродивые и французские оккультисты как инструмент влияния придворных группировок на императорскую семью.
    2. Г. Распутин и придворные интриги.
  3. Группировки в придворном окружении Николая II в годы Первой мировой войны.
    1. Германофильские настроения в высшей придворной среде: реальность и вымысел.
    2. Вопрос о подготовке сепаратного мира.
    3. Замыслы дворцового переворота в 1916 г.: общественная оппозиция и «оппозиция в верхах» Николаю II и Александре Федоровне.
  4. Заключение.

Вопрос о подготовке сепаратного мира.

Важным вопросом является вопрос о попытках - реальных или мнимых - - заключения сепаратного мира между Россией и Германией в период Первой мировой войны и о роли Николая II, Александры Федоровны и людей из их ближайшего окружения в этих попытках.

Также важнейшей проблемой исследования является вопрос об инициаторах переговоров о сепаратном мире. Ведь вопрос о сепаратном мире мог быть поставлен не только в Петрограде, но и в Берлине.

Известно, что широко распространенные в 1916 г. слухи о скором сепаратном мире между Германией и Россией вызывали и личное беспокойство Николая II. Осенью 1916 года он вызвал в Ставку Верховного главнокомандующего в Могилеве полковника военной разведки, графа П.А. Игнатьева (сын уже упоминавшейся в нашем исследовании графини С.С. Игнатьевой). В конце октября 1916 года император пригласил Игнатьева в свои апартаменты для конфиденциального разговора. В ходе беседы Николай II сообщил, что императрицу крайне задевают появившиеся в иностранной печати слухи о возможности сепаратного мира между Россией и Германией. Поэтому он просит Игнатьева провести секретное расследование и выявить источник этих слухов.

Полковник П.А. Игнатьев провел собственное расследование. Вывод Игнатьева был прост: все слухи о предстоящем сепаратном мире между Россией и Германией распространяются агентами германского правительства. Цель распространения подобных слухов сводилась к тому, чтобы опорочить Россию в глазах союзников.

Вроде бы, материалы расследования графа П.А. Игнатьева опровергают версию о возможности заключения между Россией и Германией сепаратного мира. Однако до сих пор некоторые исследователи (особенно из числа историков-любителей) верят в версию о сепаратном мире и «германском лобби» в окружении императрицы. Так, например, О.А. Шишкин в своей книге «Убить Распутина» прямо заявляет, что Распутин и императрица Александра Федоровна были связаны с Германией. При этом он указывает на связь Александры Федоровны с остзейским (прибалтийским) дворянством немецкой национальности. В частности, Шишкин говорит о существовании тайного общества «Балтикум», объединяющего представителей остзейского дворянства. Целью этого общества Шишкин считает вхождение прибалтийских провинций в состав Германии.

При этом Шишкин указывает, как на один из источников такой версии, на книгу Т. Леграна «Семь голов Зеленого Дракона», вышедшую в Париже в 1933 году. За псевдонимом Т. Легран скрывался близкий к французским спецслужбам, журналист П. Мариэль, являвшийся также членом, основанного Папюсом Верховного совета ордена мартинистов. Смысл книги Мариэля сводился к тому, что в Европе существует тайная организация, способствовавшая приходу к власти как большевиков в России в 1917 году, так и нацистов в Германии в 1933 году.

Конъюнктурный и явно спекулятивный характер книги Мариэля очевиден. Ярче всего на конъюнктурность этой книги указывает и год ее издания - 1933. То есть книга Мариэля вышла одновременно с приходом к власти нацистов, и спецслужбы тогдашней Франции, с которыми поддерживал связь Мариэль, хотели бы приравнять явно угрожающий интересам их страны нацистский режим в Германии к уже проклятому в Европе большевистскому режиму в России. Поэтому опираться на книгу Мариэля как на серьезный источник и, тем более, делать на основании нее далеко идущие выводы — совершенно недопустимо.

