2012-01-18 10:49:04
ГлавнаяИстория и историография — Государство и церковь в XVII столетии



Государство и церковь в XVII столетии


Ограничение привилегий церкви в Соборном Уложении 1649 года.

XVII столетие в истории Российского государства считается «переломным» от Древней Руси к новой России. Особенностями этого периода стали: процесс зарождения буржуазных отношений в недрах позднего феодализма и начинающийся процесс становления абсолютизма.

Русская православная церковь по-прежнему занимала одно из центральных мест в структуре государства. В рамках сословно-представительной монархии церковь являлась не только союзницей царской власти, но и играла роль сдерживающего самодержавие фактора. Со времен Ивана Грозного, предпринявшего существенные мероприятия, направленные на подчинение церкви государству, на Руси многое изменилось. В годы Смуты и при патриархе Филарете (который был отцом Михаила Романова и фактически его соправителем) церковь обрела известную политическую самостоятельность. Позиции церкви обуславливались с одной стороны тем, что она была крупнейшим земельным собственником, с другой - тем, что церковь выступала идеологом, освящающим все устои феодального общества.

В условиях складывающегося абсолютизма подобное положение стало невозможным; назревала необходимость подчинить церковные институты, превратив их часть государственного аппарата.

Наиболее важными событиями XVII столетия, отразившими процесс взаимоотношений церкви и государства, стали:

- принятие Соборного Уложения;

- проведение церковных реформ.

В 1649 году было составлено и утверждено Соборное Уложение, в которое вошли и ранее действовавшие законы, и новые установления.

Анализируя текст Соборного Уложения, можно выделить несколько групп вопросов, затрагивающих отношения церкви и государства:

- о церковном землевладении;

- о церковной юрисдикции;

- о податных привилегиях;

- об административных привилегиях.

Указанный круг вопросов (за исключением административных привилегий) поднимался Стоглавым Собором, Соборами 1580 и 1584 годов. Следовательно, постановления второй половины XVI столетия и в первые десятилетия XVII века не выполнялись. Имели место и царские указы, противоречащие Стоглаву. Например, Указ от 3 декабря 1627 года давал право землевладельцам закладывать и отдавать в монастыри «по душе» выслуженные вотчины.

Проблема ограничения церковного землевладения разрешена в XVII главе «О вотчинах» Соборного Уложения.

Статья 42 содержит запрет на приобретение вотчин: «...впредь с нынешняго уложения патриарху, и митрополитом, и архиепископом, и епископам, и в монастыри ни у кого родовых и выслуженных и купленных вотчин не покупати и в заклад не имати, и за собою не держати, и по душам в вечный поминок не имати».

Следует отметить, что данная статья вводит запрет на приобретение земельной собственности не только для монастырей, но и для церковных иерархов. Кроме того, Соборное Уложение вводит запрет на приобретение земель «на помин души»; вклад мог быть сделан только в денежной форме: «...А кто напишет вотчину в монастырь в духовный, тех вотчин в монастыри не давати... а дати денги, что та вотчина стоит». За нарушение запрета вводилась санкция и поощрялось доносительство: «...та вотчина взяти на государя безденежно, и отдати в раздачу челобитчиком, кто о той вотчине учнет государю бити челом».

В статьях 43 и 44 XVII главы Соборного Уложения устанавливается запрет передавать родовые и выслуженные вотчины в монастыри в случае пострижения их владельца в монахи. В подобных ситуациях Уложение предписывало: «а отдати те родовые и выслуженные вотчины вотчинником, а вотчинником их за те вотчины кормити и одевати и всяким покоем покоити до их смерти». При нарушении указанного условия постригавшиеся в монахи могли (с разрешения государя) продать свои вотчины либо родственникам, либо на «сторону». Статья 44 распространяет это правило и на лиц, постригшихся в монахи «до сего государева указу».

В отношении купленных вотчин лица, постригшиеся в монахи, обладали большими правами распоряжения. Они могли продать и «уступить безденежно» кому угодно. Но передача в монастыри купленных вотчин также исключалась.

Таким образом, согласно Соборному Уложению церковь лишалась легальной возможности увеличивать свои земельные владения путем покупки вотчин и заклада вотчин «на поминок». Следует обратить внимание и на тот факт, что Соборное Уложение ввело запрет на приобретение вотчин не только монастырям, но и высшим церковным иерархам. Законодатель, предвидя недовольство духовенства, подчеркнул, что решения, направленные на ограничение церковного землевладения, приняты государем по совету с патриархом и всем освященным собором, с боярами и выборными людьми. Авторитет всего «земского собора должен был поддержать смелое решение этого острого вопроса, затрагивавшего самые разнообразные интересы - и церковные, и государственные».

Важным было и то обстоятельство, что запрет продавать, и отдавать вотчины, в монастыри дан, не в виде специального церковного установления, как это было в 1580 и 1584 годах, а в качестве общегосударственного закона, введенного в новый кодекс.

