2012-01-17 11:54:51
ГлавнаяИстория и историография — Правовые основы государственной службы в РСФСР



Правовые основы государственной службы в РСФСР


Нормы, устанавливающие требования к кандидатам, условия и порядок зачисления на службу в другие вооруженные формирования (по охране железнодорожных путей, войсках ВОХР-ВНУС, пограничную стражу и пр.), были практически идентичны правовым нормам, действующим в отношении личного состава Красной Армии, с некоторыми особенностями, связанными со спецификой прохождения службы. Так, в в пограничную охрану отбирались лица, имеющие хорошее здоровье, умеющие обращаться с оружием и (по возможности) «знающие грамоту»; для лиц, отбираемых на должности командного состава, требовалось уметь ездить верхом, знать военное дело. С включением на основе постановления СТО от 24 ноября 1920 г. погранохраны в систему ВЧК-ГПУ кандидаты в пограничные войска отбирались по принципу классовой принадлежности и надлежащего политического развития. Запрещалось призывать лиц, служивших в белой армии, уроженцев закордонных областей и губерний, лиц, подвергавшихся судебному или административному преследованию.

Для работников милиции требования к физическим, моральным и профессиональным качествам кандидатов на службу были в основном сформулированы в Инструкции НКВД и НКЮ от 12 октября 1918 г.: достижение 21 года и отказ в приеме лицам, «признанным в установленном порядке душевнобольными, глухонемыми, находящимися под опекой».

Характерно, что на этапе отбора кадров в милицию медицинские противопоказания к кандидатам на службу не включали в себя такие хронические болезни, как туберкулез, скарлатина, дифтерия, венерические заболевания. Объяснялось это, с одной стороны, отсутствием в тот период в системе НКВД РСФСР военно-врачебных комиссий, а с другой - почти поголовной мобилизацией всех военнообязанных в Красную Армию и на трудовой фронт. В этих условиях требования к состоянию здоровья были самыми минимальными, дабы не порождать скрытого дезертирства среди призывников.

При сравнении ряда нормативных актов возникают вопросы о некоторых, казалось бы, неоправданных разночтениях в регулировании одних и тех же вопросов. Например, почему принимали на службу в милицию в возрасте не менее 21 года, а на должности надзирателей мест заключения НКЮ - 25 лет и старше?

Представляется, что в первом случае это, видимо, являлось механическим переносом традиций царской России, Временного правительства о призыве (приеме) на службу в армию и полицию (милицию) по достижении данного возраста. Во втором - можно предположить, что возрастной ценз был следствием распространения на названных лиц законодательной нормы о призыве на действительную воинскую службу, в то время как работники милиции и уголовного розыска считались «прикомандированными к отделу управления» и не подлежали в этот период призыву в Красную Армию на общих основаниях. Затруднительно объяснить, почему Инструкция НКВД и НКЮ от 12 октября 1918 г. не определила верхний возрастной порог при приеме на службу работников милиции, хотя для военнослужащих Красной Армии, пограничной охраны и продовольственной армии он устанавливался в 40 лет, войск ВЧК - 36 лет.

Объективным обстоятельством, препятствовавшим приему на службу, являлось наличие у кандидата судимости. И это понятно, ибо в противном случае органы милиции оказались бы «засорены» лицами, способными предавать интересы службы преступным сообществам и воровским авторитетам.

Инструкция практически не содержала никаких требований к профессиональным качествам работников, вероятно потому, что часть их была включена в текст Обязательства милиционера советской милиции, утвержденного коллегией НКВД РСФСР 17 октября 1918 г., т.е. почти одновременно с принятием Инструкции. Имелось единственное предписание: быть «вполне грамотным» - для подчиненных и «иметь соответствующую подготовку» - для начальников губернских и уездных управлений милиции и их помощников. Что понималось под этими терминами, определить сложно, так как разъяснения не были даны. Однако полагаем, что данная правовая норма определяла: в первом случае - кандидат должен был уметь читать, писать и считать, во втором - окончить какую-либо школу (начиная с церковно-приходской). Во всяком случае, требования к грамотности кандидатов на службу были менее предпочтительны, чем преданность и стойкость этих лиц в борьбе с врагами советской власти. Как следствие, в милиции в период военного коммунизма служило значительное число неграмотных (в отдельных сельскохозяйственных губерниях и национальных образованиях - до четверти личного состава) и малограмотных.

На этом фоне показательны повышенные требования к профессионализму работников уголовного розыска, мест заключения. Для работников уголовного розыска как минимум устанавливалось такие условия, как начальное образование, знакомство с действующими законами, умение владеть огнестрельным оружием, а также набор этических требований: «быть безупречным, чтобы ни тени подозрения не падало на доброе имя деятеля уголовного розыска, охраняющего нравственность и устои государственные».

