2009-07-09 17:52:18
ГлавнаяМасс-медиа — Средства массовой информации и эволюция формы государства



Средства массовой информации и эволюция формы государства


В России сегодня происходит процесс реформирования принципа формирования Совета Федерации РФ, верхней палате парламента, что естественно отражается на его месте и роле в политической системе российского общества. Наблюдаемые реформы свидетельствуют не только о поиске оптимальной структуры парламента, но и перемены в федеративном устройстве. Так, в соответствии с Федеральным законом РФ от «5» августа 2000г. №113-Ф3 «О порядке формирования Совета Федерации ФС РФ» членами верхней палаты парламента являются по два представителя от каждого субъекта России, по одному от законодательного и исполнительного органов. Член СФ РФ от законодательного органа субъекта избирается законодательным органом государственной власти субъекта на срок полномочий данного органа. Представитель в СФ РФ от исполнительного органа субъекта назначается высшим должностным лицом на срок его полномочий.

Вышеуказанные положения закона освободили от обязанностей членов СФ РФ глав исполнительных и представительных органов субъектов. Однако, губернаторы по-прежнему сохранили возможность влияния на деятельность Совета Федерации. Так, в соответствии со ст. 9 вышеупомянутого закона, органы избравшие (назначавшие) члена СФ РФ могут досрочно прекратить его полномочия. Данное положение позволяет заменять «неугодных» для руководства субъектов - членов верхней палаты парламента - и контролировать их деятельность. С точки зрения автора, данное положение перечеркивает смысл реформирования принципа формирования Совета Федерации России. Так как «попытка» устранить региональных лидеров от возможности блокирования законотворчества не получилась.

Вероятно, данный процесс интегрирован в российскую правовую действительность временно, и в дальнейшем произойдет еще не одна реформа как верхней, так и нижней палат парламента. Неясно одно, какая цель таится за всеми этими реформами. Если в качестве цели ставится усиление роли законодательной власти в России в системе государственных органов, то этот процесс положителен, с точки зрения демократизации России. С другой стороны, если указанные и последующие нормативно-правовые акты направлены и будут направляться на дезорганизацию высшего представительного органа, сведению его функций к законодательному обеспечению исполнительной власти под ее жестким контролем (как это было в «советский» период нашего государства), то вместо демократизации путь развития приведет к «тоталитаризации» общества со стороны государства.

Хотелось бы отметить еще один важный составляющий элемент демократического парламентаризма - это отзыв депутата избирателями. В настоящий момент этот важнейший институт демократии в России отсутствует. При описанной парламентской системе данную процедуру, при необходимости, можно будет беспрепятственно осуществлять, что существенно повлияет на качество работы каждого депутата, да и на весь парламент в целом. И, в конечном итоге, повысит не только легитимность принимаемых парламентом решений, но и повлечет за собой стабилизацию политической системы трансформируемой России.

Одно из важнейших направлений сегодняшнего этапа реформирования российского государства - перестройка государственно-политической системы страны на подлинно федеративных началах, формирование модели федерации, которая отвечала бы историческим традициям и современным реалиям России.

Форма территориального устройства государства порой определяется исходя из понимания и реализации субъективных взглядов политиков, т.е. вместо объективного, научного анализа предлагаются искусственные конструкции устройства. «После чего возникают уникальные ситуации: сначала провозглашается форма устройства, а затем начинается практическое ее оформление».

Идея федерализма возникла в России как опосредующее звено двух тенденций: национального сепаратизма и российского унитаризма. Территориально-этнический состав России с самого начала был весьма сложным. В ее состав входили нации и народности самых разных культур и с различным уровнем развития. В дореволюционный период единство российской империи сдерживалось мощной интегративной волей русского народа и недостаточным уровнем национального развития подавляющего большинства входящих в ее состав народов.

Начиная с 1918 года Россия юридически определяется как федеративное государство. Но советский, а сегодня российский федерализм - явление, которое в мировой теории и практике федеративных отношений не имеет аналогов. В его основу был положен национально-территориальный принцип, когда федеративное устройство «выступало как способ разрешения национального вопроса, реализации права наций на самоопределение».

