2013-06-22 20:51:40
ГлавнаяИстория и историография — Борьба группировок в придворном окружении Николая II



Борьба группировок в придворном окружении Николая II


Содержание

  1. Механизмы влияния придворного окружения Николая II на внутреннюю и внешнюю политику России в начале XX в.
    1. Придворное окружение Николая II: состав и особенности формирования группировок.
    2. Дальневосточный вопрос в его идеологическом и придворно-групповом аспектах.
    3. Борьба придворных группировок по вопросу об определении путей реформирования российского общества.
  2. Паранормальные фигуры (оккультисты, юродивые, «старцы») и придворные интриги.
    1. Русские юродивые и французские оккультисты как инструмент влияния придворных группировок на императорскую семью.
    2. Г. Распутин и придворные интриги.
  3. Группировки в придворном окружении Николая II в годы Первой мировой войны.
    1. Германофильские настроения в высшей придворной среде: реальность и вымысел.
    2. Вопрос о подготовке сепаратного мира.
    3. Замыслы дворцового переворота в 1916 г.: общественная оппозиция и «оппозиция в верхах» Николаю II и Александре Федоровне.
  4. Заключение.

Г. Распутин и придворные интриги.

Период 1907-1914 гг. стал временем возвышения Г.Е. Распутина в окружении императора Николая II. В это время фигура Распутина стала фактически центральной на российской придворной сцене. Ведь уже к началу Первой мировой войны оппозиция «распутинцы-антираспутинцы» стала определять буквально все не только в придворной среде, но и в правительственно-сановных кругах и обществе.

Распутин не только расколол придворные круги, но и инициировал конфликт в самой царской семье. Отметим, что в острой конфронтации с Распутиным (а, значит, и с императрицей Александрой Федоровной и отчасти с самим Николаем II) оказались двоюродные дядья Николая II и родная сестра Александры Федоровны великая княгиня Елизавета Федоровна (вдова родного дяди царя великого князя Сергея Александровича).

Главным вопросом при анализе возвышения Г.Е. Распутина является вопрос о механизмах, превративших эту почти ничтожную фигуру в одного из вершителей судеб Российской империи. Объективные социальные, политические и экономические условия не просто препятствовали, а прямо исключали любую возможность проникновения простого крестьянина Г.Е. Распутина в высшие придворные круги. Однако такое проникновение не только состоялось, но и буквально изменило политическую жизнь Российской империи.

Значит, следует признать, что возвышение Распутина могло иметь место только при наличии неких неформальных, но социально прочных институтов, способных сделать сибирского крестьянина большой придворной фигурой. Следует отметить, что данное утверждение вовсе не является попыткой обосновать очередную версию о «темных силах» и «заговорах». То, что такие институты существовали, доказывает внимательное изучение самой биографии Распутина.

Г.Е. Распутин родился в 1869 году в селе Покровское Тобольской губернии в семье простого крестьянина. С достаточно ранних лет Распутин проявил интерес к религиозным вопросам. В родном селе Покровское он стал главой неформальной религиозной общины очень специфической направленности.

На создание в 1890-х гг. религиозной общины Распутина подвигли паломничества в Абалакский и Верхотурский монастыри, после которых в его сознании произошел перелом. При этом Распутин совершил также серию путешествий по России и в Афон, из которых иногда возвращался с двумя-тремя странницами в монашеском одеянии.

Вскоре сформировалась и сама община, в которую вошли Н. Распопов (шурин Распутина), Н. Распутин (близкий родственник Г.Е. Распутина), крестьянин И. Арапов и две сестры - Екатерина и Евдокия Печоркины. Собрание общины проходило в молельне под домом Распутина.

Среди крестьян села Покровское ходили странные слухи об отношениях внутри этой общины, участники которой в основном пели духовные стихи. Якобы сестры Печеркины перед собранием общины обмывали Распутина, пили воду, которой он мылся, и переносили его в дом. При этом жители Покровского отмечали, что община Распутина пополняется новыми членами исключительно за счет женщин.

Деятельность данной религиозной общины стала поводом к многочисленным обвинениям в адрес Распутина в его принадлежности к секте хлыстов.

В 1907 году противники Распутина инициировали в Тобольской духовной консистории расследование на предмет принадлежности Распутина к секте хлыстов, где были собраны соответствующие свидетельства. В 1917 году это дело было истребовано Временной Чрезвычайной следственной комиссией (ВЧСК) Временного правительства.

