2013-06-22 20:51:40
ГлавнаяИстория и историография — Борьба группировок в придворном окружении Николая II



Борьба группировок в придворном окружении Николая II


Содержание

  1. Механизмы влияния придворного окружения Николая II на внутреннюю и внешнюю политику России в начале XX в.
    1. Придворное окружение Николая II: состав и особенности формирования группировок.
    2. Дальневосточный вопрос в его идеологическом и придворно-групповом аспектах.
    3. Борьба придворных группировок по вопросу об определении путей реформирования российского общества.
  2. Паранормальные фигуры (оккультисты, юродивые, «старцы») и придворные интриги.
    1. Русские юродивые и французские оккультисты как инструмент влияния придворных группировок на императорскую семью.
    2. Г. Распутин и придворные интриги.
  3. Группировки в придворном окружении Николая II в годы Первой мировой войны.
    1. Германофильские настроения в высшей придворной среде: реальность и вымысел.
    2. Вопрос о подготовке сепаратного мира.
    3. Замыслы дворцового переворота в 1916 г.: общественная оппозиция и «оппозиция в верхах» Николаю II и Александре Федоровне.
  4. Заключение.

Механизмы влияния придворного окружения Николая II на внутреннюю и внешнюю политику России в начале XX в.

Придворное окружение Николая II: состав и особенности формирования группировок.

В понятие придворного окружения в расширенном смысле входит значительный круг людей. Под это понятие попадают:

- члены императорской фамилии, многочисленные родственники действующего императора;

- придворные чины: камергеры, шталмейстеры, церемониймейстеры, камер-юнкеры и т.д.;

- многочисленные сановники, имеющие доступ к императору: министры и т.д.;

- представители военных и полицейских структур, непосредственно контактирующих с двором (дворцовая полиция, привилегированные гвардейские воинские части).

Этот список при желании можно продолжать. При этом важно отметить, что он в своем количественном выражении включает в себя несколько сотен имен. Так, родственников императора из числа Романовых насчитывалось несколько десятков человек. Численность обладателей некоторых придворных чинов (например, камергеров и камер-юнкеров) достигала несколько сотен человек.

В этих условиях нельзя говорить о влиянии на политическую ориентацию власти и в целом на политическую жизнь страны всех лиц, входивших в придворное окружение Николая II. Более того, политически активными были даже не все члены семьи Романовых.

Политически влиятельная часть окружения Николая II проходила в советской историографии под названием «камарилья». Что же следует понимать под «камарильей»?

Вначале нужно сказать о том, как именно формировалось окружение Николая II. Важнейшим источником по этой проблеме является личный дневник императора. Сразу же отметим, что этот дневник не дает представления о характере взаимоотношений в кругу ближайших родственников, сотрудников и соратников Николая II. Более того, сам дневник написан очень сухим, лишенным каких-либо литературных «изысков» языком. Стиль и содержание дневника не дают полного представления о внутреннем мире Николая II. Однако этот документ фиксирует все встречи, визиты, совещания и другие события личной и служебной жизни последнего императора, и позволяет точно определить лиц, входивших в ближайшее окружение Николая II на разных этапах его биографии.

Анализ дневника Николая II позволяет выделить следующие категории лиц:

Первая категория. Ближайшие родственники императора (мать, дядья, двоюродные дядья, их жены и т.д.). В разные периоды времени персональный состав лиц, входивших в эту категорию, менялся. Это было вызвано целым рядом причин как объективного характера (смерти, болезни, отход от дел по возрасту), так и субъективного характера (интриги, борьба за влияние).

Отметим особенность процессов в этом слое императорской свиты: круг общения Николая II с его ближайшими родственниками на протяжении всего периода его царствования сужался. В начале царствования (1894 - около 1900 гг.) император достаточно широко общался со своими родственниками, включая мать, вдовствующую императрицу Марию Федоровну, братьев императора Георгия Александровича, Михаила Александровича, родных дядьев великих князей Владимира Александровича, Сергея Александровича и других, двоюродных дядьев Николая Николаевича, Александра Михайловича и других.

В этом довольно широком кругу общения Николая II наблюдается тенденция к выделению еще более узкого круга из числа лиц, совмещавших функции родственников и друзей императора. В первую очередь, к таким лицам относится великий князь Александр Михайлович (двоюродный дядя Николая II) и его жена - великая княгиня Ксения Александровна (родная сестра Николая II). Александр Михайлович и его супруга были близки к императору с детства, и эта детская дружба стала впоследствии влиять на ход государственных дел.