Сразу же отметим, что книга Мариэля «Семь голов Зеленого Дракона» породила весьма своеобразную конспирологическую мифологию, на которой стоит остановиться отдельно. Необходимость ее рассмотрения в данной главе диктуется тем, что в последнее время данные конспирологические теории получают широкое распространение в России. Причем это распространение имеет место не только в кругу историков-любителей, но и в около-научных кругах.

В 1969 году в Париже вышла книга некоего Вернера Жерсона «Нацизм - - тайное общество», посвященная так называемым «оккультным корням» германского фашизма (в 1998 году в издательстве «Крон-Пресс» вышел русский перевод этой книги).

В книге Жерсона существует также глава «Свастика царицы», в которой он исследует связь императрицы Александры Федоровны с тайными оккультными обществами, причастными к становлению фашизма. Согласно концепции Жерсона, Александра Федоровна и Распутин были связаны с тайной мистической и террористической ассоциацией «Братство Русской Правды», к которому также якобы примыкал и П.А. Бадмаев. При этом Бадмаев якобы встречался на Тибете с одним из реальных теоретиков нацизма и оккультистов, генералом К. Хаусхоффером.

Якобы также именно члены «Братства Русской Правды» - некие барон Тальберг, Шебнер-Рихтер и Шаберски-Брок - были советниками генерала Э. Людендорфа в период становления нацизма. Кроме того, одной из ветвей «Братства» была организация А.А. Вырубовой, пытавшаяся в 1918 году освободить царскую семью из тобольской ссылки. Организация Вырубовой была связана с германскими спецслужбами в оккупированном Киеве и монархическими кругами, дислоцированными там же.

Утверждения об организации Вырубовой и ее связях с немцами имеют своим основанием тенденциозный пересказ некоторых сюжетов книги следователя Н.А.Соколова «Убийство царской семьи». Фактически никакими историческими источниками данные утверждения не подтверждаются. Таким образом, все вышесказанное представляет собой не что иное, как смесь реальных исторических фактов, их искажений и тенденциозных интерпретаций.

Однако есть ли факты, говорящие в пользу версии о сепаратном мире? Существовали ли тайные контакты между придворными группами в Петрограде и Берлине по вопросу о сепаратном мире?

Первые разговоры о возможности заключения сепаратного мира между Россией и Германией возникли в конце 1914 года. 3(16) ноября 1914 года экс-премьер-министр С.Ю. Витте направил через нейтральные страны письмо своему старому другу и деловому компаньону берлинскому банкиру Р. Мендельсону, в банке которого он хранил часть своих сбережений. В своем письме Витте просил Мендельсона перевести деньги со своего счета из Германии в Швейцарию. При этом бывший премьер-министр России выразил надежду, что война между Россией и Германией скоро закончится. Мендельсон сообщил о письме Витте главе МИД Германии фон Ягов, и они вдвоем согласовали свой ответ бывшему премьер-министру России.

Этот ответ содержал предложения перевести деньги Витте из Германии через нейтральные страны в Санкт-Петербург. Однако Витте потребовал перевести свои финансовые сбережения на имя его неназванных друзей (возможно, дочери или зятя) в банки Копенгагена или Стокгольма. Он опасался, что прямое перечисление денег может вызвать подозрения у российских властей.

Одновременно с перепиской С.Ю. Витте и Р. Мендельсона рейхсканцлер Германии Т. Бетман-Гольвег поручил директору пароходной компании «Гамбург-Америка» Болшину установить контакт с Витте. Болшин решил использовать для налаживания связей с Витте литературного агента Витте, журналиста И. Мельника, который одновременно был информатором общества «Гамбург-Америка». Б.В. Ананьич и Р.Ш. Ганелин предполагают, что Витте мог получить от верхушки кайзеровской Германии поддержку в своих миротворческих начинаниях.

В феврале 1915 года С.Ю.Витте скончался и его контакты с берлинскими эмиссарами были прерваны. Официальной причиной смерти Витте была опухоль головного мозга. Однако в Петербурге ходили слухи, что Витте якобы покончил, жизнь, самоубийством, опасаясь разоблачения своих тайных контактов с Берлином. Начальник охраны царской семьи генерал А.И. Спиридович называл в своих мемуарах смерть Витте «странной». При этом он отмечает, что еще за пару дней до смерти Витте видели в петербургском суде, где шел судебный процесс над B.Л. Бурцевым.

