2013-06-22 20:51:40
ГлавнаяИстория и историография — Борьба группировок в придворном окружении Николая II



Борьба группировок в придворном окружении Николая II


Содержание

  1. Механизмы влияния придворного окружения Николая II на внутреннюю и внешнюю политику России в начале XX в.
    1. Придворное окружение Николая II: состав и особенности формирования группировок.
    2. Дальневосточный вопрос в его идеологическом и придворно-групповом аспектах.
    3. Борьба придворных группировок по вопросу об определении путей реформирования российского общества.
  2. Паранормальные фигуры (оккультисты, юродивые, «старцы») и придворные интриги.
    1. Русские юродивые и французские оккультисты как инструмент влияния придворных группировок на императорскую семью.
    2. Г. Распутин и придворные интриги.
  3. Группировки в придворном окружении Николая II в годы Первой мировой войны.
    1. Германофильские настроения в высшей придворной среде: реальность и вымысел.
    2. Вопрос о подготовке сепаратного мира.
    3. Замыслы дворцового переворота в 1916 г.: общественная оппозиция и «оппозиция в верхах» Николаю II и Александре Федоровне.
  4. Заключение.

В январе 1907 года на жизнь С.Ю. Витте действительно было совершено покушение: в дымоход в его доме было заложено несколько бомб с часовым механизмом, которые по счастливой случайности не сработали. Данное покушение было действительно организовано реакционными элементами при поддержке Департамента полиции. Организаторами покушения были близкие к «Союзу русского народа» B.C. Федоров и А.И. Казанцев, а также вице-председатель черносотенного «Союза Михаила-Архангела» (откололся от «Союза русского народа») В.Н. Казаринов. При этом Казанцев был агентом охранного отделения. Следствием были отмечены контакты между Казанцевым и чиновником по особым поручениям при московском генерал-губернаторе, членом «Союза русского народа», графом А.А. Буксгевденом.

То есть, опять нет никаких свидетельств о причастности загадочной ложи «Мезори» к покушению на С.Ю. Витте. Таким образом, можно зафиксировать, что угрозы ложи «Мезори» совершить убийство С.Ю. Витте «оккультным способом» являлись, по сути своей, блефом. Однако длительный период времени, в течение которого ложа «Мезори» направляла свои послания Николаю II и высшим должностным лицам России (декабрь 1905 - июль 1915 гг.), позволяет утверждать, что авторами манифестов ложи являлась группа лиц (или отдельное лицо), придерживающихся ультраправых политических убеждений, серьезно увлеченных различными оккультно-мистическими практиками, и считающая С.Ю. Витте своим персональным врагом.

Петербургский исследователь И.В. Лукоянов, анализировавший послания ложи «Мезори», считает, что авторами «смертного приговора» в отношении С.Ю. Витте была группа лиц, собиравшаяся вокруг вдовы члена Государственного совета графа А.П. Игнатьева - графини С.С. Игнатьевой. На возможное авторство посланий ложи «Мезори» кружка графини Игнатьевой указывает идеологическая направленность текстов - многократное повторение тезиса об особой миссии России среди славянских народов и рассуждения об отсутствии или недостатке национального самосознания у высших представителей царской бюрократии.

Графиня Игнатьева опекала известного черносотенного вожака иеромонаха Илиодора (С.М. Труфанова). Ультраконсервативный кружок графини Игнатьевой, как говорилось выше, был одним из центров интриг против премьер-министра П.А. Столыпина, а Илиодор был активным исполнителем антистолыпинских черносотенных акций. Распутин, как будет показано ниже, также участвовал в интригах против премьер-министра.

Илиодор и Распутин как бы взаимно дополняли друг друга в этой игре против Столыпина: Илиодор воздействовал на массу, а Распутин — на императора и императрицу. При этом обоих - Илиодора и Распутина - связывали в описываемый период близкие дружеские отношения.

О неприязненных отношениях между Распутиным и Столыпиным сохранилось множество свидетельств. Близкий к Распутину ювелир (в определенный период времени даже личный секретарь) А.С. Симанович прямо пишет, что Столыпин не был другом Распутина. Более того, Симанович намекает, что Распутин мог каким-то образом быть посвящен в планы устранения премьер-министра: якобы Распутин не советовал царю брать Столыпина в Киев.

