2012-01-17 11:54:51
ГлавнаяИстория и историография — Правовые основы государственной службы в РСФСР



Правовые основы государственной службы в РСФСР


Утверждение в должности вышестоящей инстанцией широко практиковалось не только в армии, но и в милиции, ВЧК-ОГПУ, в системе карательных (исправительно-трудовых) учреждений. Вместе с тем, как отмечалось на Всероссийском съезде работников пенитенциарного дела, «не было ни одного случая, когда Главумзак отклонил бы кандидатуру местных властей на какую-нибудь должность в исправительно-трудовых учреждениях». Следовательно, данная кадровая процедура не только в этой службе НКВД, но и в других ведомствах почти всегда превращалась в формальный бюрократический акт, не оказывающий серьезного влияния на реализацию кадровой политики на местах.

В формировании правовых основ государственной службы в ее особом виде важнейшим этапом являлась середина 20-х гг. Исполняя решения XIV конференции РКП(б) (27-29 апреля 1925 г.) о решительном переходе «на линию революционной законности и искоренения остатков военного коммунизма в административно-политической работе», III Съезд Советов СССР в специальной резолюции «О твердом проведении революционной законности» поставил задачу активизировать борьбу с отступлением от закона в государственных органах. Из этого вытекала настоятельная необходимость дальнейшей разработки правовых основ всех сфер деятельности государства, в том числе и приведения в определенную правовую систему института государственной службы, что послужило толчком к ускоренной разработке и принятию высшими органами государственной власти и управления СССР и РСФСР основополагающих правовых документов.

В последующий период принимаются такие важные правовые акты, как Закон «Об обязательной военной службе» (в ред. 1925, 1928 и 1930 гг.), Положение о службе Рабоче-Крестьянской милиции (1925 г.), Устав службы по местам заключения (1925 г.), декрет ВЦИК и СНК от 16 сентября 1929 г. «О службе в пожарных профессиональных организациях РСФСР».

Для военнослужащих Красной Армии не было принято на законодательном уровне самостоятельного Положения о службе. По нашему мнению, это можно объяснить тем, что многие нормы, относящиеся к прохождению государственной службы в Красной Армии, были закреплены Законом «Об обязательной военной службе», в котором, кстати, оговаривалось, что «положения о комплектовании Рабоче-Крестьянской Красной Армии, о прохождении обязательной воинской службы различными категориями военнослужащих и военнообязанных... устанавливаются, в развитие настоящего закона, народным комиссаром по военным и морским делам». Поэтому многие вопросы регламентировались нормативными актами РККА.

В Законе определялись главные требование к военнослужащим - обязательность воинской службы всех граждан мужского пола (годных по медицинским показаниям) и призыв на службу только трудящихся, достигших 21 года. Срочная служба устанавливалась в пять лет, в том числе четыре - два года (для разных родов войск) службы в кадрах, остальное время - в долгосрочном отпуске. Действительная военная служба среднего, старшего и высшего начальствующего состава осуществлялась в кадрах, в резерве начальствующего состава, в долгосрочном отпуске, в переменном составе территориальных частей. Предельный возраст состояния на службе для среднего начальствующего состава - 40 лет, старшего - 45, высшего - 50 лет. Для этих категорий вводилось требование о наличии специального военного образования либо боевого или служебного опыта.

Закон устранил пробелы в определении правового положения отдельных категории военнослужащих. Действительная военная служба рядового состава проходила в кадрах, в переменном составе территориальных частей, «вневойсковым порядком» и в порядке военно-производственной службы. Устанавливались правила прохождения службы для студентов высших и средних специальных заведений («высшая вневойсковая подготовка»), лиц, окончивших рабфаки, школы 2-й ступени и соответствующие им учебные заведения, в которых не была введена высшая военная подготовка.

Образование СССР и отнесение к его компетенции в соответствии с Конституцией (1924 г.) вооруженной защиты государства, обусловило в дальнейшем нормативное регулирование прохождения воинской службы в РККА преимущественно законодательством СССР.

Как уже указывалось выше, этот период характеризуется укреплением централизованной системы управления, в том числе военизацией различных сторон деятельности личного состава милиции, мест заключения, пожарной охраны, повсеместным переходом во всех ведомствах особого вида государственной службы от неполного к полному единоначалию.