Однако даже если бы Витте не скончался, его миротворческие усилия вряд ли бы увенчались успехом. К С.Ю. Витте испытывали личную неприязнь император Николай II и императрица Александра Федоровна. И даже симпатии Г.Е. Распутина к Витте не смогли изменить мнение царской четы о бывшем премьер-министре.

Ярким свидетельством антипатии Николая II к Витте является отрывок из его письма к жене от 28 апреля 1915 года: «Хотя мне, разумеется, грустно покидать тебя и дорогих детей, но этот раз я уезжаю с таким спокойствием в душе, что даже сам удивляюсь. От того ли это происходит, что я беседовал с Нашим Другом (Распутиным) вчера вечером, или же от газеты, которую Бьюкенен дал мне, от смерти Витте, а может быть, от чувства, что на войне случится что-то хорошее - я не могу сказать, но в сердце моем царит истинно пасхальный мир».

Более точное свидетельство об отношении Николая II к бывшему премьеру трудно себе представить.

Анализ существующих в распоряжении исследователя материалов показывает, что реальные попытки каких-либо переговоров о сепаратном мире начинаются не ранее весны 1915 года. Что это за попытки?

Весной 1915 года фрейлина императрицы княжна М.А. Васильчикова направила на имя Николая II три письма, датированные 28 февраля, 17 марта, 27 мая. В момент написания писем фрейлина Васильчикова находилась на территории Австро-Венгрии и Германии. В момент объявления Австро-Венгрией и Германией войны России Васильчикова проживала на своей вилле под Веной. Как подданная воюющей державы, она была интернирована (ей было запрещено покидать свою виллу). Но, будучи интернированной, Васильчикова имела возможность встречаться на своей вилле со своими знакомыми, в том числе высокими сановниками Германии и Австро-Венгрии.

В результате весной 1915 года великий герцог Гессенский (брат императрицы Александры Федоровны) прислал Васильчиковой пропуск, позволяющий ей передвигаться по территории Германии. Васильчикова прибыла в Дармштадт, где встречалась с великим герцогом Гессенским и некоторыми высокопоставленными представителями кайзера, которые предложили ей быть посредником в переговорах о сепаратном мире.

В декабре 1915 года Васильчикова через нейтральные страны прибыла в Петроград, где надеялась продолжить переговоры о сепаратном мире. Однако она была арестована, лишена фрейлинского звания и выслана в Чернигов.

Весной 1915 года германский финансист, бывший директор Deutsche Bank X. Монквиц, по просьбе германского МИД встречался в Стокгольме с некоторыми русскими представителями деловых кругов. Тема беседы — возможность заключения сепаратного мира. Никаких реальных последствий эта беседа не имела.

Летом 1915 года датский дипломат Андерсен имел встречи с Николаем II и его матерью - вдовствующей императрицей Марией Федоровной. Андерсен, имевший серьезные связи в Берлине, говорил о бесперспективности войны и обещал посредничество близкого родственника императора Николая II, датского короля (мать Николая II, императрица Мария Федоровна происходила из датского королевского дома), в случае, если русский император согласится начать переговоры о сепаратном мире.

В декабре 1916 года русский министр двора граф В.Б. Фредерикс получил от своего давнего друга и министра двора германского кайзера Вильгельма II графа Ф. Эйленбурга письмо, в котором тот фактически предложил своему русскому другу начать переговоры о сепаратном мире. Фредерикс доложил об этом письме императору. Николай II отверг это предложение.

Таким образом, все вышеперечисленные попытки начать переговоры о сепаратном мире являлись инициативой германской стороны и были отвергнуты Россией. Однако в том же 1915 году была предпринята реальная попытка сепаратных переговоров между Россией и Германией, участие в которой представителей российской стороны было одобрено придворными сферами. Речь идет о поездке в Берлин через нейтральную Швецию князя В.Д. Думбадзе и князя Г.В. Мачабели.