Ответом на это расследование стало изготовленное в той же Тобольской духовной консистории союзниками Распутина в 1912 году «Заключение о принадлежности Распутина к секте хлыстов». Согласно этому документу, епископ Тобольской епархии Алексей (впоследствии экзарх Грузии) признал религиозные убеждения Распутина соответствующими догматам православной церкви.

Более того, епископ Алексей посчитал, что дело о принадлежности Распутина к секте хлыстов вообще заведено без серьезных оснований. В качестве источника своей информации владыко Алексей основывался на личных беседах с Распутиным, членами его семьи и крестьянами села Покровское.

Есть и еще один факт, заставляющий сомневаться в результатах экспертизы епископа Алексея. Следователь ЧСК Ф.П. Симпсон, исследуя окружение Распутина, установил, что в число доверенных лиц «старца» входил и сын епископа Алексея (до смерти жены будущий епископ принадлежал к «белому духовенству» и имел детей) Л. Молчанов.

Обвинения в принадлежности к хлыстовству звучали в течение всей жизни Распутина. И факты, которые приведены ниже, говорят, что эти обвинения имели под собой реальное основание. Пока же дадим необходимую историческую справку о хлыстовской секте.

Хлысты - это очень важная русская секта, возникшая в XVII веке. Главным идеологическим тезисом учения данной секты является тезис о возможности достижения человеком состояния Христа в ходе своего рода мистической инициации в результате применения экстатических психопрактик. Эти психопрактики назывались на хлыстовском жаргоне «радениями».

Отметим, что в материалах о Распутине есть множество свидетельств, указывающих на то, что поклонники рассматривали его как реально живущего святого или даже воплощение Христа.

В частности, жители села Покровское говорили, что Распутин учил своих поклонников неким «Святым Таинствам». В чем суть этих «таинств» — неясно. Более того, Распутин, по свидетельству его односельчан, якобы объяснял совершенную им попытку изнасилования тем, что в нем, Распутине, заключена Святая Троица и таким образом он может передать Святой Дух своей жертве. А одна из наиболее близких поклонниц Распутина, жена высокопоставленного петербургского чиновника О.В. Лохтина, верила, что Распутин воплощение Бога-Саваофа.

В середине XVIII века от хлыстов отделилась секта скопцов, практиковавшая не только психопрактики («радения»), но и ритуальную кастрацию членов своей секты. Политическая роль данной секты была особенно значимой в период царствования Павла I и Александра I.

Корни хлыстовского учения разные исследователи оценивают по-разному. Так, некоторые ученые считают, что в основе хлыстовства лежат гностические доктрины. Другие исследователи склонны объяснять генезис хлыстовской доктрины пережитками язычества, имплицированными в христианскую культуру.

Отметим, что элементы гностических и около-гностических доктрин наличествуют в учении Распутина. Так, например, Распутин проповедовал, что достижение святости возможно через прикосновение к греху. Именно этим он объяснял такую странную и пикантную часть своей деятельности, как совместное мытье с женщинами в бане. Распутин приводил пример неназванных им христианских святых, якобы раздевавших женщин, но не допускавших физического сближения. По мысли Распутина, борьба с искушением приводит к концентрации внутри человека духовных и физических энергий, позволяющих ему даже подниматься в воздух. При этом Распутин считал, что вознесение Христа и евангельский эпизод с хождением по водам есть результат подобной концентрации энергии. Как выражался Распутин, «Христос не чурался Марфы и Марии».

Но вопрос о генезисе хлыстовской доктрины не является предметом нашего исследования. Поэтому не будем здесь его подробно рассматривать, ограничившись вышесказанным.

Однако существовало ли влияние хлыстовских кругов и их учения на придворные и политические круги? Предметное рассмотрение вопроса свидетельствует, что такое влияние не просто наличествовало, но и было достаточно укоренено в российской истории.

Специалист по хлыстам начала XX века А.С. Пругавин прямо пишет в своих работах, что в первой половине XVIII века хлыстовское учение нашло покровителей и ревностных поклонников в привилегированно-аристократической среде. Так, в частности, главой хлыстовской общины («корабля») в Звенигородском уезде Московской губернии был владелец села Козьмодемьянское князь Е.В. Мещерский.

Были московские аристократические семьи, которые активно покровительствовали хлыстовским «пророкам». В числе аристократических поклонников хлыстов первой половины XVIII века называют представителей знатнейших российских фамилий: княгиню М.Ю. Черкасскую, княжну Д.И. Хованскую, графа П.Б. Шереметева и ряд др.