Еще один шаг в формировании узкого круга родственников был сделан в 1900-1905 гг. В эти годы наиболее близкими к императору родственниками были великий князь Сергей Александрович (родной дядя Николая II), его жена великая княгиня Елизавета Федоровна (родная сестра императрицы Александры Федоровны), а также двоюродные дядья императора великие князья Николай Николаевич и Петр Николаевич и близкие к ним так называемые «сестры-черногорки», Анастасия Николаевна и Милица Николаевна.

В 1905-1912 г.г. наметилось отчуждение Николая II и Александры Федоровны от наиболее близких им ранее членов императорской фамилии — великих князей Николаевичей (Николай Николаевич и Петр Николаевич) и «сестер-черногорок».

С течением времени (особенно в 1912-1917 гг.) усилился процесс отчуждения Николая II и Александры Федоровны от остальных членов императорской семьи. Анализ дневников императора, например, за 1915-1917 гг. показывает, что в этот период царствования практически поменялся характер отношений между Николаем II и его родственниками. Если в первые годы правления он достаточно часто общался с широким кругом родственников как в формальной, так и в неформальной обстановке, то в последний период царствования он ограничил свои контакты с родственниками «протокольными мероприятиями» (чаепития, обеды и т.п.) и деловыми контактами (например, общение с великим князем Николаем Николаевичем по военным вопросам).

Вторая категория. Близкие друзья императора, не связанные с ним родственными узами. Сюда относятся высокопоставленные военные, чиновники, и даже общественные деятели. В числе важных имен можно назвать князя Э.Э. Ухтомского, К.П. Победоносцева, адмирала К.Д. Нилова и ряд других лиц.

Состав этой категории также менялся с течением временем. На этот процесс влияли как объективные (болезни, смерти, отход от дел по возрасту), так и субъективные (интриги, конфликты) факторы.

Отметим, что на разных этапах царствования Николай II подбирал себе друзей, руководствуясь различными категориями. В начале царствования друзьями императора оказывались товарищи его детских игр и общих юношеских увлечений (Э.Э. Ухтомский). Кроме того, к числу друзей императора принадлежали и некоторые приближенные Александра III (например, К.П. Победоносцев).

С течением времени - в ходе развития царствования - друзьями Николая II становились в основном высокопоставленные офицеры привилегированных воинских частей (гвардейских полков, личных яхт императора и т.д.). Яркими примерами такого типа людей были К.Д. Нилов и Н.П. Саблин.

Отличительной чертой друзей императора являлось отсутствие у них четко выраженной политической программы. Также друзья Николая II не представляли собой единой сплоченной группы. Зачастую они являлись проводниками различных (нередко - антагонистичных) влияний.

Третья категория. Ближайшие сотрудники императора - дворцовые коменданты - В.Д. Дедюлин и В.Н. Воейков, глава императорской канцелярии А.С. Танеев, министры двора и императорских уделов - И.И. Воронцов-Дашков и Б.В. Фредерикс, многочисленные флигель-адъютанты. К этой категории следует также отнести и высокопоставленных бюрократов и сановников, игравших ключевую роль во внешней и внутренней политике России (С.Ю. Витте, П.А. Столыпина, И.Л. Горемыкина, Б.В. Штюрмера и других).

Анализируя процессы в этой категории, следует выделить одну тенденцию. Если в начальный период царствования (1894-1911 гг.) Николай II привлекал к управлению государством грамотных и умелых бюрократов (С.Ю. Витте, П.А. Столыпин), то во второй половине правления (1911-1917 гг.) талантливые управленцы стали заменяться на лично преданных, но неумелых, зачастую коррумпированных сановников.

Все вышеуказанные категории лиц находились в непосредственном общении с Николаем II и в той или иной степени могли влиять на решения императора. Именно эта категория лиц и составляла так называемую «камарилью».

Как определяют «камарилью» советские и современные российские историки? Советская историческая школа пользовалась определением «камарильи», данным В.И. Лениным. Согласно этому определению, камарилья - это теневое, второе правительство, существующее «во всякой стране с самодержавным или полусамодержавным режимом» и опирающееся «на самые реакционные слои общества». Отметим, что данное определение во многом занижает масштаб проблемы. «Теневые» группы вокруг носителей высшей власти существуют фактически при всех политических режимах — монархических, республиканских, демократических и авторитарных. Об этом говорит богатый политический опыт XX века. Но выделим в этом определении рациональное зерно: «камарилья» - совокупность околовластных групп, оказывающих существенное влияние на официальные органы управления (министерства, ведомства, правительства).

