2009-07-09 17:51:18
ГлавнаяМасс-медиа — Идеологическая деятельность государства: природа и содержание



Идеологическая деятельность государства: природа и содержание


Таким образом, можно констатировать весьма значительное количество называемых различными исследователями и научными школами функций, присущих, по их мнению, идеологии. Следует отметить, что различные понимания самого феномена идеологии и ее места в общественной жизни, от гипертрофирования ее роли до совершенного отрицания, порождает не только значительное разнообразие называемых ими функций, но и, зачастую принципиально противоположные подходы к их определению, дебаты, порою, достаточно острые. И особенно это касается государственной идеологии, как достаточно специфического типа идеологии, правомерность существования которой, как это показано выше, многими оспаривается. Так, опубликованные материалы дискуссии по тезисам «Перспективы интегративной идеологии», подготовленной специалистами Института философии РАН Т.А. Алексеевой, Б.Г. Капустина, И.К. Пантина свидетельствуют о достаточно негативном отношении значительной части отечественных ученых и к самому феномену идеологии, и к государственной идеологии, в частности, и к той роли, которую она играет в обществе и государстве.

К названным выше, а также оставшимся за рамками данного перечня функциям, выделяемым различными специалистами, следует добавить еще несколько весьма значимых функций, которые призвана выполнять государственная идеология в любом обществе: регулятивная, коммуникативная, консолидирующая, а также функция социализации.

Но поскольку феномен идеологии рассматривается нами с позиций общей теории государства, ее роли и месте в функционировании именно государства, иерархия данных функций будет выглядеть несколько иначе, чем при социологическом или социально-философском их анализе. При этом, основное внимание считаем необходимым уделить тем функциям идеологии государства, которые, в силу различных причин, все еще недостаточно освещены в литературе.

Так, ведущей функцией, стержнем всех их, по нашему мнению, является именно функция консолидации общества в некую политическую целостность. Речь не идет о том, что она отрицает или нивелирует объективно существующие в любом обществе политические, экономические, социальные и иные противоречия, это вряд ли увенчалось бы успехом. Но именно она придает всем этим противоречивым, зачастую диаметрально противоположным интересам, социально приемлемые формы их выражения и создает тем самым возможность их реализации.

В прошлые исторические эпохи интегративным фактором, содержащимся в идеологии всякого государства, была акцентируемая религиозная и этническая общность, которая, собственно, и порождала единство ключевых ценностей и взглядов различных социальных слоев -знати и плебса, провинции и столицы, ту степень единомыслия, которое и превращало их в политическую общность. В новое и новейшее время роль интегрирующего начала, лежащего в основе единой системы ценностей, стала играть принадлежность именно государству как объединяющей всех проживающих на его территории политико-территориальной, геополитической и идейной общности. Именно это становилось основанием для поиска консенсуса, выработки компромиссов, общих точек соприкосновения. Все существующие здесь классы, страты, группы воспринимают себя как элементы единого целого, которое и делает возможным их частное существование. Главным образом интуитивно, стихийно, а порою и осознанно, уже как продукт научного осмысления реальности, возникает самоидентификация всей множественности существующих групп с данной моделью государства, осознание того, что данная группа может существовать лишь в конкретной, именно этой форме государственности. А любое радикальное переустройство государства, которое в принципе способно привести к позитивным переменам, неуклонно приведет и к изменению социального статуса, сущностных характеристик, функций и ролей данной группы. Следовательно произойдет мутация, перерождение и трансформация ее в нечто новое. Исчезает прежняя группа и появляется новая, отличная от нее, адаптированная уже к новому государству. Поэтому социальные низы любого государства, за исключением эпох особенного обострения социально-политических противоречий, не склонны к деструктивным действиям в отношении государства вообще и данной его конкретной формы, поскольку ассоциируют себя с ним, идентифицируют свое существование с функционированием данного государства. Рождающиеся здесь модели социального реформирования, как правило, не выходят за пределы демонтажа лишь наиболее одиозных, рудиментарных, крайне возмущающих основную массу населения элементов данного государства. Само же государство должно и далее существовать, но в несколько обновленном, модернизированном виде. В истории достаточно много примеров того, как победоносные народные революции в странах Запада и Востока приводили лишь к смене правящей элиты, ликвидации некоторых политических институтов, совершенствованию государственного механизма, но не более того. Сохраняется прежнее государство и прежняя политическая система с присущими им политическими институтами и идеологемами. И лишь если появляется новая, уже принципиально отличная от прежней

государственной идеология, гораздо в большей степени адекватная реальным интересам и потребностям основной массы граждан, это может стать основой для социальной революции и последующего радикального политического реформирования государства. Восстания гуситов, тайпиней, Великая французская революция, октябрьская революция 1917 года в России приводили к созданию новых типов государственности лишь поскольку радикально отвергали прежнюю государственность и его идеологические основы и предполагали иные ценности, которые могли быть воплощены только в новом государстве.

