2009-07-09 17:52:18
ГлавнаяМасс-медиа — Средства массовой информации и эволюция формы государства



Средства массовой информации и эволюция формы государства


В силу абсолютной неподготовленности и глубокого раскола в обществе, явившихся следствием тех обстоятельств, при которых произошло крушение старых режимов, не существовало никакой реальной альтернативы тому прагматичному, управляемому сверху, элитарному и прикладному «кратчайшему пути» в сторону «демократических институтов», по которому пошла Россия и некоторые другие государства (например, страны Восточной Европы). Однако этот же «путь» стал причиной того, что в указанных государственностях культурные основы новых институтов, их сознательное восприятие и разделяемая обществом философия поддержки этих институтов должны были формироваться следом за фактическим введением уже начавших функционировать новых институтов рынка и демократии. «До тех пор пока не сложились соответствующий «дух народа» и политико-экономическая культура, на которые можно было бы опереться, мало что может обезопасить новые демократии и рыночные системы от возможных искажений, эрозии, оппортунизма и нарушений нововведенных правил».

Если данные институты оказываются не столь продуктивными, как ожидалось, обеспечить неизменное признание действенности и уважение этих институтов способна лишь глубоко укоренившаяся система убеждений, которая отстаивает эти институты, поскольку они не просто полезны (по крайней мере, на данный момент), но прежде всего потому, что это надлежащие институты и уже по своей сути заслуживают поддержки. Но, если не достигнуто последующее воплощение нового устройства в ценности и идеалы, которым предано население, институциональная реорганизация антидемократических государственностей не может считаться успешно завершенной. Демократия и капитализм будут оставаться «случайными» и теоретически подвержены замене чем-то иным, с прагматической точки зрения более подходящим до тех пор, пока они принимаются и отстаиваются лишь в надежде на желаемые последствия и результаты.

Представляется, что одной из активно реализуемых идей демократизации в России, должно стать обеспечение условий (законодательных, политических и, конечно же, социально-экономических) для создания гражданского общества, отличающегося на первых порах от «западного». В данных государственностях гражданское общество (об этом уже говорилось) традиционно противопоставляется государству. В условиях же «переходного периода от тоталитарного к демократическому пути развития», «именно государство, единственное (кроме культурного наследия) ценное национальное достояние после демонтажа социализма, должно было бы стать гарантом демократических преобразований». Гражданское общество заинтересовано в том, «чтобы в государственной политике доминировали демократические тенденции и по возможности нейтрализовывалась авторитарная тенденция».

Естественно, формирования одного лишь гражданского общества недостаточно для необратимости демократических преобразований. Необходимо учитывать еще и такие факторы, как: существование рыночной экономики; неотчуждаемость частной собственности; роль права как катализатора демократических преобразований, политическое сознание граждан и многое другое. Без учета указанных факторов сохраняется опасность возвратного движения к еще более жестким формам тоталитаризма.

По каким же каналам происходит трансформация формы российского государства? Какие, характерные для демократических государств институты и процедуры надлежит реконструировать в России? Как воспринимает общество данные шаги со стороны государства? На эти вопросы автор постарается дать ответ далее.

Для начала необходимо определить, какие из многочисленных институтов нашего государства реформируются в первую очередь. По оценкам автора это: созданный институт Президента РФ, возрожденное (естественно в новом качестве) Федеральное Собрание РФ, трансформируемое федеративное устройство России, а также смена политико-правового (государственного) режима.

Создание в России института президентства, с одной стороны является переносом одного из элементов уникальных государств (не обязательного, так как не в каждом демократическом государстве есть пост президента; это зависит от формы правления) на собственный государственно-правовой ареал. С другой же, это является лишь некой трансформацией наименования высшего поста Российского государства. Если обратиться к истории, то мы видим, что Россия всегда тяготела к единовластию. Это и княжество в Древней Руси, царский и императорский режимы в позднее время, должность Генерального секретаря КПСС в СССР.

Введение поста Президента было предопределено несколькими как объективными, так и субъективными факторами. Президентский пост вводился в СССР в отсутствии разработанной концепции президентства в условиях «власти Советов» и «остатков» (причем весьма ощутимых) власти КПСС. Конституционная реформа декабря 1989 года, когда вводился институт президента СССР, была очередным упражнением в искусстве политического маневрирования: необходимо было противопоставить всевластию КПСС сильного и дееспособного президента, но на первых порах пост президента и генсека совмещался, что делало более чем затруднительной роль советского президента как «председателя комиссии по ликвидации КПСС». М.С. Горбачев, генеральный секретарь КПСС, не желал всеобщих выборов себя как президента и предпочел более или менее комфортный вариант избрания Съездом народных депутатов, то есть вариант, характерный для уникальных государств с парламентской формой правления, где президент играет достаточно декоративную роль (современные Германия, Италия и др.). Итак, президент М.С. Горбачев невольно сделался заложником и КПСС, генеральным секретарем которой он оставался, и народных депутатов, которые избрали его президентом и могли в любое время его сместить.