Дочь П.А. Столыпина - А.П. Бок - сообщает, что Столыпин говорил с императором Николаем II о Распутине и даже настаивал на необходимости удаления «старца» от столицы и от двора. Однако император заявил: «Я с вами согласен, Петр Аркадьевич, но лучше пусть будет десять Распутиных, чем одна истерика императрицы». Наконец, иеромонах Илиодор писал в 1912 году, что именно Распутин стал причиной конфликта между ним и Столыпиным.

Отметим, что известный деятель черносотенного движения В.В. Шульгин вспоминал в мемуарах, что во время торжеств в Киеве в 1911 году, за несколько дней до убийства Столыпина, Распутин кричал, увидев премьер-министра: «Смерть за ним! Смерть за ним едет! За Петром ...за ним!».

Возможно, что описанный выше эпизод является плодом фантазии Шульгина. Однако есть и другие факты, свидетельствующие о шагах Распутина против премьер-министра, имевших места накануне убийства Столыпина. В конце июля - начале августа 1911 года близкий друг Распутина, журналист Г.П. Сазонов, написал письмо экс-премьер-министру С.Ю. Витте, в котором сообщал, что вопрос об отставке Столыпина решен. Сама отставка якобы предполагается сразу же после торжеств в Киеве.

Более того, Сазонов также сообщал Витте, что они с Распутиным намереваются отправиться в Нижний Новгород для переговоров с местным губернатором А.Н.Хвостовым на предмет назначения его главой МВД. При этом Сазонов намекал Витте на возможность его возвращения на пост премьер-министра вместо Столыпина. Сам Витте якобы в ответном письме Сазонову задал ему вопрос о том, кто из них - Витте или Сазонов - является сумасшедшим.

Отметим, что вряд ли Сазонов решился бы на такие откровения с Витте, если бы между Распутиным и Витте не существовало бы прочных отношений.

Различные источники свидетельствуют, что такие отношения действительно имели место. Так, авторы имевшего хождение в придворных кругах «Секретного донесения о влиянии Распутина на Николая II и Александру Федоровну» утверждали, что Витте активно общался с Распутиным. Более того, он пытался с помощью Распутина найти примирение с черносотенным «Союзом русского народа». Этот документ датирован февралем 1912 года. Но фактический материал к нему, безусловно, собирался намного раньше. А значит, отношения между Витте и Распутиным существовали уже к лету-осени 1911 года.

Кроме того, напомним, что деятели «Союза русского народа» (тот же священник И. Восторгов, например) были вхожи в салон графини Игнатьевой. И не исключено, что Витте искал через Распутина пути примирения именно с семейством Игнатьевых.

В 1917 году ЧСК также признала факт наличия отношений между Витте и Распутиным. При этом следователь ЧСК Ф.П. Симпсон утверждал, что эти отношения поддерживались через супругу С.Ю. Витте - графиню М.И. Витте.

Таким образом, роль Распутина в интригах против Столыпина следует считать доказанной. Также, видимо, следует признать, что Витте был осведомлен об этих интригах.

В 1912 году Распутин вступает в открытый конфликт с великим князем Николаем Николаевичем и «сестрами-черногорками». Распутин выступает против курса Николая Николаевича и «черногорок» на осуществление военных авантюр на Балканах. Как известно, прикрываясь панславистской фразеологией, «черногорки» и Николай Николаевич пытались склонить Николая II к участию в Первой Балканской войне. Однако Распутин сумел убедить императора не поддерживать этих планов.

То есть, Распутин в этом эпизоде впервые обозначил себя как человека, способного повлиять на решение самого императора. Более того, он продемонстрировал всем, что может игнорировать мнения вчерашних покровителей. А значит, такой человек опасен. Против Распутина немедленно активизируются крупные придворные игроки.

В том же 1912 году иеромонах Илиодор при поддержке церковных иерархов Феофана и Гермогена передает влиятельному в придворных сферах врачу-гомеопату П.А. Бадмаеву украденные у Распутина письма императрицы Александры Федоровны и великих княжен-дочерей Николая II к «старцу». Скандальность ситуации заключалась в том, что, как свидетельствовала впоследствии А.А. Вырубова на следствии в 1917 году, письма были подлинными.

