2012-01-18 10:42:15
ГлавнаяИстория и историография — Государство и церковь в первой четверти XVIII



Государство и церковь в первой четверти XVIII


Секуляризационные мероприятия правительства Петра I начали проводиться с 1701 года. С этого времени Монастырский приказ получил право управления всеми духовными вотчинами через назначаемых им светских управителей. Все доходы вотчин поступали в кассу приказа, обратно на содержание церковных учреждений выдавались суммы лишь по штатам. С.М. Соловьев приводит следующие данные: «великий государь указал давать поровну как начальным, так и подначальным монахам, по 10 рублей денег, по 10 четвертей хлеба и дров». Все же остальные средства поступали в государственную казну и шли на удовлетворение общегосударственных потребностей, главным образом на военные нужды. Н.М. Никольский приводит такие цифры «...из средств Монастырского приказа ежегодно отпускалось 15000 рублей на содержание одного полка и на Артиллерийский приказ 17000 рублей». В отечественной историографии существует мнение, что этот факт можно расценивать как полную фактическую секуляризацию духовных вотчин, хотя юридически церковь не лишалась их. Например, в пользу этой точки зрения высказывается А.И. Булыгин в своих работах.

На первом этапе реформы (1701-1705 гг.) государственная власть в лице Монастырского приказа не только управляла, но и распоряжалась церковным и монастырским землевладением. Так, например, широко практиковалась передача духовных вотчин в руки светских лиц. В первые годы реформы было роздано в «вечное владение», продано и сдано на оброк разным светским лицам около 300 дворов крестьянских земель».

Церковные земли кроме обычных государственных налогов, облагались всевозможными «запросными сборами и чрезвычайными повинностями».

Однако уже в 1705 году политика в отношении духовных вотчин меняется, правительство отказывается от фактически проведенной секуляризации и переходит к частичной секуляризации. И.А. Булыгин процесс перехода к частичной секуляризации описал следующим образом. «Всем архиерейским домам и монастырям, у которых имелись небольшие владения, они возвращались в их полное распоряжение. А 11 наиболее крупных и богатых архиерейских домов и 60 таких же монастырей подверглись определению. На содержание их выделялось определенное количество денег и хлеба, и та часть вотчин, с которых эти средства собирались, возвращалась владельцам, и они стали называться определенными. Другая же часть вотчин, которая оставалась за определением, получила название «заопределенных», они по-прежнему управлялись Монастырским приказом, и доходы с них поступали в казну».

Таким образом, секуляризация распространилась только на заопределенные духовные вотчины.

Определение проводилось с 1705 по 1710 год. По его результатам в 1710 году была составлена Генеральная табель, однако документ не сохранился.

В 1720 году Монастырский приказ неожиданно ликвидируется.

Это можно объяснить неэффективностью работы приказа. Монастырский приказ «со своим ограниченным штатом не мог охватить и упорядочить заброшенное и рассредоточенное по всем областям государства монастырское хозяйство». По этой причине продолжал функционировать прежний аппарат управления, но церковномонастырские служащие «вели дело нерачительно и усиленно занимались самообогащением». Указом от 16 октября 1720 года управление заопределенных владений вновь передавалось их владельцам. Однако доходы с этих вотчин по-прежнему должны были поступать в государственную казну.

На последнем этапе церковной реформы Петра Великого (1721 - 1725 гг.) секуляризационная политика правительства возобновилась. И.А. Булыгин в статье «Вопрос о секуляризации духовных вотчин в правительственной политике 20-х начала 60-х годов XVIII в.» выделяет три направления секуляризационной политики.

Первое направление сводилось главным образом к тому, чтобы розданные в управление своим владельцам заопределенные вотчины вновь вернуть под контроль государства, во всяком случае, обеспечить бесперебойное поступление в казну взимаемых с этих вотчин доходов.

Второе направление предусматривало установление в архиерейских домах и монастырях определенных штатов, а также сокращение численности монастырей и монахов и обращение высвободившихся средств на дело призрения и просвещения.

Третье направление сводилось к стремлению передать хозяйственное управление духовными вотчинами полностью в руки государства. Это направление к концу правления Петра I выдвигается на первый план, так как ни постоянное поступление в казну заопределенных доходов, ни введение штатов в архиерейских домах и монастырях не представлялось возможным, пока управление находилось в руках церковных иерархов.

Следует отметить, что приведенные направления секуляризационной правительственной политики не дали желаемых результатов. В интересующий период управление духовными вотчинами оставалось в руках Священного правительствующего Синода, в частности у Монастырского приказа, который был вновь восстановлен в марте 1721 года и являлся уже структурным подразделением Синода. Таким образом, несмотря на этот факт, что управление сосредотачивалось в руках государственного органа - Синода, имущественные интересы церкви на этом этапе были защищены.

Анализируя секуляризационную политику первой четверти XVIII столетия можно сделать вывод, что она была крайне непоследовательной и противоречивой. Достаточно привести факт, что полная секуляризация духовных владений была заменена обратной передачей вотчин в распоряжение церковной организации.

Непоследовательность политики в отношении церковных и монастырских имуществ можно объяснить «чрезвычайной остротой вопроса и резкостью столкновений общественных сил при его разрешении».