Негативное отношение к государству характерно лишь для маргинальных групп, объективно уже выпавших из общества и присущих ему форм политической организации. Именно полная или существенная утрата связей с данным обществом и государством и порождала экстремизм, ультрарадикальные политические лозунги, стремление разрушить до основания данное государство, в котором эта группа была парией, стояла вне системы социальных связей и детерминант. Правда, следует оговориться, что в истории также немало примеров, когда, в силу всякого рода обстоятельств, маргинальное сознание и маргинальная идеология становились доминирующими в обществе. Они реципировались основными социальными группами, следствием чего и были социальные катаклизмы, гибель государственности и возникновение на ее руинах новой модели или формы государства, как правило, более примитивной и отвергавшей весь предыдущий опыт государственного строительства. Но это является скорее исключением, вызванным определенным стечением обстоятельств, редким сочетанием объективных условий и субъективных факторов, которые не только привели к снижению политической субъектности государства и девальвации объективируемых им ценностей, но и к политической апатии основных, ведущих социальных групп данного общества. Для этого существующие в любом обществе социальные противоречия должны достичь такой степени остроты, чтобы утратились инстинкт самосохранения, стремление к консенсусу, чувство общей судьбы, интегрировавшие прежде население и создающие чувство гражданства, как субъективно значимую характеристику.

Идеологическая деятельность государства проявляется не только в создании и реципиировании каких-либо идеологем в их чистом виде, но и в использовании иных, более тонких и современных форм идейного воздействия. Так, музыкальная индустрия США, отрасль, занимающая пятое место в экономике, где оборот составлял 80,4 млрд. долларов в 1994 году, достаточно эффективно используется как элемент идеологического воздействия, обеспечения национального единства и государственной безопасности.

Так, США успешно навязывают всему миру своих поп-звезд, «национальных кумиров», справедливо считая, что они, вовлекая в свою культуру все больше стран, приобретают все больше сторонников и союзников в них. «Звезды», кумиры определяют национальное самосознание, являются носителями национальной идеи. Их имена, авторитет, слава является тем стержнем, вокруг которого и объединяется нация. Не случайно, американские хит-парады кардинально отличаются от европейских, поскольку в них всегда лидируют лишь американские исполнители, европейские же и иные музыканты не имеют шансов стать звездами в США. Лишь в том случае, если они являются частью американского шоу-бизнеса, являются элементом американских музыкальных корпораций, у них есть шанс занять престижные места в хит-парадах США. Бари Алибасов, один из известнейших в России музыкальных продюсеров, в своем интервью ссылается на разговор с американским коллегой, который назвал трагической ошибкой то, что в 1964 году на американский музыкальный рынок были допущены «Битлз». Это привело к тому, что американский рынок на десять лет был уступлен англичанам. И эта ошибка, по его словам, более никогда уже не будет повторена. 11 тысяч существующих сейчас радиостанций США ориентированы на американскую музыку и американские музыкальные пристрастия, поэтому иностранная музыка в эфире является, скорее, исключением, чем правилом. Музыкальный рынок достаточно жестко контролируется, и иностранные исполнители допускаются на него крайне осторожно, с тем, чтобы они не сумели составить серьезной конкуренции американским музыкантам. Так, въезд в США для концертной деятельности иностранных музыкантов возможен лишь по разрешению музыкальных ассоциаций, которые должны доказать, что исполнителей этого жанра в США нет. «Раскрутка» звезд шоу-бизнеса в США - это стратегический, идеологический вопрос, составной элемент политики государства в целом.

Кумиры и звезды эстрады работают на престиж государства, способствуют консолидации населения, принадлежащего к различным социальным слоям и группам. Поэтому, хотя и имеются единичные исключения, лишь представители национальной, американской культуры имеют шансы стать действительно популярными и признанными в США. Подобные действия предпринимаются и в ряде иных стран мира. Так, в ряде европейских стран, как реакция на американизацию массовой культуры, стали предприниматься меры по существенному ограничению показа иностранных, и в первую очередь американских, фильмов, музыкальных клипов и песен (в частности, во Франции). И это рассматривается не как своего рода протекционизм, помощь национальному шоу-бизнесу, не вполне конкурентоспособному в сравнении с американскими отработанными технологиями и финансовыми возможностями, а как элемент именно государственной политики, идеологической деятельности государства, призванной обеспечить чувство патриотизма, национальной гордости, причастности к национальной культуре, в том числе и музыкальной.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456




Интересное:


Масс-медиа - информационная основа политической системы общества
Место и роль СМИ в становлении и развитии гражданского общества
СМИ и массовое политико-правовое сознание: взаимовлияние и взаимозависимость
Идеологическая деятельность государства: природа и содержание
Радиореклама как фактор формирования современного стиля жизни
Вернуться к списку публикаций