В результате было принято решение о высылке Гермогена и Илиодора. При этом большую роль в разрешении конфликта сыграл сам П.А. Бадмаев. Он уговорил Гермогена и Илиодора подчиниться указу о высылке и проследил за их отъездом.

Есть основания предполагать, что Бадмаев вел себя в истории с Гермогеном и Илиодором весьма двусмысленно. С одной стороны, он разжигал конфликт между Илиодором и Распутиным. С другой же стороны, Бадмаев пытался взять на себя роль посредника между сторонами конфликта и заработать себе на этом придворный капитал.

Приведем письмо самого П.А. Бадмаева Николаю II от 17 февраля 1912 года, в котором он рассказывает о ситуации вокруг конфликта Распутина с Гермогеном и Илиодором (стиль, орфография и пунктуация подлинника сохранены):

«Ко мне обратились с просьбой - содействовать спокойному отъезду Епископа Гермогена и когда этот отъезд удался, то сотрудники разных газет пустили ложные сведения. Сотрудники «Нового времени» обратились ко мне лично и я, в нескольких беседах, восстановил истину. Газеты набросились на г. Нового (под такой фамилией Распутин начинает фигурировать в 1910-х гг.).

Мера, принятая управляющим по делам печати, возбудила все слои общества. После личных бесед г.Нового с сотрудниками (имеются в виду журналисты) об Епископе Гермогене и Иеромонахе Илиодоре ко мне обратились те же сотрудники дать ответ г.Новому. Я мог бы дать ответ от имени Епископа Гермогена или Иеромонаха Илиодора, последние просили меня напечатать их взгляды на дело г.Нового. Перед отъездом я усиленно уговаривал их хранить молчание о г.Новом, говоря, что Государю Императору неизвестно Ваше истинное побуждение, которым вы руководствовались при разговоре с г.Новым. Когда Государь узнает правду он сам разрешит вопросы, волнующие всех.

А сотрудникам газет я сказал, что дам ответ через несколько дней. Боюсь, что беседа г. Нового дойдет до Епископа Гермогена и Иеромонаха Илиодора и разные сотрудники, не дождавшись моего ответа, пойдут к ним, ответы их нельзя будет не поместить и всякие репрессивные меры могут оказаться не действенными. Начнется ненужная полемика, которая приведет всех в волнение.

Известен ли Вам, Дорогой Государь, тот эпизод, который возник между г.Новым и Епископом Гермогеном, Иеромонахом Илиодором при двух свидетелях?

Епископ Гермоген и Иеромонах Илиодор - фанатики веры, глубоко преданные Царю, нашли нужным мирно предупредить г. Нового не посещать царствующий Дом.

По их мнению, г. Новый известный, будто бы, многим отсутствием действительной святости, волнует умы и чувства верноподданных, не понимающих почему он имеет свободный доступ к Вашему Величеству.

По словам Епископа Гермогена и Иеромонаха Илиодора и свидетелей, он клялся перед Образом (имеется в виду клятва перед иконой) больше не посещать Двор.

Епископ Гермоген и Иеромонах Илиодор убеждены, что их ссылают только потому, что они заставили г. Нового клятву перед Образом и что г. Новый доложил иначе Его Величеству с целью возбудить Царский гнев против них.

Имея постоянное общение с людьми всех слоев общества, с духовенством, с властями, с представителями Государственной думы я, со стороны, как зритель, нахожу, что, возможно просто и спокойно, не возбуждая страстей, ликвидировать все это дело.

Прости, Дорогой Государь, что безпокою (так в тексте у Бадмаева) Тебя письмом, но я счел нужным доложить Тебе об этом».

Какие выводы можно сделать из содержания данного письма?

Во-первых, Бадмаев позиционирует себя как единственного человека, способного разрешить конфликт Распутина с Гермогеном и Илиодором.

