2012-01-17 10:57:02
ГлавнаяИстория и историография — Правовое положение и организационная структура воспитательных и кадровых служб (аппаратов) в НКВД РСФСР



Правовое положение и организационная структура воспитательных и кадровых служб (аппаратов) в НКВД РСФСР


Политико-воспитательная служба в милиции

Становление политико-воспитательной службы, в которую входили аппараты в управлениях соответствующих уровней и институт политработников в низовых органах и подразделениях на местах, прошло ряд этапов.

Представляется, что если принять за основание классификации нормативное закрепление требований о необходимости проведения воспитательной работы среди личного состава и создание соответствующих организационно-штатных структур для ее реализации, то таких этапов можно выделить три.

На первом этапе (ноябрь 1917 г. - середина 1930 г.) политико-воспитательная служба в милиции отсутствовала. Это направление в управленческой деятельности руководителя еще не получило нормативного закрепления, а в аппарате отсутствовала соответствующая организационно-штатная структура. Лишь в отдельных органах милиции на местах были созданы первые культурно-просветительные подразделения.

В большинстве книг по истории советской милиции правовое положение и организационная структура тех немногочисленных культурно-просветительных аппаратов милиции, которые возникали на местах в годы гражданской войны, или совсем не освещаются, или трактуются без глубокого анализа документальных источников, что иногда приводит к не вполне верным выводам. Так, некоторые авторы считают, что возникшие в отдельных регионах организационные формы культурно-просветительной работы якобы были распространены повсеместно. В частности, М. Куцин утверждает, что «в апреле 1918 г. в Рабоче-Крестьянской милиции РСФСР были созданы политические отделы», а С.В. Биленко отмечает, что «культурно-просветительную работу осуществляли созданные в конце 1918 г. в Главном и губернских управлениях милиции инспекции. В штаты милиции были введены должности политических руководителей». Точку зрения С.В. Биленко о том, что инспекторские отделы организовывали и налаживали политико-воспитательную работу в подразделениях, разделяют П.Ф. Николаев и М.Ю. Гутман.

Анализ архивных документов, других источников показывает, что на местах в решении этого вопроса не было единообразия. И это понятно: органы милиции только создавались, шел поиск организационных форм работы.

Представляется, что первой попыткой закрепить в организационной структуре одно из направлений политико-воспитательной работы - культурно-просветительное - явилось решение о создании в Главном управлении милиции НКВД РСФСР в октябре 1918 г. культурно-просветительного отдела. Однако, хотя такое решение и было принято, но фактически он не приступил к работе ввиду сложностей, возникших в условиях гражданской войны.

В тех конкретных исторических условиях одним из путей выяснения фактического состояния политико-воспитательной работы в подразделениях милиции стало наделение контрольными полномочиями в соответствующей области инспекторского отдела Главмилиции и инспекторских подотделов губернских управлений милиции. Согласно Положению об инспекции милиции в ее ведении находилось «наблюдение за поднятием культурной и просветительной работы в милиции», т.е. осуществление контроля за состоянием этой работы на местах. И хотя в исключительных случаях инспекторские подотделы губмилиций наделялись полномочиями по организации и осуществлению культурно-просветительной работы, однако это не позволяет категорично утверждать, что во всех губерниях инспекторские подотделы организовывали и осуществляли такую работу в милиции.

Определенный научный интерес представляют сведения о том, что в милиции в конце 1919 г. были созданы политические отделы. Вероятно, в отдельных регионах была предпринята попытка создать специальные органы для осуществления партийно-политической работы в милиции, так как после принятия СНК РСФСР 3 апреля 1919 г. 1919 г. декрета «О Советской Рабоче-Крестьянской милиции» ее аппарат был перестроен применительно к условиям военного времени.

В этой обстановке организационная структура аппарата управления Красной Армии зачастую копировалась и переносилась без трансформации в подразделения милиции. Вместе с тем надо иметь в виду, что во-первых, политические органы в милиции создавались не во всех регионах, а только в местностях, объявленных на военном положении, и, во-вторых, даже там, где были созданы, они работали непродолжительное время и не оставили заметного следа в истории милиции.

На местах продолжался поиск приемлемых для милиции организационных форм политико-просветительной (воспитательной) работы с личным составом, свидетельством чему являлось создание в 1920 г. в ряде губернских управлений (Петроградском, Воронежском, Тверском) самостоятельных культурно-просветительных подразделений. Следовательно, практика шла по пути создания не политико-воспитательных аппаратов, а культурно-просветительных подразделений, предназначенных для повышения общеобразовательного и культурного уровня личного состава. Данная постановка вопроса полностью соответствовала ленинскому положению о том, что «безграмотный человек стоит вне политики».

