2012-01-18 10:54:56
ГлавнаяИстория и историография — Государство и церковь во второй половине XVI столетия.



Государство и церковь во второй половине XVI столетия.


Становление христианства в Нижнем Поволжье. Роль, отводимая государством церкви в Астраханском крае.

Государство и церковь во второй половине XVI века имели и общие интересы. Среди них - расширение территории страны, а вместе с ним и распространение влияния русской православной церкви на покоренные народы. Основным направлением миссионерской деятельности во второй половине XVI столетия стал Поволжский регион. Поводом для этого послужило включение в 50-х годах в состав Русского государства двух татарских княжеств - Казанского и Астраханского. Несмотря на политические и экономические столкновения интересов царской власти и интересов духовенства, религия и церковь в средневековой России являлись объединяющим началом, покорение иноверческих княжеств не могло быть полным при их религиозной обособленности. Поэтому здесь государство и церковь, преследуя обоюдные интересы, выступают вместе: христианство не может распространиться на вновь покоренное население без русской государственности, а государственная власть не может утвердиться без религиозной поддержки. Центром миссионерства стала основанная в 1555 году Казанская епархия. Астраханский край, после покорения, как по гражданскому, так и по церковному управлению был присоединен к Казани. Но распространение христианства в Астраханском крае не стало таким же быстрым, как в Казани.

История Астрахани в составе Русского государства начинается с 1556 года. Однако официальная религия Московского государства - православие - распространилась на Нижнее Поволжье несколько позже. Христианизация Астраханского края во многом отличалась от аналогичного процесса в Казани. Уже на третий год после завоевания, в Казани была учреждена отдельная епархия, тогда как Астрахань ждала своего первого христианского проповедника (причем в лице игумена) двенадцать лет. Столь различное отношение к религиозной жизни в практически одновременно присоединенных татарских княжествах не могло не найти отражения в работе некоторых историков, занимавшихся проблемами христианства второй половины XVI века. И. Покровский предположил, что внимание Москвы было отдано «устройству Казанского царства» потому, что это было связано с дальнейшими внешнеполитическими планами государства: «при посредстве Казани новые юго-восточные края должны были войти в неразрывную связь с Московским государством». С Астраханским краем, считает автор, во времена Ивана IV подобных планов не связывалось.

Историк Астраханской церкви И. Савинский особенность политики Ивана IV в Нижнем Поволжье объясняет тем, что появлении христианской миссии «в столице татарского края могло показаться охранителям мусульманства посягательством на исповедываемую ими веру, поруганием ее и вызвать недовольства». А для сдерживания всякого рода недовольств у московского правительства в данный период отсутствовали в достаточном количестве военные силы, так как началась Ливонская война.

В первые годы существования «русской Астрахани» здесь не было официальной христианской миссии, город остался мусульманским. Думаю, говорить о том, что московское правительство сознательно не включило Астраханский край в сферу влияния православной церкви в этот период нельзя. Вероятно, правительство рассчитывало на то, что, сделав Казань центром христианства среди вновь приобретенных территорий, этого будет достаточно для распространения религии на весь регион. Но, в отличие от Казанского края, в Нижнем Поволжье не было массового обращения татар в христианство; русская колонизация здесь началась лишь со второй половины 80-х годов, то есть, отсутствовал приток православного населения. Такое разное положение христианства в завоеванных княжествах можно объяснить несколькими причинами.

Во-первых, надо учесть, что Астраханское царство находилось значительно дальше от центра русского государства, чем Казанское. Значит в Казани было легче проводить политику, нужную государству.

Во-вторых, в первые годы существовала угроза Нижнему Поволжью со стороны «прежних хозяев», поэтому, прежде чем думать о какой-либо церковной организации в этом крае, необходимо обезопасить его.

В-третьих, нельзя забывать, что Казань была присоединена к Московскому государству в 1552 году, то есть на четыре года раньше, чем Астрахань. Можно предположить, что «устройством» Астраханского края московское правительство не успело заняться, так как вскоре после присоединения Нижнего Поволжья началась Ливонская война, а еще через несколько лет Иваном IV была введена политика опричнины; то есть Москва была занята другими проблемами.