То есть хлыстовщина действительно была достаточно серьезно укоренена в российскую элиту. Некоторые исследователи намекают на ее возможную инфильтрацию и в официальные церковные круги. Тот же А.С. Пругавин отмечает, что «были целые монастыри, мужские и женские, поголовно уклонявшиеся в хлыстовщину».

Конечно, нельзя однозначно утверждать, что внутри официальной церковной иерархии существовала еще одна — параллельная - иерархия из числа адептов хлыстовского учения. Тем не менее, анализ фактов раннего периода религиозной деятельности Распутина указывает на его контакты с хлыстовскими и оклохлыстовскими кругами, пытавшимися даже ссылку в официальный православный монастырь использовать в своих интересах.

Так, в Абалакском монастыре Распутин общался с последователями и последовательницами сосланного по указу синода на Валаам священника И. Барбарина, обвиняемого официальными церковными властями в создании близкого к хлыстовской доктрине еретического учения. Сами же последователи Барбарина при своем паломничестве в Абалакский монастырь посещали дом Распутина в селе Покровское и участвовали в происходивших там молитвенных собраниях.

Отметим очевидную странность: последователи сосланного за ересь священника посещают официальный православный монастырь. Скорее всего, паломничество в монастырь было нужно для «прикрытия» сектантского характера своей общины.

Отметим также, что конец XVIII - начало XIX вв. ознаменовалась ростом политического влияния хлыстов и родственной им секты скопцов. В частности, существовали политические проекты превращения России в теократическую монархию под руководством скопцов. Автором наиболее известного такого проекта был статский советник А.М. Еленский, перешедший на русскую службу после разделов Польши. В независимой Польше Еленский занимал пост камергера при дворе короля С.-А. Понятовского.

Согласно проекту Еленского, в России должно было быть учреждено скопческо-теократическое правление так называемой «Божественной канцелярии». В каждый город, каждую воинскую часть и на каждый морской корабль должен быть назначен скопец-иеромонах и скопец-пророк. Однако военные и гражданские власти не только не должны были догадываться о том, что пророк и иеромонах - скопцы, но и не должны были принимать решений без санкции этих иеромонаха и пророка.

Сам же Еленский предполагал, что он будет находиться с двенадцатью пророками при штабе главной армии в качестве главного органа «божественной канцелярии». Согласно проектам Еленского, при особе императора должен был находиться фактический глава скопческой секты К. Селиванов, выдававший себя также за «чудесно спасшегося» императора Петра III.

Однако данный проект не был принят императорской властью. Сам же Еленский жестоко поплатился за свое прожектерство и был сослан в отдаленный монастырь.

Следует также остановиться и на личности самого К. Селиванова, которого вполне можно назвать своего рода предшественником Распутина при императорском дворе. Простой крестьянин К. Селиванов, вступивший в определенной период своей жизни в скопческую секту и достигший в иерархии этой секты титула «Бога Живого Иисуса Христа», оказался в Петербурге с помощью семьи столичных крупных купцов Ненастьевых. Отметим, что крупные петербургские купеческие семьи XVIII века - Ненастьевы, Колесниковы, Солодовниковы, Жигаревы - принадлежали к скопческой секте и были своего рода центром притяжения для скопцов со всей России. При этом непосредственные покровители Селиванова - члены семьи Ненастьевых - перешли в скопческую секту из хлыстов.

В придворной среде Селиванова протежировали близкий к императору Александру I министр духовных дел и народного просвещения, князь А.Н. Голицын, и граф П.А. Толстой. Однако начало «придворного пути» Селиванова относится еще к эпохе императора Павла I. Селиванов привлек внимание Павла тем, что стал публично выдавать себя за его отца - свергнутого и убитого в ходе дворцового переворота Петра III. Отметим, что уже сам факт, что всероссийский абсолютный монарх узнал о существовании принадлежащего к весьма специфической секте и выдающего себя за свергнутого императора безвестного крестьянина, говорит о том, что Селиванов был фигурой политической игры. Ведь императору должны были доложить о Селиванове. Причем доложить так, чтобы Павел не приказал мгновенно арестовать Селиванова, а захотел с ним встретиться.

В результате организованной встречи Павла и Селиванова последний вызвал сильное недовольство императора. Ведь Селиванов предложил Павлу вступить в скопческую секту в качестве фактически рядового члена. В результате глава скопцов был арестован и заключен в Петропавловскую крепость. Однако вскоре Павел был убит в результате придворного заговора, а Селиванов выпущен на свободу и достиг больших высот при правлении Александра I. Якобы даже он состоял при штабе главной императорской армии в период войны 1812 года. Влияние Селиванова при дворе сохранялось вплоть до его ссылки в 1820 году.

