2012-01-17 11:38:38
ГлавнаяИстория и историография — Организационные, правовые и кадровые основы прохождения службы в милиции НКВД РСФСР



Организационные, правовые и кадровые основы прохождения службы в милиции НКВД РСФСР


Необходимо иметь в виду, что на местах принцип классовости в период деятельности рабочей милиции не всегда реализовывался в полном объеме и в названных выше формах. «Живое творчество» масс рождало и другие подходы, формы и методы.

Классовый характер штатной милиции «нашел конкретное выражение в ее кадровом составе», который формировался на основе закрепленных в Инструкции НКВД и НКЮ РСФСР от 12 октября 1918 г. «Об организации советской Рабоче-Крестьянской милиции» принципов отбора и назначения кадров.

Тезис о том, что в период становления аппарата советской рабоче-крестьянской милиции, «имело место прямое заимствование организационной структуры у дореволюционного Министерства внутренних дел» необходимо дополнить и уточнить, так как заимствовались не только решение организационно-штатных вопросов, но и содержание ряда правовых документов, в частности Временного положения о милиции, утвержденного 17 апреля 1917 г. Временным правительством. Принципиальное различие заключалось в том, что народная милиция являлась муниципальным органом земских и городских самоуправлений, а рабоче-крестьянская советская милиция находилась в двойном подчинении - местным Советам и Главмилиции НКВД РСФСР. Однако и структура, и название глав, и содержание большинства норм, определявших общие положения деятельности милиции, организационно-штатные основы, порядок определения на должность и увольнения с нее, по своей сути были своеобразным приспособлением нормативного акта, регулировавшего деятельность народной милиции, к условиям функционирования штатной милиции советского государства.

Согласно Инструкции органы милиции комплектовались трудящимися, которые признавали советскую власть и стояли на ее политической платформе. Подчеркнем, что особо высокие требования предъявлялись не к деловым, а к политическим качествам руководителей милиции. На эти должности могли назначаться лица, «преданные в лице Советской власти интересам рабочего класса и беднейшего крестьянства, а именно; по рекомендациям социалистических партий, стоящих на платформе Советской власти, профессиональных союзов и местных Советов депутатов». Инструкция конкретизировала категории граждан, которые не могли быть приняты на службу в милицию по классовому или сословному признакам.

В этой связи весьма характерны подходы к использованию старых специалистов. В.И. Ленин неоднократно высказывал мысли о том, что слом государственного аппарата вовсе не означает отказа от использования в новых условиях старых специалистов и квалифицированных государственных чиновников.

Отметим, что массовость в их привлечении, уровень должностных категорий, на которые они назначались, ограничивалась, как отмечалось ранее, принципом классовости: чем более политически значимым было ведомство в государственной организации, тем многочисленней были ограничения и строже механизм отбора и назначения на должность. Из числа специалистов, как правило, принимали тех, кто «правильно понимал, с точки зрения власти, «генеральную линию» партии, был предан системе и «не водился» с чуждыми элементами».

На осень 1918 г. из общей численности служащих центрального аппарата (в том числе Наркомата по военным делам и НКВД) в 12267 человек - 6144, т.е. половина, до этого работали в старом аппарате, а представители с фабрик и заводов составляли 4,1%, Советов, советских учреждений и профсоюзов - 10,3%. В то же время в РККА на конец 1920 г. 31% командного состава составляли бывшие военные специалисты царской армии и 12% - бывшие военные чиновники.

Иначе обстояло дело в ВЧК. Руководителями губернских и уездных чрезвычайных комиссий назначались только члены партии, имевшие не менее чем 2-летний партийный стаж, а для назначения на командные должности в корпусе ВЧК вообще был определен беспрецедентный по своей сверхцентрализации механизм; командиры взводов и рот назначались приказом начальника штаба корпуса ВЧК по представлению губернских чрезвычайных комиссий, а командиры батальонов подлежали утверждению ВЧК.

В категорической форме Инструкцией НКВД и НКЮ от 12 октября 1918 г. предписывалось не принимать на службу в милицию бывших чинов полиции, невзирая на их высокие деловые и профессиональные качества.

По нашему мнению, такой подход обусловливался комплексом объективных и субъективных обстоятельств. Во-первых, в массовом сознании царская полиция и ее кадровый состав олицетворяли собой репрессивно-карательный аппарат государства с почти неограниченными властными полномочиями. Эта субъективная оценка распространялась и на тех служащих полиции, которые не занимались политическим сыском, не участвовали в репрессиях (работники уголовного сыска, эксперты-криминалисты и пр.). Поэтому оставление на службе в советской милиции отдельных чинов полиции могло скомпрометировать сущностные идеи новой власти, подорвать к ней доверие трудящихся масс (и это отчетливо проявилось в период деятельности народной милиции Временного правительства).

Во-вторых, в этот исторический момент резко осложнилась внутриполитическая и военная обстановка в стране. В последующем меры по запрету приема на службу чинов полиции, требований к политическим качествам «исключительных специалистов», оставляемых на службе в милиции, еще более ужесточились. К концу 1918 г. Главмилиция предложила отстранить и уволить всех «лиц, настроенных враждебно или просто нейтрально по отношению к Советской власти». С августа 1921 г. постановлением Президиума ВЦИК бывшие чины полиции принималась на службу лишь в случае, если в отношении их было вынесено решение ВЦИК о восстановлении их политических прав.