Однако Соборное Уложение 1649 года не остановило полностью рост церковного землевладения. Он продолжался и после 1649 года, в основном за счет царских пожалований. Например, обширные вотчины получили монастыри, вновь построенные патриархом Никоном, Воскресенский, Истринский, Иверский, Крестный. Вотчинами обеспечивались дома вновь учрежденных епархий.

Не смотря на царские пожалования земель церкви, темпы роста церковного землевладения значительно понизились. По данным, приведенным Я.В. Водарским, во второй половине XVII столетия удельный вес владений церкви в феодальном землевладении страны неуклонно сокращался: в конце XVI века церкви принадлежало около трети всех частновладельческих земель и крестьян, в 1678 году - 21%, в 1719 - 17%.

Все монастырские и церковные земли передавались в ведение Монастырского приказа. Эта мера поставила церковное землевладение под контроль государства.

Большой ущерб экономическим интересам церкви нанесла и реформа, проведенная относительно так называемых «белых слобод».

В XVI-XVII веках в русском государстве наблюдался рост городов, а соответственно развитие получили торговля и ремесло. Население городов делилось по принципу несения налогов и повинностей на «черные посады» и «белые посады». Основная часть городского населения находилась на землях, принадлежащих отдельным феодалам (духовным и светским) и монастырям. Эта часть населения освобождалась от посадского тягла и получила название «белого посада». По данным, приведенным П.П. Смирновым 60% всех «белых слобод» приходилось на долю церковных владений.

Население «черных посадов» выполняло повинности и службы в пользу государства. Городское население, принадлежащее к «черным посадам», составляло всего лишь 10% от общего числа.

Естественными следствиями существующего положения стали:

- стремление «тяглецов» переселиться в «белые слободы»;

- требования «черных» посадских людей отменить привилегии, которыми наделялись «белые слободы».

До принятия Соборного Уложения государственная власть пыталась регулировать указанные проблемы. Так, например, на Земском Соборе 1619 года было принято решение вернуть в тягло тех, кто «заложился за сильных людей» и таким образом ушел от государственных налогов. В 1637 году учрежден специальный Сыскной приказ, в функции которого входило осуществление сыска и возвращение в «черные посады» беглецов.

Проблема «белых слобод» решена в статьях 1, 7 и 8 главы XIX Соборного Уложения.

Статья 1 гласит: «которыя слободы на Москве патриархии и митрополичи и владычии и монастырския..., а в тех слободах живут торговые и ремесленные люди... всех взяти за государя в тягло и в службы бездетно и бесповоротно». То есть все торговые и ремесленные люди обязывались платить государственные подати.

Исключение сделано для слобод, принадлежащих патриарху: «А у патриарха слободы взять совсем, опричь тех дворовых людей, которые исстари за прежними патриархами живали».

Статья 7 предписывала конфискацию слобод:

- построенных на государственных землях;

- купленных у посада.

Статья 8 предписывала «взять на государя» все вотчины и поместья, если они располагались «на посадах» или «блиско посадов». Их владельцы взамен получали земли из «государственных сел».

Таким образом, реформа лишила церковь следующих привилегий:

- - церковные иерархии и монастыри лишались права иметь свои слободы на посадах;

- конфискации подлежали те слободы, которыми иерархи и монастыри уже владели;

- земли, выгодные с точки зрения ремесленного производства и торговли (граничащие с посадом) заменялись другими.

Соборное Уложение 1649 года лишало церковную организацию и некоторых судебных привилегий.

Как уже указывалось, Стоглавый Собор устанавливал подсудность духовенства (и людей от него зависимых) гражданскому суду только по уголовным делам. Остальные дела решались архиереями через посредство двух родов слуг - духовных и светских.

В первой половине XVII столетия царская власть предпринимала попытки уменьшить судебные привилегии церкви, закрепленные в Стоглаве. В 1621 году патриарху Филарету была пожалована грамота, устанавливающая следующий порядок суда: все духовные лица собственной епархии патриарха подсудны самому патриарху; в случае, если они сами предъявляют иск к человеку, не подлежащему юрисдикции патриарха, их иски разбираются и решаются в тех приказах, где ведомы судом ответчики; если ответчики выступают с встречным иском, то духовные лица, подсудные патриарху, в этом случае отвечают в тех же приказах. Грамота отменила прежнее правило, применявшееся в подобных случаях - сместный суд; предпочтение отдавалось светскому суду. Можно предположить, что в данном случае отражен процесс борьбы между государством и церковью не за юрисдикцию, а за доходы.

В Соборном Уложении проблема подсудности духовенства (и лиц от него зависимых) решается в XII и XIII главах.

Статья 1 главы XIII объявляет о создании специального государственного органа - Монастырского приказа. Одна из основных функций Монастырского приказа - «...на митрополитов, и на архиепископов, и на епископов, и на их приказных и дворовых людей, и на детей боярских, и на их крестьян, и на монастыри... во всяких истцовых исках суд давати...».

