2012-01-17 11:38:38
ГлавнаяИстория и историография — Организационные, правовые и кадровые основы прохождения службы в милиции НКВД РСФСР



Организационные, правовые и кадровые основы прохождения службы в милиции НКВД РСФСР


В советском государстве государственная служба в милиции формировалась как часть общего правового института, охватывая правовые, организационные и социальные аспекты административно-служебных отношений, которые включали вопросы отбора, назначения, передвижения и увольнения, профессионального обучения, воспитания и аттестования работников милиции, работу с резервом кадров и ряд других.

Принципы отбора и назначения кадров. Источники и способы комплектования личного состава

Постановлением комиссариата внутренних дел от 28 октября (10 ноября) 1917 г. всем Советам рабочих и солдатских депутатов предписывалось приступить к учреждению рабочей милиции.

Создание и налаживание работы специализированных вооруженных формирований трудящихся (дружин, отрядов и т.п.) обусловило настоятельную необходимость комплектования их кадрами, определения и реализации на практике основополагающих принципов отбора кадров.

В научной литературе принципы комплектования и назначения кадров в милиции мало исследованы. Разрабатывались лишь более широкие по своему содержанию принципы работы с кадрами, а также принципы подбора кадров государственных служащих, к которым относят: принцип сочетания у работника политических, деловых и личностных качеств; принцип социально-демографической представительности. В последнем случае Д.Н. Бахрах не раскрывает содержание термина «подбор кадров», но можно предположить, что под ним он понимает интегрированное объединение трех составляющих: отбора на службу, расстановки и выдвижения кадров в процессе служебной деятельности.

Поскольку в постановлении комиссариата внутренних дел об учреждении рабочей милиции о принципах отбора и назначения кадров ничего не было сказано, то Советы, исходя из складывающейся в регионе политической обстановки, сами определяли их в соответствии со стратегической целью коммунистической партии по переустройству страны на социалистических началах. Вероятно поэтому при комплектовании рабочей милиции в новых политических реалиях сохранились те демократические принципы отбора кадров на службу, которые были нормативно закреплены во Временном положении о милиции Временного правительства: добровольность, российское гражданство, участие местных органов самоуправления в решении кадровых вопросов.

В то же время при отборе кадров на службу, и в первую очередь руководящего состава вооруженных формирований по защите новой политической власти, неукоснительно соблюдался принцип классовости, который, по нашему мнению, можно рассматривать как в широком смысле, когда он распространялся на всех государственных служащих, так и в узком - для отдельных категорий служащих. В данном случае, применительно к подбору и назначению кадров в милиции, он выступал в качестве модификации, специального проявления общего подхода.

«Тот факт, что милицию (в частности, рабочую) учреждали Советы, - справедливо отмечает А.Я. Малыгин, - уже сам по себе являлся предпосылкой последовательного осуществления принципа классовости ее комплектования». В содержание принципа классовости он включает необходимость замены кадров полиции и народной милиции преданными делу революции лицами, недопущение в ее ряды представителей эксплуататорских классов, формирование партийного ядра в органах милиции, отчетность губернских и уездных Советов о политическом облике руководящего состава милиции, правовые ограничения по использованию бывших чинов полиции.

В целом разделяя эту позицию, следует, однако, заметить, что включение в содержание принципа классовости такого его аспекта, как отчетность губернских и уездных Советов «о политическом облике руководящего состава милиции» не вполне обоснованно. Хотя НКВД и обязывало местные исполнительные органы Советов высылать в центр по определенной форме данные о кадровом составе, в том числе и о руководителях милиции, подобная кадровая процедура не была присуща стадии отбора кандидата на службу и его назначения. Она требовалось Главмилиции главным образом для проведения аналитической работы по действующему кадровому составу, на основе которой в партийные органы, органы государственной власти и управления вносились предложения, проекты законодательных и нормативных документов по укреплению милиции, совершенствованию форм и методов работы с кадрами.

При этом содержание принципа классовости А.Я. Малыгин рассматривает без разграничения на временные этапы: период деятельности рабочей милиции (ноябрь 1917 г. - октябрь 1918 г.) и деятельности штатного государственного органа в последующие годы.

По нашему мнению, на первоначальном этапе (этапе становления рабочей милиции) принцип классовости при отборе и назначении кадров в вооруженные формирования трудящихся по охране правопорядка включал в себя следующие основные положения:

1. Выборность кандидатов на службу (профессиональными союзами, фабрично-заводскими комитетами, сельскими и волостными сходами), либо введение отдельными Советами милиционной повинности для всего взрослого населения города или уездов и в случае уклонения волостных Советов от избрания положенного числа милиционеров, что полностью соответствовало первоначальному замыслу руководителей Октябрьской революции о замене полиции «всеобщим вооружением народа, действительно всеобщей милицией». Данный подход предопределял избрание в милицию сторонников советской власти, так как в этот период основная масса Советов стояла на платформе РКП(б).

