2012-01-18 10:54:56
ГлавнаяИстория и историография — Государство и церковь во второй половине XVI столетия.



Государство и церковь во второй половине XVI столетия.


Учреждение патриаршества.

Одним из важнейших событий в истории русской церкви стало учреждение патриаршества. Идея русского патриаршества возникла еще в XV столетии, когда русская церковь получила относительную независимость от Константинополя. До 40-х годов XV века митрополиты присылались на русскую кафедру из Константинополя. В 1436 году митрополитом был назначен грек Исидор, с «которым византийская церковь связывала далеко идущие планы». В обстановке угрозы турецкого нашествия ослабевшая Византия искала союзников и была согласна заключить церковную унию с римской католической церковью. В результате заключения унии, Византия рассчитывала получить поддержку европейских католических государств в борьбе с Турцией. Вопрос об унии между византийско-православной и римско-католической церквами должен был решиться на Феррарском Соборе.

Но для Византии было также важно сохранить свое влияние на богатую русскую церковь, к которой она не раз обращалась за помощью, и втянуть московское княжество в борьбу с турками.

Митрополит Исидор и должен был содействовать выполнению этой задачи. В состоявшемся акте Флорентийской (Собор был перенесен из Феррары во Флоренцию) унии русскому митрополиту Иосифу принадлежала незаурядная роль, а первостепенная роль инициатора и главного его устроителя. Важно отметить, что многие православные иерархи (например, митрополит эфесский Марк, иверский митрополит Григорий) не только не подписали унии, но и вообще покинули Собор.

Москва Флорентийскую унию 1439 года не поддержала. Митрополит Исидор, по возвращении в Москву, был заключен в Чудов монастырь. Сложилась ситуация, при которой защитники православия восстали не только против Исидора, но и против авторитета патриаршей власти. Московское правительство пыталось найти компромисс: остаться верными православию, с одной стороны, и не разрывать отношения с Константинополем - с другой. Решение было найдено: самостоятельно избрать митрополита, но при этом получить согласие константинопольского патриарха.

15 декабря 1448 года Собором русских епископов был поставлен «митрополитом на всю Русь» рязанский епископ Иона. Благоприятное стечение обстоятельств (смена императора на константинопольском престоле, его занял Константин, сторонник православия) способствовало тому, что Константинополь молчаливо признал правильность постановления митрополита Ионы.

Падение Константинополя в 1453 году закрепило фактическую независимость русской митрополии от патриархов.

Выборы митрополита продолжали осуществляться без вмешательства восточных патриархов. Так, например, в «Духовной грамоте митрополита Макария» говорится: «... благовенчанный царь с освященным собором изберет себе митрополита в мое место».

На протяжении более чем столетия глава русской церкви носил титул митрополита. Однако в последней четверти XVI века сложились условия для повышения ранга русских иерархов.

По-нашему мнению, повышение ранга главы русской православной церкви отвечало интересам и духовной власти и светской власти.

Можно предположить, что инициатива учреждения патриаршества принадлежала царскому правительству. Во времена Ивана Грозного возросло значение Московского государства на международной арене. Правительство стремилось закрепить авторитет России поднятием престижа русской православной церкви. Л.И. Рогов приводит фразу Бориса Годунова: «Это украсит церковь нашу святую, но это и для великой славы Отечеству крайне нужно».

Внутри государства Московское правительство также преследовало определенные цели. Реорганизацией высшей церковной иерархии государственная власть пыталась решить следующие задачи:

1. Укрепление авторитета царской власти (так как впредь она будет освящаться не митрополитом, а высшим в православии иерархом - патриархом).

2. Постановление в ходе реорганизации на ключевые церковные посты своих ставленников.

Церковь также преследовала свои интересы. Можно говорить, что русская церковь во второй половине XVI столетия продолжала находиться в приниженном положении по отношению к православному Востоку, и это, несмотря на то, что только русская церковь являлась в это время единственной крупной ветвью «вселенского православия», которая пользовалась положением господствующей государственной церкви. Все восточные патриархи находились «под неверными» - турками и арабами. Восточные иерархи ездили в Москву за «милостыней» и здесь же искали защиту от «агарян».

Историк Макарий справедливо отмечал, что ко второй половине XVI столетия русская церковь «сделалась главной представительницей и единственной защитницей православия во всем мире».

Но в Московском государстве была лишь митрополия, тогда как на Востоке - патриархии. Такое положение естественно не устраивало русское духовенство, среди которого вынашивались идеи не только сделать русскую церковь равноправной с другими православными центрами, но и поставить ее выше остальных.

Вопрос о русском патриаршестве буквально вспыхнул в Москве, как только была получена весть, что на границе Руси появился Антиохийский Иоким. Появление восточного патриарха на русской земле явилось небывалым фактом за всю историю русской церкви. В том же, 1586 году, начались переговоры с представителями восточного православия относительно учреждения в Московском государстве патриаршества.

Решающим событием в ходе подготовки повышения статуса русской православной церкви стал приезд в Москву константинопольского патриарха Иеремии (он занимал первенствующее положение среди других восточных патриархов).

Для положительного решения вопроса государственная власть использовала «приманку»: Иеремии было самому предложено стать московским патриархом. Это явилось весьма заманчивым предложением - стать во главе церкви, религия которой являлась господствующей в государстве, нежели вернуться под власть «неверных».