Племянник ялтинского градоначальника князь В.Д. Думбадзе получил высшее образование в Германии, где познакомился со своим земляком — князем Г.В. Мачабели. Оба - Думбадзе и Мачабели - прекрасно владели немецким языком и имели в Германии обширные связи.

В.Д. Думбадзе был близок к семье министра императорского двора и уделов в 1881-1896 гг. графа И.И. Воронцова-Дашкова (дружил с его старшим сыном), известного своей близостью к императору Александру III. Более того, по просьбе И.И. Воронцова-Дашкова-младшего Думбадзе пытался установить связи с американским капиталом (конкретно - с банкирским домом Морганов) для инвестирования в проект эксплуатации одного из днепровских порогов, находящегося на территории имения Воронцовых-Дашковых. Планировалось также создать Российско-Американский банк с участием капитала Морганов. Компаньоном Думбадзе и семьи Воронцовых-Дашковых в этом проекте был посол России в США Г.П. Бахметьев.

Еще одним близким знакомым Думбадзе и фактически его деловым партнером был начальник канцелярии министерства императорского двора и уделов, генерал А.А. Мосолов, входивший в ближайшее окружение Николая II.

В 1908 году Думбадзе знакомится с австро-венгерским подданным М.О. Альтшиллером и киевским адвокатом Н.В. Гошкевичем. Альтшиллер и Гошкевич были близки к киевскому генерал-губернатору и будущему главе военного министерства генералу В.А. Сухомлинову: Альтшиллер дружил с Сухомилиновым, а Гошкевич был двоюродным братом третьей жены Сухомлинова — Е.В. Бутович-Сухомлиновой.

Гошкевич и Альтшиллер помогли Думбадзе сблизится с Сухомлиновым и его семьей. В 1914 году Думбадзе даже написал и издал апологетическую биографию военного министра России В.А. Сухомлинова.

Эпизод с написанием биографии Сухомлинова выглядит следующим образом. В августе 1914 года Думбадзе сообщил Гошкевичу, что в свободное время он с группой специалистов по военным вопросам и литературе намерен выпустить серию книг «Библиотека военных деятелей», первой из которых должна была быть биография действующего военного министра. По просьбе Думбадзе Гошкевич обратился к Сухомлинову с просьбой предоставить соответствующие материалы для написания книги. Исполняя эту просьбу, Сухомлинов передал через некоторое время Гошкевичу пачку фотографий, газетных вырезок и некий «перечень мероприятий по военному ведомству». Об этом перечне Сухомлинов сказал, что «печатать этого нельзя, можно воспользоваться этим только для характеристики и оценки деятельности».

Через несколько дней Думбадзе заявил Гошкевичу, что у него имеются вопросы по переданным ему материалам, на которые он хотел бы получить ответ военного министра. Сухомлинов отказался отвечать на вопросы, высказавшись при этом неодобрительно о Думбадзе.

История с биографией Думбадзе стала впоследствии одним из «козырей» следствия, обвинявшего Сухомлинова в государственной измене. Действительно, безответственность военного министра, передающего в чужие руки служебные документы, налицо.

Однако нет никаких доказательств того, что Думбадзе передавал кому-либо полученные от. военного министра, материалы. Более, того, поведение самого Сухомлинова, когда он получил предложение ответить на вопросы Думбадзе об этих документах, тоже весьма показательно. Ведь, при всей своей безалаберности, военный министр пресек любые попытки «уточняющих вопросов». Таким образом, совершенный Сухомлиновым проступок содержит в себе признаки, скорее, служебной халатности и нарушения режима секретности, а не государственной измены.

Отметим, что знакомство с М.О. Альтшилером впоследствии также стало одним из аргументов в руках обвинителей не только Думбадзе, но и самого Сухомлинова. Альтшиллер был гражданином Австро-Венгрии и занимался предпринимательской деятельностью в Киевской и ряде других губерний Российской империи. При этом Альтшилер был близок с консульством Австро-Венгрии в Киеве и незадолго до Первой мировой войны был удостоен от правительства этой страны ордена Франца-Иосифа.