Принятие Положения о службе Рабоче-Крестьянской милиции и Устава службы по местам заключения урегулировало правовые и организационные основы прохождения государственной службы работников милиции и мест заключения НКВД РСФСР. Положение и Устав были утверждены ВЦИК и СНК, то есть являлись законодательными актами. Примечательно, что «с целью приспособления к бытовым условиям» ЦИК автономной республики мог внести законодателю предложения по их изменению. Однако изменение текстов Положения и Устава оставалось исключительной прерогативой Президиума ВЦИК. Одновременно постановление ВЦИК и СНК по введению в действие данного правового акта предписывало НКВД совместно с НКТ и ВЦСПС разработать и утвердить инструкции по их применению. Видимо, участие в этой работе НКТ и ВЦСПС диктовалось необходимостью выработки механизма реализации соответствующих правового актов для работников милиции, уголовного розыска и мест заключения при прохождении ими государственной службы с минимальными изъятиями из их законодательно закрепленных трудовых и социальных прав.

Анализ структуры и содержания названных документов показывает их практическую идентичность. Как и прежде, прием на службу в милицию, в места заключения осуществлялся в добровольном порядке с обязательством отработать оговоренный в подписке срок службы. Закрепление в ст. 71 УК РСФСР (1926 г.) нормы о привлечении работников милиции и мест заключения за досрочное оставление службы к уголовной ответственности (до этого подписку об обязательном сроке службы можно характеризовать как формальный закрепительно-устрашающий документ, ибо его нарушение со стороны служащего не влекло правовых последствий) являлось, по сути, своей средством принуждения в кадровой работе, которое характерно для периода конца 20-х гг., когда ярко проявились тенденции становления централизованной системы управления в стране.

Полагаем, что в условиях хронической и массовой текучести кадров, доходящей в отдельных административных отделах до двухразовой смены личного состава в течение года, подобная правовая норма должна была, по мнению законодателя, притупить остроту проблемы, способствовать формированию стабильных коллективов милиции и мест заключения.

На работников милиции и мест заключения, как на лиц наемного труда, распространялся КЗОТ и изданные в его развитие нормативные акты за следующими изъятиями:

- от них могла быть потребована работа, сопряженная с опасностью для жизни;

- время оперативной работы этих лиц не ограничивалось установленным КЗОТ пределами рабочего времени, на них могло возлагаться исполнение служебных обязанностей в ночное время, в праздничные дни и установленные дни отдыха.

Фиксировалось различное правовое положение работников милиции и мест заключения при прохождении ими государственной службы. Так, работники административно-строевого состава мест заключения приравнивались «в отношении внутренней службы и дисциплины к лицам, несущим военную службу», и таким образом в период рабочего времени эта категория личного состава находились на положении военнослужащих со всеми вытекающими из этого правовыми последствиями. В то же время работники милиции в соответствии с Положением о службе «считались состоящими на государственной службе и не могли занимать должности по найму в государственных учреждениях и предприятиях других ведомств, в общественных и кооперативных организациях, а равно занимать какие-то должности в частных учреждениях и предприятиях». Здесь практически дословно воспроизводились условия Временных правил о службе в государственных учреждениях и предприятиях (1922 г.), которые регламентировали службу в сугубо «гражданских» государственных учреждениях. Подобная норма не была включена в Устав службы по местам заключения, что косвенно еще раз подтверждает факт распространения на их работников регламентации деятельности применительно к военнослужащим.

В структуре Устава службы по местам заключения, в отличие от Положения о службе Рабоче-Крестьянской милиции, была включена дополнительная глава «Дисциплинарные взыскания», что, по нашему мнению, было связано с наличием в милиции самостоятельного правового акта - Дисциплинарного устава милиции, который регулировал дисциплинарные права руководителей и механизмы наложения дисциплинарных взысканий.

Таким образом, закрепление в названных правовых актах высших органов государственной власти и управления СССР, РСФСР правовых основ прохождения службы в армии, милиции и местах заключения позволило внести дифференциацию в общие подходы к советской государственной службе, рассмотренные ранее. Полагаем, что такая дифференциация была обусловлена государственно-правовым статусом вооруженных формирований в системе государственного управления, объемом их компетенции при выполнении непосредственных задач государства - вооруженной защиты политической власти от иностранных военных посягательств и внутренней контрреволюции присущими им методами и формами, реализации правоохранительных задач диктатуры пролетариата.

Соответствующие отличия включали в себя повышенные требования к принимаемым на службу лицам, особенности регулирования трудовых отношений при ее прохождении, распространение на служащих норм КЗОТ не в полном объеме либо полный вывод их из-под действия кодекса, отлаженную систему субординационных отношений (единоначалие), меры по государственному обеспечению (социальной защите) служащих, виды и порядок привлечения к дисциплинарной и уголовной ответственности и др.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910111213




Интересное:


Великая отечественная война в исторических исследованиях 1960-1990
Борьба группировок в придворном окружении Николая II
Усиление монархических тенденций при преемниках Августа
Правовые основы государственной службы в РСФСР
Правление Октавиана Августа
Вернуться к списку публикаций