2012-01-18 10:54:56
ГлавнаяИстория и историография — Государство и церковь во второй половине XVI столетия.



Государство и церковь во второй половине XVI столетия.


Церковная политика московского правительства во второй половине XVI века.

В истории России вторая половина XVI столетия стала временем становления самодержавной формы правления. Составная часть начавшегося процесса - столкновение и переплетение интересов власти светской и власти духовной.

Главной причиной конфликта можно считать стремление государственной власти поставить власть духовную ниже светской на иерархической лестнице, с одной стороны, и желание церкви сохранить относительную независимость (как политическую, так и экономическую) в государстве, с другой.

Общей целью государственной власти и церкви в этот период видится возможным считать возвышение русского государства на международной арене и возвышение русской церкви в православном мире, что неразрывно связано между собой.

В первой трети XVI века закончилось объединение русских земель. Образование единого государства поставило на повестку дня вопрос об уничтожении в стране последних очагов обособленности, одним из которых была православная церковь. В середине XV века русская церковь стала независимой от константинопольского патриарха, митрополит на Руси с этого времени стал избираться на соборе русских епископов, с согласия великих московских князей. Церковь этого времени являлась самым крупным в государстве феодальным собственником: она обладала огромными земельными владениями, включающими в себя до трети всех населенных территорий России. Земельная собственность характеризуется сращенностью с отношениями политическими, отношениями господства и подчинения. Имея огромную экономическую базу, церковь имела политический вес, участвуя в формировании направлений, как во внутренней, так и во внешней политике государства.

Церковь начала - середины XVI столетия можно назвать своеобразным феодальным образованием внутри государства. Со стороны централизованной государственной власти возникает естественное стремление уничтожить ростки самостоятельности церкви, сделав ее лишь звеном в государственном механизме.

Противоречия между светской и духовной властями набирают силу уже в процессе объединения русских земель. Еще Дмитрий Донской в XIV веке пытался подчинить церковь, выдвигая ее главой приближенного к себе человека - Михаила-Митяя. С особой остротой противоречия интересов великокняжеской власти и русской церкви проявились во времена Ивана III. Одним из главных вопросов, вокруг которого разгорелись споры, стал вопрос о церковном землевладении. Великий князь был не против разрешить земельные трудности за счет монастырских и церковных владений. Внутри самой церкви начались идеологические споры между так называемыми «нестяжателями» и «иосифлянами». Спор двух идеологических направлений не сводился лишь к вопросам экономического положения церкви, он затрагивал и претензии церкви на вмешательство в политическую жизнь страны.

Наиболее яркими представителями лагеря нестяжателей являлись Нил Сорский и Максим Грек. Основное содержание учения нестяжателей сводится к следующему: отторжение от церкви всех богатств; лишение ее права владения землями; категорическое отрицание вмешательства в политическую деятельность государства.

Иосифлянскую доктрину сформировал настоятель Волоколамского монастыря Иосиф Волоцкий.

Иосифляне отрицали секуляризацию церковных земель, оправдывали богатство монастырей необходимостью развития церкви. При этом признавалось личное нестяжание монахов.

В своих работах Иосиф Волоцкий много внимания уделял учению о власти, в том числе соотношению властей духовной и светской. Он придерживался принципа «симфонии», т.е. союза властей. Принцип симфонии сводится к следующему: «светская власть обязана помогать церкви, преследовать ее врагов-еретиков и не покушаться на церковные владения, а церковь, в свою очередь, обязана поддержать силой своего авторитета, правомерную государственную власть, но в этом союзе главенствующая роль отводилась церкви».