В научной литературе по этому вопросу имеются различные позиции. Одна заключается в том, что «рабочая милиция и иные подобные формирования строились на добровольном членстве в них», в соответствии с другой - «наряду с принципом добровольности использовались формы организованного массового принуждения, сущность которого выражалась в различных видах милиционной повинности граждан».

Добровольность членства в рабочей милиции, конечно, имелась, но не поголовная. Так, если сотрудник народной милиции Временного правительства желал продолжить службу, то искал личных или коллективных поручителей, и подобная деятельность подтверждала его добровольные устремления; другое дело - избрание на эту работу, либо выполнение служебных обязанностей в виде повинности, В этом случае инициатива исходила не от кандидата, а от его социального окружения, общественности. И не каждый в условиях «добровольной принудительности» находил в себе смелость, убедительные доводы, чтобы отказаться от исполнения коллективной воли. Тем более, что анализ источниковой базы не подтверждает широкого распространения подачи личных письменных заявлений о приеме на службу в тот период. Заявление же как раз и являлось тем юридическим документом, который мог подтвердить добровольность принятого кандидатом решения.

Вторая позиция требует уточнения. Естественно, что в период строительства нового общества правящий резким использовал наряду с другими и «формы организованного массового принуждения» для решения неотложных социальных проблем самого населения (снегоуборка и расчистка дорог, поддержание территорий в надлежащем санитарном состоянии, заготовка топлива и пр.), так как в условиях полного расстройства социально-бытовой инфраструктуры во многих регионах страны без подобного принуждения наступившие последствия для граждан были бы более тяжкими. Но поскольку охрана общественного порядка и безопасности после ликвидации милиции Временного правительства и отсутствия штатных органов охраны порядка затрагивали интересы любого человека вне зависимости от его социального, имущественного или сословного положения, то в ряде мест (не на всей территории РСФСР, а, в частности, в Кронштадте и Казани) была введена милиционная повинность. Однако практика показала ее нежизнеспособность, и к концу 1918 г. от нее отказались.

2. Введение института индивидуального или коллективного поручительства. В период пересмотра (чистки) народной милиции Временного правительства поручительство в основном было индивидуальным: рекомендации членов коммунистической и других левых социалистических партий, военно-революционных комитетов, исполнительных комитетов Советов, а также дружинников, несущих службу по охране общественного порядка. В дальнейшем поручительство стало коллективным: от ячеек компартии, партии левых эсеров, от профессиональных союзов, советов рабочих организаций, стоящих на платформе советской власти. При этом поручительства названных организаций рассматривались как равноценные.

3. Утверждение в должности и отстранение от нее, как правило, Советами, что полностью соответствовало постановлению «О рабочей милиции», по которому они «всецело и исключительно» управляли милицией;

4. Избирательная направленность деятельности сотрудников милиции по защите прав и интересов рабочих и крестьян в соответствии с циркуляром Главмилиции «О нейтрализме милиционеров». В этой связи следует согласиться с тем, что данный подход «не мог не привести к пренебрежению правами, свободой и самой жизнью человека в связи с его принадлежностью к иной социальной категории, другому классу».

5. Учет в отдельных органах милиции мнения коллектива милиционеров при решении кадровых вопросов.

6. Практически поголовное отстранение от службы руководителей народной милиции Временного правительства и замена их «лицами с более определенными революционными убеждениями», а также сотрудников тех органов, которые занимали открыто враждебную позицию по отношению к власти Советов. В случаях, когда народная милиция оставалась лояльной к советской власти, осуществлялись мероприятия по демократизации ее аппарата. Советы направляли в органы народной милиции комиссаров – коммунистов, которые брали руководство в свои руки и осуществляли чистку аппарата милиции от «враждебных» и морально неустойчивых лиц. Зачислялись на должности лишь те, которые являлись сторонниками советской власти.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456789101112




Интересное:


Государственное обеспечение и охрана социальных прав работников милиции НКВД РСФСР
Корректность применения понятия губернаторская власть в исследования истории аппарата государственного управления российской империи
Правовые основы государственной службы в РСФСР
Государство и церковь во второй половине XVI столетия.
К вопросу об истории становления и развития государственных финансовых институтов в России
Вернуться к списку публикаций