В первой четверти XVIII века продолжился процесс консолидации сословий. В этот период духовенство «стало превращаться в такое же сословие, имеющее свои государственные задачи, свои права и обязанности, как шляхетство и горожане».

В большей степени реформа Петра I затронула черное (монашествующее) духовенство. Все мероприятия, относящиеся к черному духовенству, были подчинены трем целям:

- уменьшению числа монастырей;

- установлению более тяжелых условий для принятия в монашество;

- приданию монастырям практического значения: «Петр клонил к тому, чтобы обратить монастыри в фабрики, училища, инвалидные дома и тому подобные полезные государственные учреждения».

30 декабря 1701 года Петром I издан указ, который обосновывал необходимость «жестких мер». Этим же указом все монашествующие переводились на определенное содержание. Указ также ограничивал количество обслуживающего персонала (дьяков, келейников, монашеских родственников) и суживал круг лиц, которые могли поступать в монашество.

В конце января 1721 года император издал еще один указ, который разделил монахов на две категории:

«1. одни должны служить страждущему человечеству,

2. другие образовывать из среды себя властей церковных».

Перед обеими категориями были поставлены цели. Первой категории монахов «вменялось в долг ходить за больными, ранеными воинами, за нищими, которых предполагалось помещать в монастыри, по два и по три человека на монаха, призревать покинутых младенцев,.. обрабатывать земли, отведенные к монастырям». Особое внимание законодателем уделялось регламентации положения служилых людей, содержащихся в монастырях.

Вторая категория монахов должна была поставлять архиереев, так как «по обычаю архиереи могут быть только их монахов» и «писать книги для распространения истин религиозных в народе».

Для обучения монахов предполагалось открыть две духовные семинарии - в Москве и в Петербурге.

Положение белого духовенства также подвергалось регламентации. Мероприятия, проводимые в отношении белого духовенства, также имели определенные цели:

- сократить число так называемого «бродячего поповства», т.е. не имеющего мест;

- утяжелить условия для поступления в белое духовенство;

- установить штаты для церквей.

Издавна на Руси сложился обычай, когда места умерших священнослужителей занимали их дети, или кто-либо из ближайших родственников, считалось, что они больше подготовлены к священству. Однако сложилось такое положение, что при некоторых церквах числилось «поповских детей, братьев, племянников, внуков, ждавших места, до пятнадцати человек». На всех лиц, ждавших места, распространялись льготы, установленные для священнослужителей. Естественно, что подобное положение не отвечало интересам государства. В начале царствования Петра I безместные священники и их дети стали нести воинскую повинность, но в 1705 году повинность была заменена регулярным денежным сбором.

Государство стремилось установить жесткие правила вступления в духовное сословие. Так, например, начиная с 1722 года из дворян, разрешалось принимать в духовное сословие только младших детей и притом по достижении ими 40 лет, из податных социальных групп принимались лица только под условием уплаты за них подушного оклада.

Одной из самых важных мер в отношении белого духовенства стала попытка ввести определенные штаты для церквей. В 1724 году император провел через Синод указ, устанавливающий штаты. В указе говорилось: «А по городам в соборах же, которые при Архиереях, быть Протопопам по 1-му, Ключарей по 2, Попов по 5, Протодьяконов по 1-му, Дьяконов по 4, псаломщиков по 2, пономарей по 2 же человека».

Устанавливался также штат для разного рода категорий, обслуживающих церкви. Так, например, при каждом священнике могли служить только один дьячок и один пономарь. Штаты предполагалось вводить постепенно, по мере того «как будут вымирать лишние церковнослужители; архиереям же велено было не ставить новых священников, пока имеются в живых старые. В апреле 1722 года по указанию Петра I Синод издал указ, запрещавший выдавать храмоздание грамоты без разрешения императора. Таким образом, создание новых мест для церковнослужителей ставилось под контроль государства.

В соответствии с Указом Сената от 12 июня 1722 года и Указом Синода от 10 августа 1722 года все безместные церковнослужители подлежали обложению подушной податью.

Духовенство, как черное, так и белое, в первой четверти XVIII столетия привлекалось к всевозможным государственным повинностям. Так, например, в 1704 году был организован драгунский полк под командованием начальника Монастырского приказа Мусина-Пушкина, состоящий из монастырских служителей и разночинцев. Этот полк полностью содержался за счет духовенства: для уплаты жалования драгунам, покупки лошадей и фуража духовенство облагалось особыми сборами. Кроме этого, монахи и церковнослужители посылались на различные государственные работы.

Таким образом, в начале XVIII века государственная власть проводит мероприятия, направленные на окончательное подчинение церкви государству. В частности:

- предпринята попытка секуляризации церковного и монастырского землевладения (секуляризация распространилась на так называемые заопределенные вотчины);

- введение штатов для церквей.

Итогами преобразований, проведенных в отношении духовного сословия, стали:

- сокращение численности белого и черного духовенства;

- превращение белого духовенства в замкнутую социальную категорию;

- привлечение духовенства к государственным повинностям.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456




Интересное:


Государство и церковь в XVII столетии
Государство и церковь во второй половине XVI столетия.
Новая интерпретация истории Киевской Руси
Мобилизация населения в красную и белую армию в период гражданской войны - сравнительный анализ
Государство и церковь во второй половине XVI-XVIII
Вернуться к списку публикаций