Тот факт, что на Соборе 1503 года Иван III вместе с лагерем нестяжателей потерпел поражение, красноречиво говорит о значительной политической силе церковной организации. После Собора 1503 года княжеская власть решает вступить в союз с церковниками иосифлянского крыла (так как они были в большинстве) для того, чтобы обеспечить себе идеологическую поддержку в процессе объединения земель. Понимая, что, потерпев поражение на Соборе 1503 года, государственная власть не смирилась с существованием в стране реальной политической (подкрепленной экономической мощью) силы, церковники во главе с Иосифом Волоцким охотно согласились на этот союз. В обмен на поддержку объединительной политики московского правительства иосифляне надеялись получить гарантии сохранения и укрепления своих позиций в государстве. Однако можно предположить, что именно это соглашение двух властей стало началом процесса подчинения церкви государству: церковная идеология начинает постепенно срастаться с идеологией государственной власти. Придерживаясь принципа «симфонии», Иосиф Волоцкий обосновал теорию, согласно которой власть великого московского князя имеет божественное происхождение: с одной стороны, это утверждение обосновывало авторитет власти великого князя, а с другой - укрепляло положение церкви в государстве (если власть от бога, значит, князь должен заботиться о процветании божьей ставленницы на земле - церкви). Думаю, что С.Н. Савельев обоснованно называл Иосифа Волоцкого «символом православия государственного, идеологом и обоснователем русского самодержавия».

Соотношение государственной власти и духовной власти в Московском государстве первой половины XVI столетия отразилось в литературных памятниках указанного периода: Летописном своде (позже названном Николаевской летописью) и Степенной книге. Идеей союза княжеской власти и церкви особенно проникнута Степенная книга. Изложение в ней ведется по великим княжениям, каждой ступени княжения соответствуют жившие в то время митрополиты, то есть исторически обосновался союз властей светской и духовной.

В пользу существования временного союза церкви и государства говорит и тот факт, что в исследуемый период не было четких границ в разделении полномочий между двумя властями. Взаимодействие властей прослеживается в работе двух совещательных органов: «Освященном соборе» (высший церковный орган) и Боярской Думе. Л.B. Черепнин, исследуя составы этих совещаний, пришел к выводу, что в церковных совещаниях участвовали бояре, а к работе светских совещаний привлекались высшие духовные иерархии. Отсюда вытекает вывод о переплетении двух властей, недостаточном расчленении их функций.

Можно предположить, что уже во второй половине 40-х годов XVI века состояние союза с церковью стало для государственной власти «пройденным этапом», так как после завершения процесса централизации церковная организация оставалась политической силой, способной противостоять власти Московского государя.

В 1547 году Иван IV торжественно венчался на царство. Ранее царским титулом русские люди венчали только могущественных татаро-монгольских ханов и главу Священной Римской империи.

Акт царской коронации свидетельствовал не только о возрастающей роли Ивана IV как государя всех русских земель, но и возросшем могуществе Российского государства среди других европейских государств.

Возвеличивание титула русского монарха во многом отвечало интересам православной церкви. К середине XVI столетия идея перенесения церковно-гражданских преимуществ павшего Константинополя на Москву, как «Третий Рим», была окончательно сформирована в сознании русского общества. Теория «Третьего Рима» была разработана еще в XV веке, основной идеей, которой стала идея о перенесении религиозно-политического величия падшей столицы на столицу другого государства, оказавшегося в этот момент на подъеме. Теорию «Москва - Третий Рим», уже адаптированную к российской действительности, сформировал монах Филофей. Свою окончательную формулировку теория получили в послании Филофея к псковскому наместнику и великим князьям Василию и Ивану. Филофей образно сравнивал величие России с величием Рима и особенно Византии. Блеск и могущество Рима, а затем и Византии, не исчезли бесследно, они должны перейти к Русскому государству. Теория Филофея имела множество приверженцев в России. Среди них и митрополит Макарий, который считал, что «русская церковь уже унаследовала силу и славу, и честь византийской церкви».

Для признания превосходства русской церкви в православном мире необходимо было поднять политический престиж Московского государства в целом. Титул «благовенчанного царя» должен был закрепить за русским государем те прерогативы верховного попечителя об интересах церковной организации, какие принадлежали византийским императорам. Однако планам государственной власти это не отвечало.

В исследуемый период государственная власть все больше нуждалась в освоенных землях, в основном для обеспечения ею формирующегося военнослужилого сословия - дворянства. Один из источников решения этой проблемы царское правительство видело в ограничении монастырского землевладения. Царская казна так же недополучала огромные средства из-за того, что монастыри владели иммунитетными правами.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


Великая отечественная - людские потери России
Общее и особенное в русском церковном управлении в эпоху великих реформ
Корректность применения понятия губернаторская власть в исследования истории аппарата государственного управления российской империи
Личные и деловые отношения Витте и Столыпина
Психоисторический портрет С.Ю. Витте
Вернуться к списку публикаций