Однако хлыстовско-скопческое влияние при дворе Александра I на этом не закончилось. В частности, к 1817 году относятся первые известия о хлыстовской секте Е.А. Татариновой (урожденной баронессы Буксгевден). Непосредственным покровителем секты историки считают лично императора Александра I. Среди членов секты Татариновой - брат руководительницы секты барон Буксгевден, тайный советник А.С. Попов, сановник Е.А. Головин, статский советник Пилецкий.

Таким образом, хлыстовство не могло не оставить глубокого следа в русской придворной и вообще дворянско-аристократической среде. Тем более, что уже в 1850-х гг. существовала хлыстовская секта под руководством богатого помещика Орловской и Рязанской губерний, отставного полковника Дубовицкого. Участниками этой секты были как богатые помещики и дворяне, так и крепостные крестьяне.

Конечно, говорить о существовании глубоко законспирированного «хлыстовского ордена» внутри российской аристократии нельзя. Но то, что «хлыстовские» и «скопческие» фигуры использовались в политических играх, доказывают прецеденты с К. Селивановым и др.

Кто и как превратил Распутина сначала в инструмент, а затем и в важную фигуру большой политической игры?

В 1917 году, в ходе работы Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства для расследования противозаконной по должности действий бывших министров, главноуправляющих и других высших должностных лиц (ЧСК), исследовать вопрос о влиянии «темных сил» (и в первую очередь, Распутина) был прикомандирован к комиссии товарищ прокурора Екатеринославского окружного суда В.М. Руднев. О материалах его расследования деятельности Распутина можно судить по небольшому документальному очерку самого Руднева «Правда о царской семье и «темных силах».

Однако наиболее ценные материалы расследования ВЧСК о Распутине (в том числе протоколы допросов верных поклонниц Распутина - М. Головиной и О. Лохтиной), позволяющих раскрыть многие тайны проникновения «старца Григория» во власть, оказались после 1917 года за пределами России. До середины 1990-х гг. они хранились в одной из зарубежных частных коллекций, пока их не купил на аукционе «Сотбис» известный музыкант и общественный деятель М.Л. Ростропович. К работе с этими материалами Ростропович допустил лишь одного человека — Э.С. Радзинского, который составил их описание, частично ввел в научный оборот и дал им наименование «То Дело».

В настоящее время «То Дело» находится в собственности М.Л.Ростроповича и доступ к нему для большинства историков невозможен. Однако мы можем найти эти материалы частично в книге Э.С.Радзинского «Распутин». Поэтому наиболее правильным является сопоставление материалов ЧСК, очерка Руднева и материалов «Того Дела», которые доступны по книге Радзинского.

Для установления истины в вопросе о влиянии Распутина при дворе ЧСК провела не только допросы, но и изучила документальный материал.

В.М.Руднев исследовал архивы трех императорских резиденций - Зимнего, Царскосельского и Петергофского дворцов. Кроме того, подробному изучению была подвергнута личная переписка Николая II, Александры Федоровны, некоторых великих князей, епископа Варнавы, графини С.С. Игнатьевой (вдовы члена Государственного совета графа А.П. Игнатьева), П.А. Бадмаева, дворцового коменданта В.Н. Воейкова и ряда других придворных лиц. Руднев установил, что первым шагом на пути Распутина ко двору стало его личное знакомство и дружба с двумя высокопоставленными иерархами Русской православной церкви — епископом Феофаном (В. Быстровым) и архиепископом Саратовской епархии Гермогеном (Г. Долгановым). Важно отметить, что епископ Феофан был инспектором Санкт-Петербургской духовной академии и в 1905 году фактически являлся личным духовником императрицы.

Отметим также и то, что осталось за скобками отчета Руднева. Он фактически умалчивает о том, как именно попал Распутин к Феофану и Гермогену. И здесь вновь сделаем небольшое отступление.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910111213141516171819202122232425
26272829                     




Интересное:


Личность, общество, история. Субъект исторического процесса.
Большая общеевропейская война и финансово-экономический потенциал России 19-20 век
Бородинское сражение: историография, источники, проблемы исторической реконструкции
Правовое положение и организационная структура воспитательных и кадровых служб (аппаратов) в НКВД РСФСР
Борьба за лидерство в РКП(б) - ВКП(б) и Политическое завещание В.И. Ленина
Вернуться к списку публикаций