Разумеется, это существенно снижало общий профессиональный уровень кадров, ибо препятствовало приему на службу опытных оперативных работников, следователей, экспертов-криминалистов, сотрудников административно-управленческого аппарата и было неадекватно состоянию криминогенной обстановки в стране. «В данном случае политизированный подход, обусловленный как состоянием острой классовой борьбы в обществе, так и идеологическими установками большевистской партии, взяли верх над здравым смыслом», что объективно обусловило невысокие оперативно-служебные результаты милиции в борьбе с преступностью.

По нашему мнению, весьма примечателен факт, что после свержения советской власти в Сибири (июнь 1918 г.) и прихода к власти вначале Временного Сибирского правительства, а вскоре и авторитарного режима адмирала А.В. Колчака, подобным образом поступили в отношении лиц, ранее занимавших ответственные должности при советской власти. Все они были уволены из милиции, и их в соответствии с нормативными предписаниями категорически запрещалось принимать на службу.

Таким образом, можно констатировать, что при смене власти в России в XX в. новое политическое руководство, как правило, обновляло или полностью заменяло кадровый состав органов милиции (полиции) на всех уровнях.

Сам по себе факт комплектования милиции из рабочих и крестьян еще не определял социалистического характера деятельности этого государственного органа. Социалистическим он становился в силу целой системы связей, прочно соединяющих этот аппарат с коммунистической партией. Поэтому повсеместное налаживание деятельности партийных ячеек, проведение целенаправленной политико-воспитательной работы среди личного состава также являлось реализацией принципа классовости в органах милиции. «Среди милиционеров обязательно должны быть организованы ячейки коммунистов», - предписывал циркуляр Главмилиции от 15 апреля 1919 г. С названным документом корреспондируются решения местных органов власти о приоритетном приеме на службу членов партии большевиков.

В последующем ЦК РКП(б) принял специальное постановление об усилении «коммунизации» милиции, в том числе и воспитания личного состава (февраль 1920 г.), а в апреле 1921 г. в милиции вводятся административно-политические органы - политические секретариаты, институт помощников начальников милиции по политической части (комиссаров), политруков. «Коммунисты были уверены в том, что основанная на классовом принципе и находящаяся под сильным идеологическим воздействием коммунистов милиция сможет выполнить функции и борьбы с преступностью, и борьбы с противниками большевиков».

Инструкция НКВД и НКЮ от 12 октября 1918 г. нормативно закрепляет принцип добровольности при приеме на службу, который был заимствован из практики комплектования органов народной милиции Временного правительства и рабочей милиции ввиду его очевидного демократизма. Вместе с тем он в ряде случаев нарушался на местах по так называемым «объективным» причинам. Практика шла и по пути комплектования кадров в виде повинности (в зависимости от местных условий): путем жеребьевки «между честными, безусловно преданными советской власти лицами, отобранными для этой цели местными Советами в национальных образованиях», а также выборности, но не всего личного состава, а только отдельных категорий должностных лиц. К последним относились начальники уездных, городских и губернских управлений милиции, а в Туркестанской АССР - весь личный состав.

Инструкция определила еще один принцип комплектования - принцип гражданства РСФСР. В условиях окончания первой мировой и начала гражданской войн, когда в России оказались сотни тысяч военнопленных, перемещенных лиц, лиц без гражданства, данное требование отражало объективные реалии того исторического периода. Принципиально важно, что на службу в милицию принимались не все граждане, а только те, которые, как отмечалось выше, обладали избирательным правом. На местах в условиях хронического дефицита данный принцип зачастую также не соблюдался.

Нормативное закрепление в Инструкции получил и принцип непосредственного участия исполнительных органов Советов в решении кадровых вопросов в милиции. Ключевая роль Советов в этом вопросе заключалась в том, что весь руководящий состав милиции избирался местным и утверждался вышестоящим исполкомами и именно они в период становления милиции решали основные оргштатные вопросы (определяли структуру, численность и должностные оклады), а также выделяли финансовые средства (полностью или частично) на содержание аппарата.

Существует мнение, что в этот период принципами отбора кадров в милицию являлись равноправие наций и пролетарский интернационализм. По нашему мнению, это не вполне корректно. Первый из вышеназванных принципов нельзя однозначно относить к принципам комплектования милиции, ибо он по своей природе, являясь принципом конституционного устройства РСФСР и обладая более высокой юридической силой, только опосредованно влиял на принципы отбора и назначения кадров, в том числе и в милиции. Пролетарский интернационализм по своему содержанию являлся основополагающим принципом деятельности коммунистической партии, а не принципом отбора кадров в государственные органы, к тому же он явно противоречил одному из принципов комплектования милиции - принципу принадлежности к гражданству РСФСР.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456789101112




Интересное:


Конституционные взгляды и реформы Сперанского
К истории англо-франко-советских переговоров летом 1939 года
Борьба группировок в придворном окружении Николая II
Усиление монархических тенденций при преемниках Августа
Новая интерпретация истории Киевской Руси
Вернуться к списку публикаций