2012-01-17 11:00:37
ГлавнаяИстория и историография — Государственное обеспечение и охрана социальных прав работников милиции НКВД РСФСР



Государственное обеспечение и охрана социальных прав работников милиции НКВД РСФСР


Положение о Рабоче-Крестьянской милиции (1920 г.), нормативно закрепляет очень важное, на наш взгляд, уточнение: «Специальное обеспечение семей милиционеров производится в порядке, установленном для снабжения армии и обеспечения призванных в ее ряды». И хотя термин «специальное обеспечение» не расшифровывается, можно полагать, что на семьи распространялись льготы и преимущества, которыми пользовались в тот период семьи военнослужащих - обеспечение продуктовыми пайками по так называемым карточкам «Красной звезды». Постановлением СТО от 30 сентября 1921 г. «Об улучшении быта милиции» впервые вводится определенная дифференциация в продовольственном обеспечении различных, категорий работников милиции, ибо на основную массу личного состава - милиционеров - данная государственная гарантия не распространялась.

Кстати, следует отметить определенную непоследовательность Правительства РСФСР в нормативно-правовом закреплении этого вида довольствия. С одной стороны, оно не меняло своей позиции по обеспечению личного состава бесплатным продовольственным пайком. С другой стороны, им не были приняты адекватные сложившейся обстановке законодательные меры по его сохранению после перевода содержания милиции на местный бюджет. Последнее повлекло резкое сокращение расходов на милицию, в том числе решениями местных Советов практически повсеместно был прекращен бесплатный отпуск продуктов питания. Следовательно, бесплатное продовольственное довольствие, продолжая оставаться «де-юре», на местах фактически было ликвидировано.

Другой вид государственного обеспечения - предоставление за казенный счет вещевого довольствия - нормативно закрепляется декретом СНК РСФСР от 3 апреля 1919 г., а затем подтверждается Положением о Рабоче-Крестьянской милиции. В соответствии с этими правовыми актами работники милиции в нормах положенности были уравнены с военнослужащими, и их обеспечение осуществлялось через окружные и губернские органы снабжения Красной Армии. Обеспечение личного состава милиции продуктовым и вещевым довольствием через органы снабжения Красной Армии породило серьезную проблему: при общей нехватке на эти цели материальных ресурсов в стране армейские службы тыла проводили политику приоритетного снабжения частей

Красной Армии, а милиции - по остаточному принципу, В результате значительная часть поступавших на службу в милицию не обмундировывалась в течение продолжительного времени. Главмилиция, которая не могла решить этот вопрос, предпринимала разовые меры: специальным приказом предписывалось выплачивать работникам милиции денежную компенсацию за носку собственных сапог; выделяла фонды на ткань для пошива обмундирования на местах; «закрывала глаза» на инициативное добывание обмундирования управлениями милиции по принципу: «кто-где урвал».

Итак, в этот, как и в предыдущий, период в государственном обеспечении работников милиции происходило своеобразное «латание дыр». Эффективная система государственного обеспечения отсутствовала, а разовые меры не приносили результатов.

Финансирование деятельности милиции за счет местных бюджетов (вплоть до уездного и волостного) определяет временные рамки третьего этапа (январь 1923 г. - декабрь 1930 г.) развития государственного обеспечения личного состава. Эта радикальная мерз обусловила необходимость внесения корректив в подходы к материальному обеспечению личного состава. В этой связи примечательным явилось принятие в апреле 1923 г. Оргбюро ЦК РКП(б) постановления, в котором декларировалась задача о приближении размеров получаемого работниками милиции денежного содержания к прожиточному минимуму. Однако в этом документе не были определены конкретные механизмы его реализации, что в конечном счете привело к полному его игнорированию на местах.

Положение усугублялось не только тем, что в большинстве регионов страны работники милиции потеряли в зарплате, но и тем, что они лишились продовольственного пайка. Попытки руководителей органов милиции добиться от местных партийных и советских органов выдачи пайка по твердым ценам, как правило, поддержки на местах не получали, и продовольственным довольствием обеспечивались только курсанты школ (курсов) милиции.