Но, несмотря на отсутствие официальной христианской миссии до 1568 года с появлением в городе христиан, возникла потребность «в удовлетворении насущных религиозных потребностей». До 1559 года в Астрахани имелись «особые места» для богослужений. В 1559 году в город прибыл дьяк Иван Григорьевич Выродков с целью строительства православного храма. Первый христианский храм был построен в 1560 году, он был посвящен Рождеству Пресвятой Богородицы. Этот храм стал единственным сосредоточением православия в Астраханском крае до 1568 года.

Можно говорить, что в России православие было частью официальной политики государства. И невозможно было надолго оставить без религиозного надзора «целое царство», «при тогдашнем стремлении России вместе с русской верой утверждать и русскую государственность». В 1568 году из Москвы был прислан игумен Кирилл, с повелением «строить церкви, забирать монахов и суд творить над мирскими людьми». К 80-м годам XVI столетия на территории Астраханского края уже были построены Троицкий монастырь с тремя храмами: во имя святой Троицы, Введенский и в честь Святителя Николая Чудотворца. Велось ли строительство православных храмов вне Астрахани из-за отсутствия источников сказать трудно. По утверждению И.Ф. Павлинова, христианская церковь в исследуемый период ограничивалась лишь самой Астраханью и Терским городком.

Можно предположить, что число прихожан первых православных храмов было небольшим. Количество прихожан ограничивалось стрелецким войском, находившимся в Астраханском гарнизоне и немногочисленными русскими переселенцами.

Говоря о религиозной политике московского правительства в Нижнем Поволжье, нельзя обойти вопрос об отношении государственной власти к не христианским народам, жившим в пределах этого края.

В первый год вхождения Нижнего Поволжья в состав Московского государства Иван IV издал указ, в котором говорилось, что астраханцам «даруется полная свобода общественной и религиозной жизни». Подобные наказы давались и первому Казанскому архиепископу Гурию, христианизация в Казани должна была проводиться мирными средствами. Но на практике это оказалось далеко не так. Встав во главе Казанской епархии, Гурий задался целью сделать город полностью христианским, татары, отказывавшиеся креститься, выселялись в особую слободу за пределами города. В Астрахани подобного не происходило. В имеющейся литературе нет указаний на то, были ли вообще попытки со стороны русского правительства к обращению в православие жителей Нижнего Поволжья во второй половине XVI века. Некоторые сведения по этому вопросу содержатся в документах петровского общества исследователей Астраханского края. Согласно данным, собранным И.Ф. Павлиновым, в первые десятилетия после покорения Астраханского ханства «принимали в крещение те из иноверцев, которые добровольно на это шли» (по всей видимости здесь речь идет о мусульманской знати). Но даже добровольность принятия православия не стала гарантией того, что, встав под защиту Московского государства и сохранив феодальные привилегии, крещеные иноверцы не возвращались к старой вере. Поэтому для государственной власти было важно не только формальное крещение иноверцев, но и безукоризненное следование ими официальной религии государства. С начала XVII века (после открытия в Астрахани епархии) условия крещения конкретизируются: «крестить отсылать к Архиепископу, а за крещение давать государева пожалования». Из этого видно, что иноверцев, желающих перейти в православие, было не много; правительство старалось перевести в христианство лишь мусульманскую знать.

Таким образом, во второй половине XVI - начале XVII веков задачей политики русского государства в Нижнем Поволжье не ставилось перевести всех жителей края в православие. Христианизация края как гарантия принадлежности к России, главным образом шла не за счет крещения иноверцев, а через переселение христиан в этот край из других районов государства (колонизация Нижнего Поволжья началась с 80-х годов XVI столетия). Задаче христианизации Астраханского края было подчинено и открытие в Астрахани самостоятельной епархии.

После учреждения в России патриаршего престола в 1589 году, во всех более или минее обширных областях государства предполагалось открыть новые епархии. Число русских епархий должно было увеличиться с двенадцати до девятнадцати (в том числе и Астраханская).