Положение об общих местах заключения РСФСР, утвержденное постановлением НКЮ РСФСР от 5 апреля 1921 г., определяло преимущество при назначении на должность старшего надзирателя и наблюдателя 1 разряда лицам, окончившим пенитенциарные курсы. Конечно, нельзя забывать, что эти правила были установлены после окончания гражданской войны, хотя сам факт весьма симптоматичен.

С началом гражданской войны в рядах Красной Армии наряду с принятыми службу в добровольном порядке стали служить и по призыву, мобилизации, В условиях принудительного набора в РККА (призыв, мобилизация) от коллективных и личных рекомендаций пришлось отказаться и ввести проверку физического состояния призывника. Не призывались на воинскую службу не только негодные по медицинским показаниям лица, но и «недостойные служить в армии по своим нравственным качествам». Какое содержание вкладывалось в эту правовую формулировку, понять сложно, т.к. в последующих документах оно не раскрывалось. Вместе с тем предположение, что законодатель имел в виду недопущение в ряды армии лиц, состоящих под следствием или судом по обвинению в преступных действиях, несостоятельно, так как во Временных правилах о приеме добровольцев в РККА были установлены обе эти запретительные нормы.

Для лиц, желающих поступить добровольно на службу в Красную Армию, были введены и другие ограничения: возраст - менее 16 и старше 60 лет, запрет приема лиц, которые «на точном основании декрета СНК от 20 июля 1918 г. подлежали зачислению на службу в тыловое ополчение», т.е. «нетрудящиеся» граждане. В последующие годы уточняются категории военнослужащих, которые призывались в порядке добровольной службы. Как правило, это относилось к квалифицированным специалистам (военно-медицинский и ветеринарный персонал) и некоторым другим. Интересно отметить, что при приеме на военную службу добровольцев вводилось ограничение: они не могли уволиться со службы до окончания военных действий.

Основными способами комплектования кадров Красной Армии, войск вспомогательного назначения являлись призыв на действительную воинскую службу либо мобилизация военнообязанных. Мобилизация служащих осуществлялась в двух формах: 1) направление в действующую армию или тыловые подразделения Красной Армии, войска ВЧК-ОГПУ; 2) призыв в армию с оставлением на своем рабочем месте. В последнем случае ограничивалось право на самовольное оставление места работы, а дисциплинарная и уголовная ответственность призванного на службу наступала в соответствии с действующим законодательством о воинской службе.

В начальный период гражданской войны при проведении мобилизаций в действующую Красную Армию призыву подлежали все без исключения категории служащих независимо от занимаемых должностей. Единственная категория, которая получила полное освобождение от призыва на военную службу, - это служащие администрации и надзора мест заключения народного комиссариата юстиции, прослужившие в должности свыше 9 месяцев, за исключением лиц, служивших ранее в специальных родах войск и на офицерских должностях, которые призывались на общих основаниях. Названную льготу необходимо рассматривать с учетом внутриполитической обстановки в стране, в частности - ужесточения карательных санкций в связи с осуществлением политики «красного террора». Это повлекло расширение сети карательных учреждений народного комиссариата юстиции и изъятие опытных и надежных кадров пенитенциарной системы могло привести к существенным издержкам в их деятельности.

Правовым основанием для зачисления на службу в армию являлось подписание Обязательства (на флоте - контракта), в котором военнослужащий брал на себя обязательство с оружием в руках защищать советскую власть, быть дисциплинированным, выполнять приказы командиров. Несколько позже декретом ВЦИК был утвержден текст Торжественного обещания, которое можно рассматривать как присягу на верность рабоче-крестьянскому правительству. С момента его подписания все лица, принятые на воинскую службу, подлежали «ответственности за свои проступки по военным законам».

Замещение должностей военнослужащих (наряду с избранием командиров) осуществлялось такими организационно-правовыми способами как зачисление и назначение. Зачислялись на должности рядового состава лица, принятые в вооруженные силы по призыву, мобилизации или добровольно. Назначение практиковалось в отношении младшего и высшего комсостава (командиров отдельных частей, бригад, дивизий и выше). Последние назначались народным комиссариатом по военным делам с согласия РВСР.

Необходимо констатировать, что такой подход не являлся общим для других ведомств данного вида государственной службы. Так, при комплектовании местных и центральных органов ВЧК изначально не использовался принцип добровольности, ибо правящая партия большевиков всегда рассматривала органы ВЧК-ОГПУ как вооруженное государственно-политическое ведомство по реализации своей внутренней политики. Поэтому их личный состав, как правило, набирался путем партийных мобилизаций, направления на работу по рекомендации местных исполнительных комитетов Советов, общественных объединений, стоящих на платформе поддержки советской власти.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910111213




Интересное:


Государство и церковь в первой четверти XVIII
Бородинское сражение: историография, источники, проблемы исторической реконструкции
Общее и особенное в русском церковном управлении в эпоху великих реформ
Необходимость учреждения поста Президента в РФ в начале 90-х годов - историко-теоретический аспект
Государственное обеспечение и охрана социальных прав работников милиции НКВД РСФСР
Вернуться к списку публикаций