Как уже отмечалось, основополагающим документом, определившим правовые основы прохождения службы личным составом милиции, явилось Положение о службе Рабоче-Крестьянской милиции (1925 г.) Однако в нем не было правовых норм, регулирующих государственное обеспечение работников милиции, их льготы и преимущества в период прохождения службы. Видимо, это произошло из-за того, что в рассматриваемый период на работников милиции распространялся почти в полном объеме КЗОТ (1922 г.) и они по «набору» предоставляемых государством льгот в социальной сфере почти ничем не отличались от рабочих и государственных служащих. Это не требовало дополнительного правового закрепления.

Была прекращена бесплатная выдача из государственных фондов органам и подразделениям милиции обмундирования; его должны были приобретать исполкомы местных Советов. Для работников милиции получение обмундирования продолжало оставаться бесплатным, однако расходы местных Советов на эти цели составляли значительные суммы. В результате, как явствует из материалов, подготовленных в 1926 г. для доклада в СНК РСФСР, обмундирование выдавалось 60% работников, нормы его положености исполкомами Советов сокращались, а сроки носки удлинялись.

Неразвитость системы снабженческих организаций государства на местах вынудила в конечном счете Главмилицию централизовать вещевую службу. Однако отсутствие надлежащей связи с регионами, недостатки в распределении привели к тому, что обмундирование выдавалось по принципу: если управление милиции не просит - значит, не нуждается. Даже в пределах губернии оно распределялось неравномерно: в губернских городах сотрудники обеспечивались почти в полном объеме, зато в уездах и сельской местности - на 10-15% от потребности.

Начиная с 1924 г., ЦАУ НКВД РСФСР в меньшей степени стало заниматься непосредственным распределением фондов на обмундирование и приступило к разработке норм положености вещевого довольствия в зависимости от климатических условий прохождения службы. Однако продолжалась прежняя порочная практика: доведенные до адмотделов нормы положености на местах продолжали игнорироваться. Вместо 80-110 руб. в год на одного работника Советами отпускалось 40-50 руб.

По нашему мнению, причинами сложившегося положения являлось то, что, с одной стороны, отсутствовал контроль со стороны НКВД РСФСР за деятельностью местных Советов по обеспечению личного состава всеми видами довольствия, а с другой - «власти относились к милиции как к органу вспомогательному и второстепенному».

В этих условиях проблема обеспечения личного состава обмундированием ЦАУ НКВД РСФСР решалась двумя способами. Предпринимались попытки привлечения к гражданской ответственности бывших работников милиции, не сдавших при увольнении не выслужившее срок обмундирование. Однако иски о взыскании с бывших милиционеров денежных сумм были единичными и практических результатов не дали. В то же время налаживалась работа заготовительно-хозяйственного органа НКВД РСФСР «Заготхоз», предназначенного для снабжения милиции обмундированием, снаряжением и вооружением.

С повестки дня не снимался и вопрос о совершенствовании оплаты труда работников милиции, что было обусловлено рядом обстоятельств.

Во-первых, на местах должности работников милиции относились к самым нижним разрядам тарифной сетки; они по два-три месяца не получали денежного содержания; при сокращении штатов уволенным не выплачивалось выходное пособие, не всегда и не в полном объеме оплачивались командировочные расходы. В результате «незначительный оклад, который получал работник милиции, в большинстве случаев был ... ниже самых голодных требований». В этой связи мы полностью разделяем точку зрения А.Я. Малыгина, что «приоритет государственных ценностей наиболее выпукло представлен именно в системе ставок окладов служащих различных наркоматов и ведомств».

Во-вторых, отсутствовали материальные стимулы, учитывающие отношение работников к выполнению служебных обязанностей и достигнутые результаты в работе (премиальная оплата).

В-третьих, данный вопрос в масштабе НКВД РСФСР не был урегулирован.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234567




Интересное:


К истории англо-франко-советских переговоров летом 1939 года
К вопросу об истории становления и развития государственных финансовых институтов в России
К вопросу о развале СССР
Государство и церковь во второй половине XVI-XVIII
Об османском влиянии на Российскую государственность
Вернуться к списку публикаций