Во-вторых, он фактически шантажирует Николая II тем, что компрометирующая Распутина и царскую семью информация может стать достоянием газетчиков, если Бадмаев перестанет быть посредником в разрешении конфликта. Интересно в этой связи отметить, как Бадмаев начинает называть императора на «ты» в самом конце письма.

В-третьих, Бадмаев намекает Николаю II, что Распутин действительно, мягко говоря, не безгрешен (см., например, историю с клятвой перед иконой), и что обладателями информации о «грехах» царского фаворита являются не только Илиодор и Гермоген, но и он, Бадмаев.

В четвертых, сквозь верноподданническую риторику письма проглядывается интригантский стиль и методы поведения Бадмаева. Близкий ко двору гомеопат убедил Гермогена и Илиодора в своей к ним лояльности, уговорил их отказаться от каких-либо самостоятельных контактов и замкнул все коммуникации Гермогена и Илиодора с придворными кругами, церковными сферами, прессой и общественностью на себя. Таким образом, Гермоген и Илиодор оказались фактически изолированными от внешнего мира и вынуждены были довериться Бадмаеву, который во всей этой истории имел свои интересы.

Своим письмом к Николаю II Бадмаев не просто говорит о своей решающей роли в разрешении кризиса вокруг Распутина, но и намекает, что теперь император, его семья и ее фаворит - должники придворного гомеопата. Совершенно очевидно, что в качестве «платежа» по этому долгу Бадмаев хотел не только (и не столько!) материальных выгод лично для себя. Он был успешным петербургским предпринимателем и врачом и не сильно нуждался в деньгах. Люди уровня Бадмаева всегда хотят в качестве платы не денег, а отношений с властью и ее носителями.

О том, что с Бадмаевым «расплатились» за его услуги во время конфликта Распутина с Гермогеном, свидетельствует следующий документ. 9 октября 1912 года Бадмаев направил императору письмо, в котором подробно писал о методах лечения очередного приступа гемофилии у наследника престола цесаревича Алексея. Из письма следует, что Бадмаев посылал императору лекарственные препараты из набора тибетской традиционной медицины с подробными инструкциями по их применению.

Тот факт, что Бадмаев мог написать письмо с инструкциями по лечению гемофилического приступа наследника и отослать во дворец лекарства из своей аптеки, свидетельствует, что он входил в узкий круг лиц, имеющих информацию о болезни наследника и допущенных к ее лечению. Обычно в число таких лиц входят исключительно лейб-медики, но Бадмаев таковым не являлся.

Причастность постороннего (не лейб-медика) врача-гомеопата к лечению наследника престола - фактор не только придворно-медицинский, но и политический. Обращаясь к Николаю II по поводу лечения наследника, Бадмаев мог попутно решать и свои иные задачи - финансовые и политические. Кроме того, он мог использовать для расширения своего придворного влияния Распутина.

Против Распутина активно интриговали не только Гермоген и Илиодор. В 1913 году председатель Совета министров В.Н. Коковцев открыто предлагает Распутину 200 тысяч рублей в обмен на отъезд «старца» из Петербурга. Распутин оскорбился и заявил, что если Николай II и Александр Федоровна прикажут ему покинуть Петербург, то он уедет. Однако он категорически отказывается обсуждать вопрос своего отъезда в обмен на взятку.

К 1910-1913 гг. относится фактически полный разрыв между императрицей Александрой Федоровной и ее сестрой великой княгиней Елизаветой Федоровной, причиной которого был Распутин. В 1910 году фрейлина императрицы С.И. Тютчева обвинила Распутина в изнасиловании М.И. Вишняковой, няни императорских детей. А Тютчева была близко знакома с Елизаветой Федоровной, и поднятый ею скандал стал причиной ссоры императрицы с сестрой.

Таким образом, зафиксируем, что в 1912-1913 гг. в окружении Николая II (в том числе, в семье Романовых) наметился конфликт между сторонниками Г.Е.Распутина и его противниками.


Подведем некоторые итоги.

Проникновение Распутина в придворные круги было процессом сложным. Одним из условий были, личные психологические особенности императрицы Александры Федоровны, склонной к мистицизму.