Однако в действительности в планы царской власти (в отличие от интересов церкви) не входило ставить во главе русской церковной организации уже признанного в православном мире патриарха, который мог бы претендовать на значительную долю власти. Иеремия дал согласие на утверждение патриаршества в Московии. В январе 1589 года царь собирает думу и держит в ней речь: «...И мы о том прося у Бога милости, помыслили, чтобы в нашем государстве в Российском царстве учинили патриарха, ково Господь Бог благоволит; похочет быти в нашем государстве Цареграцкий патриарх Иеремия, и ему бы быти патриархом в начальном месте, в Володимире, а на Москве быть митрополиту по-прежнему; не покочет Цареградский патриарх быти в Володимире ино б на Москве учинити патриарха из Московского Собору, кого Господь Бог благоволит». Из приведенного отрывка следует, что Иеремии предлагалось стать лишь «декорацией», так как патриарх, отделенный от государя, не может иметь ни силы, ни значения в государстве. Естественно патриарх Иеремия ответил отказом.

После отказа Иеремии началась подготовка к выборам патриарха из среды русских иерархов. Следует отметить, что активную роль в подборе кандидатов сыграл Борис Годунов. В январе 1589 года в Москве был созван церковный Собор из высших церковных иерархов, на котором были выдвинуты три кандидата в патриархи, ранее одобренные царем:

- митрополит Иов;

- архиепископ новгородский и псковский Александр;

- архиепископ ростовский и ярославский Варлаам.

Из трех кандидатов выбор царя Федора Иоановича пал на митрополита Московского Иова.

На этом же Соборе был установлен порядок избрания московских патриархов: патриарх выбирается на Соборе русского духовенства и подлежит окончательному утверждению царем. Вселенский патриарх не принимал никакого участия в избрании русского патриарха, его лишь извещали об избрании.

На Соборе был проведен принцип самостоятельности русской церкви по отношению к вселенскому патриарху, зато отчетливо указывалась зависимость церкви от государственной власти.

В 1590 году восточные иерархи утвердили постановление патриарха в Московском государстве. Русскому патриарху было отведено пятое место среди других восточных патриархов.

После учреждения патриаршества русская церковная организация значительно увеличилась. Четыре архиепископа были возведены в сан митрополита: новгородский, казанский, ростовский и крутицкий. Так же увеличилось количество архиепископий и епископий.

В отечественной историографии существует много точек зрения на последствия учреждения патриаршества в России.

Многие исследователи в качестве важнейшего последствия учреждения патриаршества рассматривают возвышение русской церкви над другими православными церквями. Например, Н.Ф. Каптерев в работе «Характер отношений России к православному Востоку в XVI и XVII столетиях» писал: «Русские стремились занять в православном мире место греков, которые, по их мнению, уже потеряли право на первенство. В известном отношении русские достигли своей цели. Они имели удовольствие видеть, что в Москву стекаются самые разнообразные представители востока, начиная с патриарха и кончая убогим старцем».

К подобным выводам пришел Д. Иловайский. По его мнению, учреждение патриаршества окончательно установило полную автономию Русской церкви, ее независимость от Константинопольского патриарха, и возвышало Московского первосвятителя на степень, равную с древними восточными патриархами.

Другим важнейшим последствием учреждения патриаршества стало усиление зависимости церкви от государственной власти. Например, к такому выводу пришел исследователь начала XIX века митрополит Платон. Свою точку зрения он аргументировал следующим образом: «Новая патриаршая власть ничего не приобрела, кроме некоторого наружного блеска. Ибо власть митрополитов всероссийских в духовном правлении точно такой же была... при разделении России на многие удельные княжения, владение великого князя было очень невелико и ограничено, а власть митрополита духовная простиралась на все княжества русские... и притом митрополиты были избираемы и поставляемы константинопольским патриархом и почти все не из России, а из греков; поэтому они не почитали себя гражданскому русскому правительству подчиненными: их власть была сильнее, чем новая патриаршая, зависящая совсем от государя».

Некоторые отечественные историки в качестве последствия учреждения патриаршего престола в Москве отмечают возвышение политического веса Бориса Годунова. Например, Н.И. Костомаров отметил, что после избрания Московского патриарха Борис Годунов получил славу благодетеля русской церкви. Р.Г. Скрынников считает, что «раздача вновь учрежденных церковных постов склонила на сторону Бориса Годунова высших иерархов церкви».

Видится необходимым затронуть вопрос о политической роли первого русского патриарха Иова в государстве. Многие отечественные историки (например, Р.Г. Скрынников, И.С. Борисов) придерживаются точки зрения, согласно которой патриарх Иов был последовательным сторонником Бориса Годунова.

В конце XVI столетия основным политическим событием с активным участием патриарха стало основание новой династии. В январе 1598 года скончался последний представитель «рюрикова дома» - царь Федор Иоанович. Патриарх Иов, преодолев сопротивления бояр и части высшего духовенств, проложил Борису Годунову путь к престолу :

- Иов составил основания, по которым Годунову следовало стать преемником Рюриковичей;

- по инициативе Иова был созван Собор, на котором было принято решение о новой династии;

- Иов совершил обряд венчания Годунова на царство.

Таким образом, с учреждением в русском государстве патриаршества, церковная организация попала в большую зависимость от государства, так как с этого времени окончательное утверждение главы церкви производилось царем. Но это событие не стало решающим и окончательным в процессе подчинения духовной власти государству, этот процесс растянулся еще на много десятилетий. В конце XVI столетия сложилось положение, при котором государственная власть стояла, несомненно, выше церковной, однако монарх нуждался в постоянном содействии и одобрении патриарха, как в вопросах внутренней политики, так и внешней.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


Необходимость учреждения поста Президента в РФ в начале 90-х годов - историко-теоретический аспект
Великая отечественная война в исторических исследованиях 1960-1990
Традиции и новаторство местного самоуправления в России
Правовое положение и организационная структура воспитательных и кадровых служб (аппаратов) в НКВД РСФСР
Бородинское сражение: историография, источники, проблемы исторической реконструкции
Вернуться к списку публикаций