История Астраханской епархии начинается с 1602 года. Открытию самостоятельной епархии в Нижнем Поволжье способствовали процессы, происходящие как в самом крае, так и во всем государстве.

После принятия Московским митрополитом титула патриарха повышены в рангах и другие иерархи. Во главе Казанской кафедры, в состав которой вошел и Астраханский край, теперь стоял митрополит. Владыка вместо прежнего титула «Казанский и Свияжский» стал именоваться «Казанский и Астраханский». Достоверных сведений о степени сношения митрополита с его астраханской паствой не удалось найти в сохранившихся источниках. Однако можно предположить, что отношение казанского иерарха к церковной жизни Астраханского края могло быть лишь формальным (основной причиной такого положения можно считать значительную территориальную отдаленность Нижнего Поволжья от христианского центра - Казани). В «Исторической записке об Астраханской епархии за 300 лет» И. Са- винский писал, что участие митрополита в религиозной жизни Астрахани сводилось «к выдаче храмозданной грамоты и постановлением кого-либо в новопостроенной церкви в сан священника или диакона». Можно предположить, что одному иерарху было и не под силу содействовать укреплению православия на столь обширной окраине государства. Даже в самой Казани митрополит не являлся гарантией процветания христианской религии. Так, в 1593 году митрополит Гергомен вынужден был обратиться в Москву за помощью: «крещеные татары ведут себя не по-христиански». Если так обстояло дело с казанскими, уже крещеными татарами, то московскому правительству не приходилось надеяться на помощь митрополита в утверждении христианства на Нижнем Поволжье. Православной церкви в Астраханском крае отводилась вполне определенная роль - идеологическое обоснование власти московского государя на дальней территории. Выполнение этой задачи было решено возложить на отдельную епархию.

Другой причиной открытия в Астрахани самостоятельной епархии можно считать начавшуюся в 80-х годах XVI столетия русскую колонизацию края. В царствование Ивана Грозного к заселению Нижнего Поволжья не предпринималось никаких серьезных мер (кроме строительства городка Терека). В относительно спокойное царствование Федора Иоановича появилась возможность для обустройства окраин государства. Для основания в Нижнем Поволжье новых городов и более мелких населенных пунктов имелись и серьезные стимулы. Одним из главных побуждений к заселению Астраханского края можно считать усиление политических видов на подчинение кавказских народов. Другая причина колонизации - защита торговых интересов государства (с точки зрения безопасности волжского пути). К моменту открытия епархии в Астраханском крае насчитывалось около десяти городов и поселений.

Еще одной причиной открытия в Астрахани епархии можно считать продолжавшиеся до конца XVI столетия притязания крымского хана и турецкого султана на земли Нижнего Поволжья. Московское правительство, не имея возможности держать в Астраханском крае в достаточном количестве военную силу (главным образом из-за отдаленности от центра государства), решает «воздвигнуть здесь силу духовно-нравственную». Организованная православная церковь в Нижнем Поволжье должна была стать символом принадлежности края к русскому государству и не только для мусульманского мира, но и для приволжской вольницы «особенно усилившейся здесь с половины XVI века, сюда бежали все недовольные Москвой, пережившей жестокие времена Грозного».

Таким образом, причинами открытия в Астрахани самостоятельной епархии можно считать:

1) увеличение числа церковных единиц в государстве, после утверждения Патриаршества;

2) нецелесообразность вхождения Астраханского края в состав Казанской митрополии;

3) начавшуюся колонизацию Нижнего Поволжья (значительный приток христиан);

4) желание московского правительства сделать православную церковь в Астраханском крае идеологом царской власти и гарантией принадлежности края к русскому государству.

Астраханская епархия была выделена из казанской в 1602 году.