Более того, следствием было установлено, что контора Альтшиллера в Киеве фактически не вела никакой предпринимательской деятельности. Однако эта фирма получала многочисленные денежные переводы, происхождение которых неизвестно. А незадолго до начала военных действий между Россией и Австро-Венгрией в 1914 году Альтшиллер исчез из России. Русская контрразведка стала подозревать его в том, что он занимался разведывательной деятельностью на территории Российской империи. В частности, Альтшиллера подозревали в интересе к русским артиллерийским снарядам.

М.О. Альтшиллер в период своей жизни в Киеве был дружен с самим В.А. Сухомлиновым, его женой Е.В. Бутович-Сухомлиновой и ее родственником Н.В. Гошкевичем. При этом Альтшиллер выполнял и деликатные поручения Сухомлинова. В частности, он помогал ему и его будущей жене Е.В. Бутович с бракоразводным процессом.

Таким образом, близость Сухомлинова с Альтшиллером действительно компрометировала военного министра. Однако нет никаких доказательств того, что Сухомлинов занимался шпионской деятельностью в пользу Германии. Но то, что он приблизил к себе Альтшиллера и тем самым облегчил австро-венгерским разведывательным органам доступ к информации стратегического значения, очевидно.

В.Д. Думбадзе не только был автором биографии Сухомлинова, но и выполнял его деликатные поручения. В частности, по поручению военного министра он выходил на представителя банкирского дома Морганов А.Н. Бурже, чтобы организовать заказ на поставку крупной партии автомобилей для нужд российского военного ведомства. Естественно, что при этом Думбадзе обеспечил себе и Бурже хорошие комиссионные и «отсек» все возможные альтернативные варианты закупки автомобилей.

В марте 1915 года В.Д. Думбадзе выехал по делам в Стокгольм вместе со своим знакомым князем F.B. Мачабели для переговоров с представителями американских финансовых кругов. Отметим, что Мачабели имел неплохие связи в Берлине. Хорошо знали его и русские дипломатические представители в германской столице. В частности, Мачабели был хорошо знаком с представителем русского императора при свите кайзера Вильгельма И, генерал-майором свиты Его Величества графом И.Л. Татищевым.

Здесь следует сделать определенный комментарий о статусе графа И.Л. Татищева в окружении германского императора Вильгельма II. В ноябре 1895 г. германский монарх предложил своему российскому «коллеге» создать прямой канал связи между двумя главами государств: «Принимая во внимание наши близкие отношения и частый обмен письмами и сообщениями, чем постоянно и напрасно приводится в движение сложный механизм посольств, не хочешь ли ты возобновить старый обычай, соблюдавшийся нашими предками около ста лет, а именно, иметь каждому из нас при своем штабе личного адъютанта?». Однако в 1895 г. идея обмена адъютантами между двумя императорами не получила своего развития.

Но в письме от 6 июня 1904 г. германский монарх вновь написал Николаю II: «В качестве военного атташе я выбрал майора графа Ламсдорфа - моего личного адъютанта. Я дал ему инструкции, чтобы он считал себя исключительно состоящим при твоей особе, как это бывало во времена Николая I и Александра II. В своих донесениях он ответственен только передо мной лично, и ему раз и навсегда запрещено входить в сношения с кем-либо другим, будь то генеральный штаб, министерство иностранных дел или канцлер. Если бы ты пожелал прислать кого-нибудь из твоей свиты, кто бы пользовался твоим полным доверием, то я принял бы с удовольствием, так как считаю крайне необходимым, чтобы во время серьезных событий ты мог бы в случае надобности возможно быстрее сноситься со мной без громоздкого и нескромного аппарата канцелярий, посольств и т.д.».



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910111213141516171819202122232425
26272829                     




Интересное:


Государство и церковь в первой четверти XVIII
Психоисторический портрет С.Ю. Витте
Правление Октавиана Августа
Правовое положение и организационная структура воспитательных и кадровых служб (аппаратов) в НКВД РСФСР
Правовые основы государственной службы в РСФСР
Вернуться к списку публикаций