Советский федерализм не был результатом объединения уже существовавших в прошлом национальных государств, а, наоборот, сами эти государства были созданы по инициативе федерального центра. Затем, по воле этого же «центра» одни из них заключили Союзный договор о создании союзного государства, в которое они вошли в качестве союзных республик, а другие стали автономными государственными образованиями в рамках союзных республик. В результате образовалась «сложная многоуровневая федерация, включавшая в структуре федеративных отношений и национально-территориальные образования, и оказавшиеся за их пределами территориальные образования - области и края».

В качественно новое состояние российский федерализм вступил после подписания Федеративного договора 1992 года и принятия Конституции Российской Федерации 1993 года: из национального федерализма он превратился в смешанный, который характеризуется тем, что субъектами федерации в новых условиях являются не только национально-территориальные, но и административно-территориальные образования - области, края, автономные округа, города федерального значения. Следовательно, «российский федерализм выступает сегодня одновременно и формой устройства национальных отношений, и формой территориальной организации государства».

По мнению А.Г. Хабибулина, само понятие федерализма возникло с потребностью устройства государства в такой форме, «которая, обеспечивая единство и согласованное функционирование крупного государства как целостной организации политической власти, допускает существование и развитие в его пределах структурных единиц, в свою очередь выступающих как относительно самостоятельные государства или государственные образования, и какие бы варианты не рассматривались, ясно, что федеративное государственное устройство не будет достаточно стабильно, если отдельные субъекты в силу своего этнического состава имеют различные взаимоотношения с центральным правительством». К примеру, появление принципиально нового вида субъекта федерации в составе России таит в себе, на наш взгляд, источник новых противоречий.

В настоящее время мы имеем конгломерат иждивенческих и сепаратистских настроений в отношениях между субъектами Федерации и центром. Ряд территорий стратегического значения, а также многие национально-территориальные образования откровенно паразитируют на государственных дотациях, но и они в силу географической отдаленности от центра вынуждены принимать большинство оперативных решений самостоятельно. Другие же территории (Черноземье, Урал, Поволжье, Западная Сибирь), напротив, вынуждены отдавать значительную часть стоимости производимых материальных ценностей в центральный бюджет и требуют подлинного равенства с другими субъектами, в том числе экономического (невозможного, кстати, в условиях действующей системы налогообложения и «отраслевого» принципа административно-территориального деления - на добывающие, промышленные и сельскохозяйственные единицы).

С ослаблением жесткой централизации и нарастанием тенденции к вынужденной автаркии и прямым обменам между регионами резко возросла роль региональных управленческих и хозяйственных элит. Одновременно с этим проявляется и очевидная тенденция к политическому полицентризму, когда наряду с традиционными политическими центрами, Москвой и Санкт-Петербургом, заявляют о себе и региональные крупные города. Центр же, утрачивая свое влияние на территориях, отвечает на эти вызовы попытками его сохранить, создавая в субъектах свои все новые и новые функциональные подразделения, наделенные контрольными полномочиями (например, институт представителей Президента РФ на местах). Процесс этот носит экстенсивный характер (присущий прежней системе) и достигает парадоксальных размеров.

Отмеченные процессы требуют своего нормативного регулирования как на уровне федерального законодательства, так и на уровне законодательства субъектов Федерации на основе уточненных конституционных норм. Тем более, что существенную возможность к усилению асимметрии Федерации закладывает и статья 11 Конституции, которая предусматривает разграничение компетенции (предметов ведения и полномочий) между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти ее субъектов не только Конституцией, но и договорами, которые могут носить и индивидуальный характер. Таким образом, отдельным субъектам могут быть делегированы (и делегируются) такие права по осуществлению части федеральной компетенции, каких у других субъектов может и не быть, хотя следует подчеркнуть, что установлен приоритет конституционного метода в таком разграничении.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456




Интересное:


Свобода массовой информации в Российской Федерации
Средства массовой информации и коррупция
Средства массовой информации и российская государственность
Радиореклама как фактор формирования современного стиля жизни
Место и роль СМИ в становлении и развитии гражданского общества
Вернуться к списку публикаций