Анализ источниковой базы показывает, что в этот период в ряде мест партийные органы предпринимали попытки создать в органах милиции свою организационную структуру, введя в штаты милиции должности инструкторов по работе среди личного состава, освобожденных уездных (районных) организаторов партийных коллективов милиции. В Московской милиции в 1919 г. координацию деятельности партийных ячеек милиции осуществляли политическое бюро при административном отделе, а затем - военный отдел МК РКП(б).

Вызывает определенные сомнения утверждение С.В. Биленко о том, что в 1920 г. в милиции РСФСР были повсеместно введены должности политруков. По всей вероятности, автор считает политруками секретарей партийных ячеек отделений милиции, которых руководители милиции полностью или частично освобождали от выполнения прямых служебных обязанностей и которых зачастую именовали политруками. Однако данная категория лиц представляла собой выборный партийный актив. Кроме того подобные «политруки» были довольно малочисленной категорией, так как самостоятельные партийные ячейки в милиции существовали только в некоторых крупных промышленных центрах страны (Москва, Петроград).

Предложения о необходимости создания специальных политико-воспитательных органов (политотделов) в милиции неоднократно выдвигались всероссийскими и губернскими съездами и совещаниями административных работников, центральными и местными органами милиции республик. «Для ведения политической работы признать желательным организацию при отделах милиции политотделов. Поручить Наркомвнуделу разработать план организации», - решил проходивший 29-31 января 1920 г. Всероссийский съезд заведующих отделами управлений губисполкомов.

Отправной точкой начала второго этапа становления политико-воспитательной службы в милиции, по нашему мнению, можно считать середину 1920 г., когда ВЦИК и СНК РСФСР утвердили первое Положение о Рабоче-Крестьянской милиции, в котором было нормативно закреплена обязанность организовывать среди личного состава политическую и культурно-просветительную работу.

К концу 1920 - началу 1921 гг. настоятельная необходимость создания политико-воспитательной службы в милиции признавалось большинством НКВД автономных республик и губернских управлений милиции; на местах стала отчетливо проявляться «тенденция к организационному выделению политико-воспитательной и культурно-просветительной работы».

Впервые самостоятельная политико-воспитательная служба в милиции появилась в начале 1921 г. в линейных и областных управлений железнодорожной и водной милиции, которые в тот момент были подчинены войскам ВЧК. В эту службу входили самостоятельные аппараты - политические секретариаты, а также институт политработников на местах (помощников по политчасти, комиссаров, политруков). Именно непосредственное подчинение железнодорожной милиции войскам, по нашему мнению, и обусловило создание подобной службы, так как при военизации милиции ее организационная структура приводилась в соответствие со структурой, существовавшей в Красной Армии, в том числе были организованы идентичные административно-политические органы, введен институт политработников.

Железнодорожная и водная милиции входили в состав войск ВЧК непродолжительное время и вскоре были переподчинены Главмилиции НКВД РСФСР. Приказом начальника милиции Республики от 10 апреля 1921 г. организуется самостоятельный Политсекретариат желдорводмилиции Главмилиции НКВД РСФСР. Безусловно, это решение о создании политсекретариатов в транспортной милиции являлось половинчатым. Стремясь устранить создавшуюся коллизию, начальник Политсекретариата желдорводмилиции И.И. Батраков обратился с письмом в Главполитпросвет, в котором просил дать согласие на введение политсекретариатов и должностей политсостава в уездно-городской милиции, и 25 апреля 1921 г. приказ начальника милиции Республики об их создании был подписан.

Согласно Положению об административно-политических органах и их штатах Политический секретариат желдорводмилиции НКВД РСФСР преобразовывался в Политсекретариат милиции Республики. Одновременно создавались политические секретариаты в республиканских, нее созданные политсекретариаты линейных управлений железнодорожной и водной милиции переподчинялись Политическому секретариату Главмилиции НКВД РСФСР, Начальники политсекретариатов являлись областных и губернских управлениях уездно-городской милиции. В уездах, районах крупных городов, районных управлениях железнодорожной и водной милиции вводился институт помощников начальников по политической части или комиссаров (в случае, если начальник был беспартийный) и политических руководителей (политруков).



← предыдущая страница    следующая страница →
1234




Интересное:


Борьба группировок в придворном окружении Николая II
Государство и церковь в первой четверти XVIII
К вопросу об истории становления и развития государственных финансовых институтов в России
Необходимость учреждения поста Президента в РФ в начале 90-х годов - историко-теоретический аспект
Великая отечественная война в исторических исследованиях 1960-1990
Вернуться к списку публикаций