2009-07-09 17:51:18
ГлавнаяМасс-медиа — Идеологическая деятельность государства: природа и содержание



Идеологическая деятельность государства: природа и содержание


Важнейшей функцией идеологии, тесно связанной с выше названной функцией консолидационной, является также и то, что она дает возможность индивиду, социальной группе, обществу в целом ориентироваться в окружающем их социальном, политическом, социокультурном, даже и физическом пространстве. Важнейшее ее предназначение заключается в обеспечении общественной и (или) государственной самоидентификации. Сократовское «Познай самого себя» в данном случае обращается уже на социум, государство, социально-политическое пространство, в котором и находится индивид. Именно идеология позволяет государству объяснить и понять самого себя - свою природу, предназначение, ближайшие и стратегические цели, место в мировом сообществе, обязанности в отношении своих граждан и т.д. Консолидация проживающих на определенной территории людей в единое государство возможна лишь на основе их самопознания и самопонимания, определения тех связей и зависимостей, которые и превращают различающихся между собою по самым разным признакам людей в нечто целое, именуемое государством.

Так, А.К. Уледов подчеркивает, что идеология обретает свою социальную сущность, прежде всего, поскольку она отображает общественное бытие в обобщенной и систематизированной форме, что позволяет индивиду познавать объективно существующие связи общественной жизни и ориентироваться в них, строить в соответствии с этим свое повседневное поведение.

Т.А. Алексеева, Б.Г. Капустин, И.К. Пантин называют данную функцию «рационализацией»: «Идея превращает разрозненное множество микро- и жизнеощущений в объясненное и более или менее связное целое, в котором и возможно целенаправленное коллективное действие... Рационализация обеспечивает собирание людей в интегрированный политический субъект. Идея, иерархизируя и проясняя чувствования, стягивает схожие элементы в единство и делает его политически действенным через формирование приверженности общему делу». Таким образом, идеология государства позволяет на основе понимания сущности и места данного государства в мире, определить следующие из этого цели и перспективы развития.

Именно данная функция идеологии отчасти приближает ее к религии, поскольку позволяет наполнить определенным смысловым содержанием партикулярное существование индивида. Не случайно некоторые исследователи считают идеологию спутником и своего рода суррогатом религии. «Там, где религиозная вера дает слабину, где она начинает терять свое влияние и свои позиции, - доказывает Э.А. Поздняков, - тут же в образовавшиеся в ней трещины начинает проникать светская идеология. Она составляет основу нравственных ценностей для многих миллионов людей, утративших веру в религиозные идеалы, или никогда в них не веровавших. В то же время там, где религиозная вера институционализируется - а это рано или поздно происходит со всякой религией - она сама начинает трансформироваться сначала в религиозную, а затем в разнообразные светские идеологии». Далее он разводит эти понятия, считая, что различаются они единственно лишь предметом веры. Предмет религиозной веры - рационально-космическая утопия «царствия Божьего на небе», идея бессмертия человеческой души, идея равенства и свободы в боге. Предмет веры идеологии - рационально-утилитарная утопия, или уже мирская идея создания царства справедливости, равенства и добра на земле, мирскими способами и средствами.

Действительно, как и религия на определенных стадиях цивилизационного развития, идеология позволяет наполнить определенным смыслом и содержанием жизнь человека, наметить некие цели, и сквозь призму этих ценностей и целей и воспринимается окружающий индивида мир.

Следует отметить, что реализация данной функции государственной идеологии способна привести к некоторому, а то и существенному отрыву реального положения дел, действительной природы, истинной сущности и статуса государства от пропагандируемого и внушаемого государством своим подданным, от официальных лозунгов и идеологем. Здесь, пожалуй, наглядно проявляется парадигма символического интереакционизма, заключающаяся в том, что общество представляет собою не только объективно, реально существующие структуры, функции и связи, но и их отражение в сознание людей, ставшее, в силу этого, также вполне материальным феноменом. Ложное представление о своем государстве и его месте в мировом сообществе способны стать руководством к определенным действиям, неадекватным реальным интересам государства и личности. Так, уже во второй половине ХГХ века императоры Китая и даже китайские простолюдины продолжали считать, в строгом соответствии с архаичной идеологией государства, свою страну центром и самым могущественным государством мира, называли дикарями европейцев, данью подарки глав других государств, и требовали унизительного обряда представления для всех иностранных послов, что способствовало еще большей изоляции Китая от цивилизованного мира. Хотя, как известно, китайское государство в это время уже относилось к слаборазвитым странам мира, являлось периферией промышленной цивилизации, и было вожделенным объектом колонизации для европейских стран. Достаточно было залпов бортовых орудий одной эскадры и сожженного дворца, чтобы император подписал унизительный мирный договор.

