2012-01-17 11:38:38
ГлавнаяИстория и историография — Организационные, правовые и кадровые основы прохождения службы в милиции НКВД РСФСР



Организационные, правовые и кадровые основы прохождения службы в милиции НКВД РСФСР


Система профессионального обучения, служебной подготовки и воспитания работников милиции

В системе механизмов института прохождения государственной службы наряду с отбором, назначением и перемещением кадров обязательным условием и важнейшим направлением деятельности руководящего состава милиции являлось профессиональное обучение и подготовка, формирование политического и профессионально-нравственного облика работника милиции.

Проблема организации профессионального обучения и служебной подготовки сотрудников милиции и уголовного розыска возникла одновременно с созданием штатных органов милиции, так как комплектование их по принципу классовости привело к почти полному «вычищению из ее рядов профессионалов, забвению накопленного практического опыта борьбы с преступностью и охраны общественного порядка».

Вопросы становления и развития системы школьно-курсовой подготовки кадров милиции в рассматриваемый период достаточно подробно освещались в 20-е гг. в публикациях на страницах периодической печати, позднее - в работах В.С. Гольдмана, С.В. Ейленко, А.Я. Малыгина, Р.С. Мулукаева, П.Ф. Николаева и др. Вместе с тем они исследовались без выделения этапов в рассматриваемом историческом периоде и выявления характерных особенностей каждого из них. Полагаем, что если за основание периодизации принять организационное и методическое руководство Главмилицией НКВД РСФСР данной системой, то время с 1917 по 1930 гг. можно подразделить на три различных по продолжительности этапа.

Из первом этапе (1918-1930 гг.) в центре и на местах шел поиск организационных форм повышения общеобразовательного, культурного и политического уровня кадров, приобретения личным составом милиции и уголовного розыска необходимого минимума военных и специальных милицейских знаний и навыков.

В тот момент еще не стоял вопрос о создании стройной системы профессионального обучения и подготовки кадров милиции, а закладывались лишь ее первичные основы, так как в силу сложившихся объективных обстоятельств периода военного коммунизма не могла быть решена задача первоначальной подготовки всех кадров, но лишь эпизодически осуществлялось обучение отдельных категорий личного состава (в частности, на Всероссийских курсах Главмилиции НКВД РСФСР - инструкторского и командного составов милиции; руководителей и агентов уголовного розыска). Создание при Главмилиции подобной школы и курсов диктовалось необходимостью обучения руководителей с целью подготовки «проводников идейного, организационного, воспитательного влияния пролетариата на непролетарские слои трудящихся масс», а также организаторов штатных органов милиции и уголовного розыска на местах, тем более что в этот период инструктора милиции наделялись в решении большинства управленческих вопросов весьма широкими правовыми полномочиями.

Характерная особенность этого этапа - стихийная и бессистемная организация школ и курсов при полном невмешательстве в эту деятельность аппарата Главмилиции, в частности, его культурно-просветительного отдела, на который возлагались обязанности по руководству на местах школами милиции. Другой особенностью являлось открытие отделений (факультетов) при университетах, институтах, других учебных заведениях, готовивших кадры для партийных и советских органов.

Курсы и школы милиции административно подчинялись местным управлениям милиции, содержались в основном за счет средств Советов и открывались не только на губернском, областном и городском, но даже и на уездном уровнях. Именно в этот период начали работу специальные милицейские образовательные учреждения в Москве, Петрограде, Череповце, Калуге, Воронеже, Астраханской губернии. Несколько позже (в 1920 г.) были открыты курсы милиция в Пензе, высшие курсы командного состава милиции в Омске, милицейские школы в Крыму и Чувашской автономной области, подготовительные курсы работников следственно-розыскной милиции в Петрограде.

Анализ содержания учебной деятельности школ и курсов милиции показывает, что обучение кадров в подобных организационных формах нельзя отожествлять с их названиями, так как они по способам и методам подготовки кадров «в ударном порядке» во многом копировали деятельность широко распространенных в тот период курсов по ликвидации неграмотности и малограмотности. Кроме того, за весьма короткий срок обучения (от двух до четырех недель) нельзя было полноценно реализовать декларировавшиеся учебные задачи:

- повысить общеобразовательный и политический уровень личного состава;

- обеспечить выполнение декрета СНК РСФСР от 3 апреля 1919 г. «О Советской Рабоче-Крестьянской милиции» в части подготовки работников милиции в военном отношении на уровне командиров стрелковых взводов;

- приобщить курсантов к основам юриспруденции, дать практические навыки для исполнения милицейских обязанностей.

Дефицит времени на обучение обусловливал и методику преподавания учебных дисциплин. Занятия проводились в виде бесед или лекций «приватных» преподавателей, а также отдельных ознакомительных экскурсий в органы милиции.

Руководство школ и курсов милиции в утверждении учебного плана и программ учебных дисциплин, определении срока обучения, количества учебных часов на ту или иную дисциплину имело полную самостоятельность. Поэтому «отличительной чертой учебы являлось превалирование в системе преподавания военных предметов, так как на их изучение учебным планом отводилось 140 часов, в то время как на милицейские - всего лишь 112 часов».

В феврале 1920 г. приказом Главмилиции был объявлен тематический план Пензенских губернских курсов милиции, утвержденный и рекомендованный в качестве типового для проведения на местах занятий с милиционерами. Представляется, что этот приказ нельзя рассматривать как попытку центра по методическому обеспечению учебно-курсовой подготовки кадров, так как в плане не были даны рекомендации методического характера по преподаванию той или иной темы, не предлагался расчет времени и т.п. Скорее всего, приказ предназначался для информирования о накопленном опыте по профессиональному обучению в целях разработки и принятия в губернских и областных управлениях милиции подобных планов.