Согласно указанной статьи, духовенство подлежало по основной массе дел государственному суду.

В остальных статьях XIII главы Уложение касается конкретных сторон судопроизводства:

- иски духовных лиц и их людей к лицам недуховного ведомства рассматриваются в тех приказах, где кто подсуден;

- встречный иск удовлетворяется в том же суде, что и основной;

- иски, не превышающие двадцати рублей, как исходящие от духовенства и зависимых от них людей, так и предъявляемые им, подлежали юрисдикции городских воевод.

Таким образом, подсудность духовных лиц подводилась под общее положение.

Под церковной юрисдикцией Соборное Уложение оставило все проступки и преступления, направленные против религии.

Глава XII Соборного Уложения отразила привилегии в области суда, оставленные за патриархом: «На патриарших приказных и на дворовых людей и на детей боярских и на крестьян и на всяких чинпов людей, которые живут в патриарших вотчинах... суд давати на патриаршии дворе...».

Статья 3 фиксирует возможность подсудности патриарших людей светскому суду - иск подается в суд, которому подсуден ответчик.

Статья 2 устанавливает ответственность судей, вершивших суд от имени патриарха, за неправый суд, приравнивая их к государственным судьям. Из статьи также видно, что государственный суд стоит выше церковного, так как дела, решенные в патриарших приказах, можно было обжаловать в государев суд: «... и по тому челобитью спорные дела ис патриарших приказов взносити к государю и ко всем боярам...».

Таким образом, судебные привилегии церкви уменьшились:

- духовенство попало под юрисдикцию гражданского Монастырского приказа;

- церковь лишилась такого источника доходов как судебная пошлина;

- люди, находящиеся на службе у патриарха и все жители патриарших вотчин подлежали церковному суду, однако решения этого суда могли обжаловаться в государственном суде.

Учреждение Монастырского приказа имело значение и для области церковно-административной.

В России до принятия Соборного Уложения особым ведомством, своего рода государством в государстве, был Патриарший двор. Подобно государственному аппарату патриарший двор включал в себя приказы.

Приказов было четыре:

- Дворец - ведал общим управлением патриаршими вотчинами;

- Разряд - учитывал патриарших служилых людей, назначал их на службу и определял поместное и денежное жалование;

- Казенный - в его компетенцию входило ведение финансами;

- Судный - осуществлял разбор тяжб между населением патриарших вотчин.

Приказы были открыты после учреждения патриаршей кафедры и первоначально заведовали делами патриаршей области. Впоследствии их полномочия расширились на всю территорию русской церкви.

Соборное Уложение 1649 года оставило под управлением Патриаршего двора только патриаршую область.

Для управления другими областями, принадлежащими церковной организации, учреждался Монастырский приказ. Монастырский приказ был создан в 1650 году. Он представлял собой государственное учреждение. Во главе нового приказа был поставлен председатель, выработавшей проект Соборного Уложения, князь Н.И. Одоевский.

Создание Монастырского приказа свидетельствует об усилении государственного аппарата. По мнению составителей нового кодекса, учреждение приказа должно было закрепить подчинение церковных корпораций общей системе государственных органов.

Видится возможным предположить, что ограничение административных привилегий церкви содержит 37 статья XVII главы Соборного Уложения. В данной статье речь идет о необходимости перехода на государственную службу некоторых категорий слуг церковных иерархов, владеющих купленными вотчинами.

После царского указа 1573 года (содержал разрешение на продажу «порозжих поместных земель») дворовые дети боярские и прочие слуги патриарха и других высших церковных иерархов обзавелись купленными вотчинами. Статья 37 право владения купленными вотчинами оставила только за детьми боярскими. Для остальных ставилось условие: «...Тех патриарших, и митрополичих, и архиепископлих, и епископлих дворовых людей по тем вотчинам написати в государеву службу... А кто... служить не похочет, и у него купленная вотчина, взяв, отдати в раздачу, кому государь укажет». Таким образом, законодатель преследовал цель пополнения государственных служилых людей за счет слуг церковных иерархов.

В целом, оценивая положения Соборного Уложения, можно отметить двойственное отношение законодателя к церкви. С одной стороны, кодекс стремился ограничить экономическую мощь церкви и подчинить ее общегосударственной системе централизации, а с другой - «ограждалось достоинство православной церкви». Церковь бралась под защиту закона с целью оградить се учение, идеи и организацию церковной жизни «от посягательств ее идейных противников и нарушителей установленного порядка».



← предыдущая страница    следующая страница →
1234




Интересное:


Общественные движения в России в царствование Александра 1 и Николая 1
Н. Чемберлен и формирование внутренней и внешней политики Великобритании в 1916-1939 годах
Организационные, правовые и кадровые основы прохождения службы в милиции НКВД РСФСР
К истории англо-франко-советских переговоров летом 1939 года
Большая общеевропейская война и финансово-экономический потенциал России 19-20 век
Вернуться к списку публикаций