2012-01-17 11:54:51
ГлавнаяИстория и историография — Правовые основы государственной службы в РСФСР



Правовые основы государственной службы в РСФСР


Повышенные требования предъявляются и к работникам других сфер деятельности. При сохраняющемся альтернативном подходе к укомплектованию должностей заведующих губернскими и уездными отделами Советов (избрание или назначение «в особо важных случаях») декрет ВЦИК от 3 марта 1922 г. «О порядке найма и увольнения рабочих и служащих» внес существенные коррективы в этот кадровый механизм. Общим подходом, как и прежде, являлся наем рабочей силы через отделы труда НКТ. Вместе с тем появились новации: впервые администрации предприятий и учреждений было предоставлено право самостоятельного приема служащих тех специальностей, которые отсутствовали на учете в отделе труда и требовали вербовки рабочей силы в других районах; расширялись возможности перехода из одного трудового коллектива в другой. Правовым основанием этого являлась более широкая по своему содержанию норма: обоюдное согласие администраций этих предприятий или учреждений.

Как правило, направление отделом труда кандидатов для приема на государственную службу осуществлялось по формальному признаку (образование, возраст, стаж работы в должности и пр.), а не по профессиональной пригодности. В то же время приглашение на работу ответственных лиц и специалистов администрацией предприятий и учреждений требовало отбора служащих с учетом как формальных, так и личностных профессионально-нравственных качеств, опыта работы на идентичных должностях и в соответствующей отрасли народного хозяйства (управленческом аппарате). Вероятно поэтому, в последующие годы, подобный механизм комплектования кадров стали распространять и на остальные категории служащих.

Декретами СНК РСФСР от 3 марта 1922 г. и от 26 мая 1922 г. «О порядке найма и увольнения лиц с техническим и агрономическим образованием» законодательно закреплялись прием и увольнение со службы не только способами, определенными КЗоТом, но и путем заключения между нанимателем и работником трудового договора (лица с высшим техническим и агрономическим образованием, специалисты для работы в отдаленных местностях и направляемые в сельскую местность и др.).

Таким образом, перечень способов укомплектования должностей государственных служащих расширяется, все в большей степени соответствует спросу и предложению на рынке труда квалифицированной рабочей силы. Появляется новый, весьма перспективный способ комплектования - по контракту. Однако широкого распространения он не получил и применялся лишь к отдельным высококвалифицированным специалистам.

На наш взгляд, весьма примечательно, что политика государства в социальной сфере в отношении служащих - высококвалифицированных работников (инженерно-технический состав, агрономы, врачи) в послевоенный период существенно изменилась. В частности, наряду с сохраняющимся приоритетным наделением лиц физического труда, в особенности квалифицированного, государственными гарантиями в социальной сфере, ряд гарантий был распространен и на вышеозначенную категорию служащих. С середины 1920 г. оплата труда в народном хозяйстве и в административно-управленческом аппарате трансформируется за счет введения денежного и натурального премирования. В частности, Временное положение о натуральном премировании устанавливало прямую зависимость между производительностью рабочих и размером премий лиц административно-технического персонала, причем премии последних были в 1,5-2 раза ниже премий рабочих.

Этап развития советской государственной службы (1923-1930 гг.) характеризуется завершением разработки ее основ в законодательных актах ВЦИК и СНК, принятием «Положений» о службе в отдельных ведомствах.

Наиболее важным правовым документом, определившим условия прохождения советской государственной службы, стали Временные правила о службе в государственных учреждениях и предприятиях.

Необходимо обратить внимание на то, что этот документ должен был действовать до принятия акта большей юридической силы, о чем говорилось в его преамбуле. Однако задуманное так и не было реализовано. Естественно, возникает вопрос: почему не произошло законодательное закрепление административно-правовых отношений при прохождении государственной службы? По нашему мнению, это объясняется следующими обстоятельствами.

Во-первых, в рассматриваемый период разработка Административного кодекса, Основ дисциплинарного законодательства РСФСР (позднее СССР) затянулась, в результате чего оставались неурегулированными базисные правоотношения в сфере административной деятельности. А без законодательного закрепления общих положений сложно было решить относительно частную правовую проблему, поскольку она могла войти в противоречие с общими подходами.