Председатель Верховного Совета РСФСР Б.Н. Ельцин учел просчеты М. Горбачева, поэтому он «провел» поправку к российской Конституции о всенародном избрании российского президента, что поставило президента и над партией, и над парламентом. Единственная уступка, которая была сделана депутатам, - возможность инвеституры кандидатов в президенты самим депутатским корпусом (наряду со сбором подписей), но и эта «уступка» имела своей целью лишь ускорить процедуру выдвижения и побыстрее провести выборы. Таким образом, в России, в отличие от СССР, сразу был взят курс на учреждение поста президента как народного избранника, то есть выразителя «народного суверенитета», противостоящего партийной, хозяйственной и государственно-аппаратной номенклатуре. Одновременно президент, стоящий вне партий, существенно ослаблял свои политические тылы, что не преминуло сказаться на его позициях в ближайшие после избрания месяцы.

Создаваемый институт президентства в России был ориентирован еще на членство в СССР, поэтому имел довольно ограниченный характер полномочий по сравнению с президентом Советского Союза (недостаток, устраненный ходом событий августа 1991 года и последующей потерей позиций союзным президентом).

Резкое ослабление политической власти и исполнительной в особенности, «дикая демократизация», падение административной дисциплины в стране и отсутствие уважения к закону, центробежные тенденции и в Союзе, и в самой России ослабляли позиции российского президента, лишенного многих механизмов реализации власти, характерных для государств с президентской формой правления, «прежде всего - отлаженной системы исполнения президентских указов и решений по горизонтали (центральный государственный аппарат) и по вертикали (центр - периферия)».

И все же последствия введения поста Президента в России очевидны:

- изменилась система организации государственных органов, произошло перераспределение полномочий между ними;

- изменился характер политического режима, проделавшего за три года эволюцию от «парламентского» к «президентско-парламентскому», чтобы затем утвердиться в Конституции 1993 года как президентский (а по некоторым оценкам - суперпрезидентский, об этом мы скажем далее) режим;

- уже в составе СССР Россия получила не только важнейший признак своей государственности, но и реальную возможность проводить собственную политику, во многом благодаря Президенту;

- наметилась перспектива приступить к реализации принципа «разделения властей», основы основ правового государства (которая до сих пор, во многом, так и осталась перспективой);

- появилась возможность (реализованная частично и непоследовательно) более мобильно и оперативно организовать государственное управление и координировать работу государственного механизма;

- была достаточно четко очерчена роль Председателя Верховного Совета Российской Федерации: организация законодательной работы, столь необходимой для российской государственности. Итак, источники полномочий нынешнего российского Президента

разнообразны, он приобрел ряд полномочий Президиума Верховного Совета (награды, почетные звания, гражданство) и его председателя (представление России в межгосударственных отношениях до поправок 1991 года к действовавшей Конституции 1978 года, внесение вопроса об отставке Председателя Правительства и самого Правительства). Также он получил новые полномочия, свойственные западным государствам и вытекающие из природы самого института президента (командование вооруженными силами, назначение премьер-министра и министров, назначение выборов, референдума и роспуск нижней палаты парламента, руководство Советом безопасности и т.д.). Президент приобрел ряд полномочий и главы правительства, в частности, право председательствовать на заседаниях правительства.

Таким образом, Президент РФ «приобрел» рычаги воздействия на все три ветви власти:

- законодательную: право законодательной инициативы, право подписывать законы, право отлагательного вето;

- исполнительную: фактическое формирование исполнительной власти и элементы руководства ею;

- судебную: подбор кандидатур судей высших судебных органов, Генерального прокурора, судей федеральных судов. Необходимо предположить, что такие изменения в статусе

президента должны были иметь определенные последствия. Естественно, указанные последствия не могли проявиться сразу и во всей своей полноте, к тому же попытки старой номенклатуры взять реванш за события августа 1991г. и октября 1993г. тормозили и будут тормозить реализацию заложенных в Конституцию 1993 года возможностей. И все же генеральная линия конституционного развития России совпадает с зарубежной тенденцией демократических государств - укрепление исполнительной власти и ослабление власти представительной, «все более превращающейся в полигон политических столкновений, сведения счетов с политическими противниками», то есть в некую политическую «отдушину», что явно демонстрируют выборы в Государственную Думу ФС РФ 19 декабря 1999 года и первый месяц ее работы.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456




Интересное:


Анализ конституционных основ свободы массовой информации
Ограничения свободы массовой информации, установленные федеральными законами
Радиореклама как фактор формирования современного стиля жизни
СМИ и массовое политико-правовое сознание: взаимовлияние и взаимозависимость
Средства массовой информации и российская государственность
Вернуться к списку публикаций