Государственная идеология является также важнейшим инструментом обеспечения определенной степени политической субъектности государства, адекватной той ее роли в общественной жизни, которая рассматривается как некий идеал - от предельно высокой до совершенно ничтожной. Л.С. Мамут отмечает: «Существование и конкуренция различных представлений о государстве - это ситуация весьма интересная не только для историко-теоретического анализа, но и в плане прикладном. Благодаря им люди имеют возможность выбора подходящей им точки зрения на государство, следовательно, имеют возможность выбрать вариант соответствующего практического отношения к нему. От того, сколь конкретно (и сколь массовидно) подобное отношение и реализующее его практическое поведение индивидов, непосредственно зависят реальное состояние государства, положение в нем». Поэтому обоснование и обеспечение политической субъектности является важнейшей функций государственной идеологии.

Таким образом, государственная идеология выполняет весьма существенные функции в государстве, являясь, в силу этого, одним из условий его существования и функционирования.

Разнообразное отношение к самому феномену государственной идеологии и ее роли в общественной жизни предопределило и достаточно разные взгляды на время ее возникновения в России. Так, по мнению Т.П. Коржихиной и А.С. Сенина: «История формирования государственной идеологии в России восходит к периоду становления Русского централизованного государства и впервые нашла свое отражение в полемике Нила Сорского (1433-1508) и Иосифа Волоцкого (1439- 1515)». Подобное определение эпохи ее возникновения представляется достаточно спорным. Действительно, на рубеже XV и XVI веков происходила дискуссия «иосифлян» и «нестяжателей», в ходе которой во многом впервые на Руси были поставлены вопросы выяснения сущности, происхождения и обоснования государственной власти. Но собственно возникновение идеологии государства произошло существенно раньше, уже с момента образования русского государства. Выше уже отмечалось, что нередко в истории человечества исторически первой формой государственной идеологии выступала религия, точнее исходящие от государственных институтов лозунги о том, что интегрирующим все общество фактором является принадлежность к определенным конфессиям, и что божья воля лежит в основе всего миропорядка, в том числе и политического устройства.

Поэтому можно с достаточной степенью обоснованности утверждать о том, что именно православие являлось исторически первой формой государственной идеологии в России.

При этом нельзя не учитывать то обстоятельство, что достаточно долго византийские императоры и константинопольские патриархи стремились всячески использовать свое право назначать митрополита русской церкви для влияния на политику российского государства. Кандидаты на данный пост подбирались из числа наиболее искушенных в политике придворных клириков, с тем, чтобы они были способны, помимо собственно духовной деятельности, представлять на Руси и интересы византийской дипломатии. Русское государство должно было отвлекать кочевников от набегов на земли Византии, не помышлять о собственных походах на Царьград, жертвовать средства на константинопольские храмы. При этом, высшие иерархи русской церкви не стремились добиться самостоятельности киевской метрополии, поскольку, кроме прочих причин, покровительство константинопольского патриарха было некоторым гарантом от подчинения княжеской власти. Если в Европе церковь в это время вела борьбу за власть с монархами, то в России она стремилась сохранить хотя бы некоторую автономию от светской власти.

Элементом осуществляемых в начале 90-х годов реформ общественно-политического строя России, как показано выше, была деидеологизация деятельности государства, демонстративный отказ политического руководства российского государства от какой-либо деятельности в сфере идеологии. Идеология расценивалась тогда лишь как атрибут социализма, насильственное вторжение государственной власти в спонтанные и саморегулирующиеся процессы эволюции общественного сознания. Тезис об идеологическом плюрализме, как признаке истинно демократического общества, трактовался несколько расширенно - из этого делался вывод о неприемлемости какой бы то ни было деятельности государства в идеологической сфере. Осуществляемый в соответствии с данной посылкой политический курс неуклонно привел к существенному снижению субъектности российского государства в политической системе общества, его способности оказывать необходимое воздействие на происходящие во всех сферах общественной жизни процессы. Многие кризисные явления, переживаемые современной Россией, предопределены именно этим, поскольку уменьшение роли государства, объема и характера выполняемых им функций и ролей, ведет к тому, что автоматически возрастают роль и возможности иных субъектов - политических и финансовых элит, партий, групп давления и т.д. Образовавшийся после ухода государства вакуум в идеологической сфере немедленно занимает узкокорпоративная субъектность со свойственными ей локальными, групповыми интересами и соответствующими им идеологемами.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456




Интересное:


Радиореклама как фактор формирования современного стиля жизни
Ограничения свободы массовой информации, установленные федеральными законами
Конституционные основы правовых ограничений свободы массовой информации
Анализ конституционных основ свободы массовой информации
Масс-медиа - информационная основа политической системы общества
Вернуться к списку публикаций