Но были и другие причины. В первую очередь, тот факт, что придворные группировки, способствовавшие проникновению Распутина в царскую семью («сестры-черногорки», салон графини С.С. Игнатьевой), рассматривали его как проводника своего влияния, послушного медиума. Распутин не имел права самостоятельно поддерживать отношения с Николаем II и Александрой Федоровной.

Однако «старец» сумел стать своим человеком у императорской четы, перехитрив своих опекунов. Распутин стал самостоятельной фигурой, имевшей право на личное общение с семьей Николая II.

Стал ли он при этом политической фигурой? И да, и нет. Распутин не мог быть политиком в классическом смысле слова (для этого ему не хватало ни политических убеждений, ни образования). Но как влиятельная в императорской семье фигура он становился своего рода магнитом, к которому притягивались лица, желавшие получить влияние при дворе.

В результате проведенного исследования сделаны следующие выводы:

В период 1900-1907 гг. в ближайшем окружении Николая II и Александры Федоровны сложилась узкая группа агентов влияния на императора и императрицу. Лидерами этой группы в период 1900-1907 гг. стали великие князья Николаевичи (Петр и Николай) и «сестры-черногорки» - Милица и Стана.

Основным инструментом влияния этой группы стало использование ряда личностных черт Николая II и Александры Федоровны - набожности, мистицизма и т.д. Не случайно в придворную среду внедрялись разного рода мистики и оккультисты (в первую очередь, представители французского мистического ордена мартинистов Филипп и Папюс).

Деятельность Филиппа и Папюса способствовала созданию и распространению в придворной и около-придворной среде целого ряда оккультных кружков.

Внедрение в окружение Николая II мистиков, оккультистов и «магов» в качестве инструмента влияния на императора и императрицу привело к приобретению ими (Филиппом, Папюсом и проч.) самостоятельной роли в придворной жизни. Такой процесс особенно усилился с появлением при дворе Распутина.

Внедрение Филиппа, Папюса, Распутина и им подобных персон в придворную среду имело несколько аспектов.

Первый аспект - религиозно-идеологический. Ряд лиц, способствовавших Филиппу и. Папюсу («сестры-черногорки»), серьезно интересовались вопросами религии, мистики и оккультизма. Интерес «сестер-черногорок» к Папюсу и Филиппу был именно интересом к ним, как к фигурам, способным дать ответы на волнующие их религиозные вопросы.

Второй аспект - придворно-прагматический. Наряду с религиозным интересом «сестер-черногорок» и великих князей Николаевичей к Филиппу, Папюсу и Распутину, существовали планы использования французских оккультистов и русского «старца» в качестве медиаторов, проводников влияния на Николая II и Александру Федоровну.

Важно отметить, что в ходе использования Распутина его покровителями произошла рокировка в отношениях между ними. Если в первоначальный период своей деятельности (1905-1912 гг.) он вынужден был опираться на поддержку разных покровителей («сестры-черногорки», окружение графини С.С. Игнатьевой), то после 1912 года он вместе с А.А. Вырубовой сам получил возможность выбирать себе партнеров из числа придворных фигур и групп. В результате Распутин и близкая к нему А.А. Вырубова стали основными проводниками различных влияний на императора и императрицу.

Характеризуя личности Распутина и Вырубовой, следует отметить и личностную трансформацию этих фигур в период их восхождения к вершинам влияния. Если до знакомства с придворным миром и в первый период своей деятельности при дворе. Распутин был религиозным деятелем с сектантским уклоном, который практически не преследовал далеко идущих целей, то после «завоевания» им относительно самостоятельной роли при дворе (примерно после 1912 года) произошла трансформация личности Распутина в откровенного авантюриста, ставшего проводником наиболее отрицательных влияний на императора и императрицу. То же происходило и с Вырубовой, которая из личной подруги императрицы превратилась в ее ближайшую советчицу по государственным вопросам.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910111213141516171819202122232425
26272829                     




Интересное:


Кустари в теории, стратегии и тактике большевиков от империализма до НЭПа
Лыцарство
Ленинские декреты и создание органов руководства высшей школой
Общественные движения в России в царствование Александра 1 и Николая 1
Правовое положение и организационная структура воспитательных и кадровых служб (аппаратов) в НКВД РСФСР
Вернуться к списку публикаций