Главе астраханской церкви был дарован титул архиепископа (архиепископы занимали третью ступень высшей церковной иерархии, после патриарха и митрополитов). Феодосий стал первым астраханским архиепископом, ему было присвоено наименование «Астраханского и Герского». К Астраханской епархии относили территории малонаселенного, но обширного края вниз по Вене и Медведице, притоку Дона, начиная от Саратова». В 1602 году в состав епархии вошли: Астрахань, Терек, Царицын и Саратов (были ли мелки христианские поселения в начале XVII века из-за отсутствия источников сказать трудно).

Открытие Астраханской епархии можно расценивать как окончательное закрепление Нижнего Поволжья за Московским государством, единство территориальное было усилено единством церкви.

Наименее исследованная тема в истории Астраханской церкви - это правовое положение церковной организации в целом и во второй половине XVI - начале XVII века в частности. Центром Астраханской церковной организации в указанный период был Троицкий монастырь (основан в 1568 году), поэтому и положение церкви в Нижнем Поволжье в целом может характеризоваться по привилегиям и экономической базе Троицкого монастыря. Источниками для исследования этого вопроса служат в основном царские жалованные грамоты Астраханскому Троицкому монастырю от 1573, 1575 и 1588 годов. Первая жалованная грамота предоставляет монастырю «несудимые» привилегии: «богомольца игумена Кирилла с братией и слуг всяких монастырских людей, судить не велеть никому (кроме душегубства и разбоя)... Кирилла с братией его сужу я Царь и Великий Князь». То есть духовенство не подлежало мирскому суду. Подобными привилегиями обладали почти все русские монастыри.

Что же касается экономической основы астраханской церкви, то она во многом отличалась от хозяйственной деятельности монастырей, расположенных в центральных районах России. Экономическую основу Астраханской церкви составляло не земледелие, а пожалования из казны, рыбные промыслы, территории «со всеми угодьями», торговля и добыча соли.

Из содержания жалованной грамоты 1573 года видно, что в первые годы существования монастыря основу его экономики составляли рыбные промыслы и царские «жалования денежные и хлебные» (размеры не указываются). Более отчетливо экономическое положение астраханского монастыря показывает грамота 1575 года. В ней конкретизируются пожалования из казны - «денег по девятнадцати рублей в год... хлеба по пятьдесят четвертей да овса по пятьдесят четвертей», указываются места рыбных промыслов. Этой же грамотой монастырю дается право «беспошлинной торговли, вверх Волгою до Ярославля и Окою рекою до Калуги... и с того судна, и с товару, и с людей пошлин и проезжего не брать». Также разрешено в Астрахани иметь торговую лавку: «с той их лавки, с рыбы и с соли... опричь большого товара, пошлин не брать». Но, по всей видимости, право на торговлю в русских городах по рекам Волге и Оке Троицким монастырем не пользовалось. Скорее всего, здесь оказались трудности содержания судна (если оно вообще было построено; строительство судна возлагалось на монастырь). Следующей грамотой 1588 года права торговать без пошлины у монастыря отбиралось, но взамен давалось право на беспошлинную добычу соли: «в Мочаковском озере соли грести им беспошлинно, на монастырский обиход, в год по пять тысяч пудов». С 1592 года размер добычи соли увеличился, монастырю было разрешено добывать до двенадцати тысяч пудов соли, в XVII веке размер добычи соли Троицким монастырем поднялся до двадцати тысяч пудов ежегодно.

В последствии жалованные грамоты Астраханскому Троицкому монастырю от 1573, 1575 и 1588 годов неоднократно подтверждались.

Таким образом, главные источники доходов астраханской церковной организации можно распределить (по степени значимости):

1) добыча соли;

2) рыбные промыслы;

3) пожалования из казны.

Судя по содержанию указанных выше грамот, земельных владений в распоряжении астраханской церкви в последней четверти XVI - начале XVII веков не было.


Арсеньева Галина Витальевна



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


Н. Чемберлен и формирование внутренней и внешней политики Великобритании в 1916-1939 годах
Великая отечественная - людские потери России
Британский парламентаризм в оценке Московских ведомостей (60-80-е 19 века)
К вопросу об истории становления и развития государственных финансовых институтов в России
Кризис Римской республики как элемент кризиса полиса
Вернуться к списку публикаций