Именно так поступили в Мурманском губернском управлении милиции, когда приняли идентичный по содержанию тематический план под названием «Программа теоретических и практических занятий с работниками милиции на 1920-1922 гг.», где говорилось, что:

- программа предназначалась не для курсантов, обучающихся на стационаре, а для проведения занятий в форме внешкольного (внеклассного) обучения;

- по данной программе обучению подлежали не только милиционеры, но и весь личный состав;

- изучение программы было рассчитано на три года.

Необходимо отметить, что хотя общее организационное руководство специальной подготовкой работников милиции нормативно возлагалось на административно-строевой подотдел отдела милиции Главмилиции НКВД РСФСР, но фактически в рассматриваемый период Главмилиция не превратилась в методический центр школьно-курсовой подготовки кадров прежде всего потому, что не были разработаны нормативно-правовые основы организации профессионального обучения личного состава. В определенной мере эта правовая неурегулированность была ликвидирована декретом ВЦИК и СНК РСФСР от 20 июня 1920 г., утвердившим Положение о Рабоче-Крестьянской милиции. Обращает на себя внимание то, что в названном акте предлагалось создавать на местах лишь курсы милиции, которые требовали меньших материальных затрат и позволяли в сжатые сроки осуществлять курсовую подготовку значительной части личного состава.

Наиболее важной особенностью второго этапа (1921-1925 гг.) являлось формирование организационных и правовых основ системы школьно-курсовой подготовки работников милиции различного должностного уровня. В организационную структуру системы профессионального милицейского обучения входили:

а) школы-резервы - для первоначальной подготовки лиц, принятых на должности милиционеров;

б) губернские (областные), а в дальнейшем и межобластные школы для обучения младшего командного состава - старших и волостных милиционеров, участковых надзирателей;

в) школы среднего комсостава, готовящие руководителей отделений уездных и городских управлений милиции.

Следует отметить, что в связи с передачей милиции с государственного на местный бюджет местные Советы рассматривали выделение средств на работу школ милиции как лишние затраты, и поэтому повсеместно шло сокращение их численности. Так, если к концу 1921 г. насчитывалось 48 губернских школ милиции и 50 школ резервов, то в начале 1923 г. осталось 13 губернских школ и 15 школ резервов.

В этих весьма сложных экономических условиях НКВД РСФСР принимает следующие решения:

во-первых, центральным звеном обучения личного состава становятся школы-резервы, которые не только осуществляли первоначальную подготовку милиционеров, но одновременно проводили обучение и младшего командного состава милиции. Произошло их своеобразное перепрофилирование за счет расширения должностных категорий подготавливаемых кадров. Это позволило приостановить сокращение численности школ-резервов, а в последующем - обеспечить рост их числа. К концу 1923 г. таких школ насчитывалось уже 25;

во-вторых, в Воронеже, Саратове и Свердловске были открыты межобластные школы младшего командного состава милиции, готовившие кадры сразу для нескольких губернских (областных) управлений милиции;

в-третьих, с 1922 г. в соответствии с приказом Главмилиции в каждой губернской (областной) школе младшего командного состава (а с 1924 г. - и в школах среднего комсостава) милиции вводятся специальные отделения для подготовки работников уголовного розыска (соответственно 25% и 20%, от общей численности переменного состава).

Именно тогда прекратилась деятельность единственных в РСФСР Петроградских курсов высшего командного состава милиции. Полагаем, что это явилось следствием несоответствия содержания обучения на курсах их предназначению. Дело в том, что в соответствии с приказом Главмилиции от 10 мая 1921 г. о порядке комплектования курсов допускался прием на учебу с должностей младшего комсостава (старших милиционеров, политруков и т.п.). Положение было исправлено в 1922 г., когда курсы после преобразования стали соответствовать своему предназначению и получили наименование школы среднего командного состава милиции.

На наш взгляд, весьма спорным является утверждение, что сокращение сети школ и курсов милиции в 1922-1923 гг. «сопровождалось в целом качественным улучшением их работы». Для любого учебного заведения качественное улучшение работы определяется подготовленностью выпускников для успешного решения на практике возложенных на них задач. Вместе с тем, как уже указывалось ранее, низкие требования к общему образованию принимаемых на учебу абитуриентов, их практическому опыту, отсутствие у значительной части педагогического состава необходимого образования, методической подготовки, а порой и знаний и опыта служебной деятельности в милиции, негативно отражались на результативности учебно-воспитательного процесса. Поэтому организационная перестройка сети школьно-курсовой подготовки без принятия дополнительных мер со стороны Главмилиции по повышению образовательного и методического уровня преподавательского состава, повышения требований к кандидатам на учебу не могла радикально отразиться на качестве подготовки курсантов.

Разработку и принятие Главмилицией нормативно-правовых документов о школьно-курсовой подготовке и обучении личного состава, проведении внеклассных занятий (служебной подготовки), типовых положений о деятельности школ и курсов милиции также необходимо рассматривать как характерную особенность этого этапа. Уже в 1921 г. Главмилицией НКВД РСФСР были утверждены: Положение о курсах командного состава при губернских и областных управлениях милиции; Положение о резервах милиции; Временное положение о курсах Высшего командного состава милиции. Предпринимаются первые попытки централизованного утверждения учебных планов и программ.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456789101112




Интересное:


Государство и церковь во второй половине XVI столетия.
Правление Октавиана Августа
Правовое положение и организационная структура воспитательных и кадровых служб (аппаратов) в НКВД РСФСР
Определение понятия закон в условия самодержавия - историографический аспект
Об османском влиянии на Российскую государственность
Вернуться к списку публикаций