Как справедливо указывает современный петербургский ученый И.В. Лукоянов, историки не едины в оценке понятия «камарилья». Ранняя советская историография (например, В.П. Семенников, М.Н. Покровский) считали, что камарилья - это всевластное «тайное правительство» царской России. Данный образ был создан еще публицистикой предреволюционной России. По утверждению И.В. Лукоянова, в позднесоветской и постсоветской историографии такое определение камарильи стало пересматриваться.

Так, в частности, советский историк Г.З. Иоффе рассматривал камарилью как группу лиц, подобравшихся к трону и объединившихся на почве поиска общей выгоды, но неспособных проводить какую-либо осознанную и разработанную политику. В свою очередь, А.Я. Аврех рассматривал камарилью как «группу придворных, клику, которая при помощи интриг старается влиять на государственные дела для личной выгоды».

Целью камарильи, согласно определению А.Я. Авреха, является сохранение политического режима и личного благополучия. Тот же Аврех считал, что исторической функцией камарильи являлось совершение дворцового переворота в случае критической ситуации как для себя, так и для существующего режима. Отношения камарильи и официальных правительственных органов (Комитета министров, Совета министров и т.д.) он описывает как антагонизм. Согласно Авреху, официальное правительство имеет генетическое родство с «неофициальным правительством» (камарильей). Однако официальные правительственные органы, в отличие от камарильи, вынуждены еще и выражать основную тенденцию времени — переход к капиталистическим отношениям. Поэтому официальное правительство, сохранившее еще определенную государственную ответственность, должно быть антагонистом камарильи.

Согласно определению И.В. Лукоянова, «камарилья» - это «не предусмотренная законодательством система принятия решений, за которой стоят безответственные (то есть не занимающие официальных постов в административном аппарате) и некомпетентные лица, получившие доступ к царю или крупнейшим сановникам. Личный характер влияния этих людей дает им возможность действовать без контроля бюрократии. Иными словами, камарилья - это неофициальные влияния безответственных «людей ниоткуда», парализующих обычную деятельность управленческого аппарата».

Тот же Лукоянов предлагает разграничить собственное окружение царя и «людей ниоткуда» (они же «камарилья»), отмечая при этом, что другие историки (например, Аврех) такого различия не делают. И.В. Лукоянов утверждает, что существует группа лиц с высоким общественным статусом, входящая в окружение царя просто в силу этого статуса (родственники царя, представители знати, верхушка бюрократии). При этом каждый из последовательно царствовавших монархов выбирал из числа этих лиц тех персонажей, которые были близки ему по взглядам и суждениям. В условиях абсолютизма (отсутствия конституционного разделения властей и ответственности власти перед обществом) такие «избранные государем» члены монаршего окружения получали огромное влияние на государственные дела. Кто-то из царских фаворитов занимал соответствующие государственные посты, влияние кого-то продолжало оставаться неформальным. Таковы были правила игры.

«Камарилья», по мнению И.В. Лукоянова, начала формироваться в эпоху Александра III, когда во власти и около власти оказались, по выражению видного сановника А.А. Половцева, «неведомые и случайные силы, влияющие на течение жизни». К числу действий таких сил следует отнести, например, назначение на пост министра финансов И.А. Вышнеградского, который не только сам был причастен к весьма сомнительным финансовым операциям, но и был окружен темными дельцами.

Тот же А.А. Половцев называл одной из причин появления «неведомых и случайных сил» прекращение в период царствования Александра III преклонения перед старыми порядками. Но истинной причиной для возникновения «неведомых и случайных сил» было не только отсутствие должного почтения к старым традициям. Россия в конце XIX века входила в эпоху буржуазных отношений, и это приводило к противоречиям между политической и экономической системами жизни России. Экономика был уже в значительной степени переведена на капиталистический путь развития, а политическая система оставалась феодально-абсолютистской. Такое положение вещей было практически несовместимо друг с другом.

Нарождающаяся российская буржуазия уже имела во многом серьезные экономические ресурсы. Однако фактически она была политически бесправна и зависела от царских сановников и придворной аристократии. Но и сама главная опора российского дворянства - его элита в лице придворной аристократии - вынуждена была каким-то образом приспосабливаться к новым капиталистическим отношениям. Более того, российское дворянство не только должно было сохранить свою экономическую гегемонию («обуржуазиться» самой, включить в свой состав какую-то часть буржуазии), но и предотвратить возможное замещение себя в роли российской элиты буржуазией. Именно эти процессы привели к формированию «неведомых и случайных сил».