Во-вторых, в условиях перехода к НЭПу приоритетным направлением юриспруденции являлось урегулирование основ экономических отношений. И хотя проблемы государственного строительства не утратили своей актуальности, срочность их разрешения потеряла прежнюю остроту.

В-третьих, к этому времени значительная часть правоотношений в системе государственной службы была в той или иной степени нормативно урегулирована КЗоТ, декретами ВЦИК и СНК.

К тому же следует помнить об опережающем ведомственном нормотворчестве, регулировавшем не только особенности прохождения государственной службы в данном конкретном виде государственной службы, но и вопросы общего плана, специфику службы отдельных категорий служащих.

Как уже указывалось выше, единственным документом общего плана, регулирующим государственную службу, являлись Временные правила о службе в государственных учреждениях 1922 г. Характерно, что они содержали только запретительные нормы, невыполнение которых служило правовым основанием для прекращения службы, привлечения к дисциплинарной и уголовной ответственности должностных лиц, игнорирующих соответствующие правовые предписания.

Применительно к правоограничениям при прохождении государственной службы этим актом были продублированы ранее принятые нормы, в частности:

- не могли состоять на государственной службе лица, которым она была запрещена судебным приговором;

- запрещалась служба в одном учреждении или предприятии лицам, соединенным между собой близким родством или свойством, в случае если их должностное положение связано с подчиненностью или подконтрольностью одного из них другому. Исключение допускалось только в случае занятия должности по выборам.

В конце 1923 г. в последнюю норму были внесены серьезные новации. «Послабления» распространялись на служащих:

а) почтово-телеграфного ведомства (за исключением работников центрального аппарата наркомата);

б) педагогов, лекторов, преподавателей и библиотекарей во всех учебных и культурно-просветительных учреждениях;

в) врачей лечебных/ и санитарных учреждений наркомата здравоохранения;

г) специалистов агрономического, земледельческого, мелиоративного профиля, ученого персонала опытно-показательных станций, совхозов и др.

В принципе данный запрет можно было «обойти» и в других случаях, так как в условиях острого дефицита специалистов отдельных отраслей народного хозяйства вышеназванная запретительная правовая норма была практически дезавуирована и повсеместно под разными предлогами в значительной степени не соблюдалась.

Наиболее категоричным и безапелляционным являлся запрет для государственных служащих лично либо через посредников «быть участником какого-то частного торгового или промышленного предприятия», в какой бы то ни было форме вступать с государственным учреждением в коммерческие отношения, совмещать государственную службу со службой в частных организациях. Видимо, данную норму нужно рассматривать как меру профилактическо-предупредительного характера по недопущению коррупционных связей государственных служащих. Поэтому не случайно, что никаких отступлений от этого обязательного условия государственной службы не предусматривалось.

В то же время работа по совместительству в другом государственном учреждении допускалось «по взаимному соглашению руководителей этих организаций». Разрешение на совместительство в пределах своего ведомства давалось исключительно главой ведомства. Характерно, что право на совместительство было ограничено только для работников тех ведомств, «коим присвоены права органов дознания» (в первую очередь правоохранительных органов), а также инспекторов и агентов по сбору налогов наркомата финансов.

Для лиц, получивших образование либо профессиональную подготовку в государственных учреждениях, были введены единый порядок трудоустройства с правовой гарантией недопустимости увольнения по сокращению штатов без согласия местного отдела труда в течение трех лет, а для отдельных специалистов - обязательное условие (закрепляемое в подписке) - отбытие (отработка) определенного срока на государственной службе. В частности, подобное правило действовало в отношении ординаторов клиник, лиц, окончивших отделения национальных меньшинств советских и партийных школ, работников милиции, окончивших школы и курсы милиции и др. В 1930 г. в соответствии с постановлением СНК РСФСР это правило было распространено даже на лиц, окончивших школы повышенного типа. Все они с 18 лет в обязательном порядке откомандировывались отделами труда на преподавательскую работу в школы.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910111213




Интересное:


К вопросу об истории становления и развития государственных финансовых институтов в России
Государство и церковь в первой четверти XVIII
Корректность применения понятия губернаторская власть в исследования истории аппарата государственного управления российской империи
Государство и церковь во второй половине XVI-XVIII
Об османском влиянии на Российскую государственность
Вернуться к списку публикаций