В источниках (в том числе в материалах Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства) часто употребляется термин «придворной кружок» (например, «кружок доктора Бадмаева»). Точного определения этого термина источники не дают. Однако из контекста ясно, что речь идет об объединении группы лиц вокруг какой-либо влиятельной придворной фигуры для отстаивания своих (в том числе экономических) интересов. В этих «кружках» часто объединялись как официальные придворные лица, так и представители новоявленной российской буржуазии, которым ко двору входа не была.

Например, «кружок» врача-гомеопата П.А. Бадмаева зачастую лоббировал именно различные экономические проекты (в первую очередь, с участием придворных лиц). Так, П.А. Бадмаев имел в числе компаньонов по созданному им «Забайкальскому горнопромышленному предприятию» своего сына Н.П. Бадмаева, владельца золотых приисков в Забайкалье М.Г. Титова, советника коммерции А.Э. Стельпа и великого князя Бориса Владимировича.

В своей записке начальнику Генерального штаба В.А. Сухомлинову (дата не записке не поставлена, однако она должна была быть написана в 1908-1909 гг., так как именно в этот период Сухомлинов занимал пост главы Генштаба) П.А. Бадмаев просил содействия в ходатайстве перед императором о выдаче кредита Министерства финансов Забайкальскому горнопромышленному товариществу. При этом Бадмаев апеллировал к «государственническим чувствам» Сухомлинова, указывая, что руководимое им и его компаньонами предприятие принесет большую пользу именно государству.

Однако «кружки» — это лишь самоорганизация вокруг какой-нибудь персоны. Но кто стоял во главе этих «кружков»? В принципе, можно выделить несколько категорий лиц, вокруг которых складывались такие «кружки»:

- родственники императора, его дядья и т.д.;

- придворные чины и сановники, обладающие влиянием при дворе - личные друзья императора (князь В.П. Мещерский и т.д.), вхожие ко двору фигуры охранки (П.И. Рачковский);

- придворные и около придворные паранормальные фигуры (церковные деятели, разного рода старцы (И. Кронштадтский), мистики и маги (Филипп, Папюс), врачи (П.А. Бадмаев и вся его линия).

Следует дать характеристику самому Николаю II, без которой нельзя понять его взаимоотношений с собственным окружением и процессы внутри этого окружения.

Николай II стал императором в ноябре 1894 г. после смерти от скоротечной почечной болезни своего отца Александра III. Воцарение на императорском престоле стало, как это ни странно звучит, неожиданностью для молодого императора. Как вспоминает двоюродный дядя и близкий друг детства императора великий князь Александр Михайлович («Сандро»), Николай II был буквально в шоке и говорил буквально следующее: «Что будет теперь с Россией? Я еще не подготовлен быть царем! Я не могу управлять империей. Я даже не знаю, как разговаривать с министрами».

О легкомысленном отношении, небрежении и даже презрении к собственным властным обязанностям свидетельствует и личный дневник Николая II. Возьмем несколько записей из него (ст. стиль).

Запись от 16 ноября 1895 г.: «Перед докладом принял Рихтера (О.Б. Рихтер — генерал-адъютант, член Государственного совета) по некоторым делам. Опять занятия затянулись за час завтрака!».

Запись от 13 марта (ст. стиль) 1896 г.: «Утомительный день; пришлось много прочесть и принять и переговорить с большим количеством народу».

А вот уже дневниковые записи периода Первой мировой войны. Запись от 12 марта 1915 г. (сразу же после возвращения императора из Ставки Верховного главнокомандующего): «Приятно было проснуться с сознанием, что находишься дома. Но в течение дня почувствовал и обратную сторону - доклады и множество бумаг, и телеграмм, и известную суету».



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910111213141516171819202122232425
26272829                     




Интересное:


Великая отечественная - людские потери России
Корректность применения понятия губернаторская власть в исследования истории аппарата государственного управления российской империи
Определение понятия закон в условия самодержавия - историографический аспект
Общее и особенное в русском церковном управлении в эпоху великих реформ
Влияние традиций на управление сферой культуры на пороге ХXI века: история, современность, прогнозы на будущее
Вернуться к списку публикаций