2009-07-09 17:51:18
ГлавнаяМасс-медиа — Идеологическая деятельность государства: природа и содержание



Идеологическая деятельность государства: природа и содержание


Некоторые исследователи, отмечая, что национальная идея в числе прочих своих компонентов содержит и определенные идеалы исторического существования, считают, что она, в силу этого, всегда имеет религиозную природу. Так, В.Н. Катасонов подчеркивает, что мировоззренческая схема в национальной идее всегда выражает сверхрациональное, усвоенные нацией на протяжении всей своей истории представления о мировых закономерностях и смысле сущего, утверждение должного и любовь к этому идеалу, фокусирование всех высших представлений о справедливом и святом существовании. Партикулярное существование нации начинает рассматриваться с точки зрения мирового, вселенского порядка. Приспосабливаясь по форме выражения к господствующему идеологическому контексту, подчеркивает В.Н. Касатонов, национальная идея всегда остается связанной с религиозным опытом народа и с его фундаментальным самоопределением в этой сфере.

Подобная характеристика несомненно присуща государственным идеологиям и государственности прошлого, когда светская власть для обоснования своих функций и ролей обращалась к авторитету церкви и религиозной мотивации. Но в современном мире, за исключением некоторых государств Востока, идеология основывается уже отнюдь не на религиозных ценностях, а на светских, общечеловеческих, общепринятых уже безотносительно к догмам конкретных религий. Тем более, в современном мире практически отсутствуют моноконфессиональные государства, где бы подавляющая часть населения исповедовала одну единственную религию. Так, национальная идея России, и особенно России современной, вряд ли может базироваться лишь на духовных ценностях православия, поскольку значительная часть населения принадлежит к иным конфессиям, а немалая является либо атеистами, либо агностиками, не относящими себя к каким-либо определенным конфессиям.

Национальная идея не является чисто духовным образованием, поскольку именно в соответствии с нею и ее принципами и осуществляется внешняя и внутренняя политика государства: определяются приоритеты внутренней и внешней политики, союзники и противники, характер и направления осуществляемых внешнеполитических акций и внутриполитических программ, т.е. собственно развитие государства. Она представляет собою реальную силу, поскольку объективизируется в практической деятельности государственных институтов, в политике государства.

В современной отечественной литературе, как правило, национальная идея рассматривается как средство преодоления идентификационного кризиса современного российского общества, поскольку, при всем многообразии дефиниций, практически все исследователи отмечают, что она должна содержать осознаваемые всеми национально-государственные цели и интересы. И выход страны из переживаемого ею острейшего социально-политического, экономического, духовного кризиса возможен лишь в результате осознания всеми социальными силами, партиями, элитами национальных интересов государства в качестве высших ценностей общества и своего рода национальном примирении на этой основе. Так, Челышев Е.П. отмечает, что выбор оптимального пути развития России во многом зависит от наличия у российского общества общенациональной идеи, позволяющей преодолеть все имеющиеся «национальные болезни».

В отечественной литературе также достаточно частотным в настоящее время является термин «русская идея», как выражение присущего российской цивилизации и государственности способа концептуализации самосознания, российского варианта национальной идеи. М.В. Ильин считает, что данная категория является салонным заимствованием с иноязычных образований, немецких или франкофонных - по аналогу с Kaiseridee или idee general. Хотя уже в работах митрополита Иллариона (сер. XI века) и летописца Нестора (нач. XII века) определены многие ключевые положения, заложившие традиции и стереотипы понимания специфики «русской идеи», более четкое определение ее содержится лишь в научных работах и журнальной публицистике 30-40-х годов XIX века. Так, В.Г. Белинский использует чужеродное тогда для русской культуры и лексики слово «идея» для обозначения движущей силы исторического развития, говоря о служении Петра Великого «идее своего народа и своего отечества». Впервые систематизированное и концептуальное философское обоснование русской идеи было осуществлено Вл. Соловьевым, прочитавшим в 1888 году в Париже доклад «Русская идея». Впоследствии данное понятие стало весьма популярным в русской социальной философии и философии права, и дань ему отдали многие отечественные мыслители. В последние годы вновь произошла актуализация данной проблемы в отечественной науке.

Большинство отечественных и зарубежных исследователей, анализируя феномен национальной идеи, исходят из посылки об априорной истинности отстаиваемых ею ценностей и истин. Это положение, на наш взгляд, является достаточно спорным и порождено либеральным архетипом об исконной мудрости народа как носителя высших истин. Национальная идея не всегда адекватна современным реалиям, объективным интересам и потребностям государства. Нередко она является отражением былых геополитических, исторических и социальных реалий, архаична, рудиментарна и не способствует решению стоящих перед государством в настоящее время проблем.

Так, на протяжении тысячелетий политика Китая строилась на классических китаецентристских представлениях, сформулированных еще в эпоху Чжоу, в 1-м тысячелетии до н.э. Поднебесная представлялась как серия концентрических квадратов, и центральную ее часть занимают китайские царства (Чжунго), располагающиеся в пределах нескольких внутренних зон. Периферийная же часть, или внешние зоны - это место обитания подчиненных народов. Причем степень зависимости, размеры и периодичность дани, выплачивавшейся центру в качестве символа вассальной зависимости, определялась расстоянием от центра.

Национальная идея Великобритании также веками строилась на тезисе об особом предназначении страны, необходимости ее цивилизаторского, культуртрегерского воздействия на колонии (« Британия, правь морями !»). Но во второй половине XX века возникло достаточно острое противоречие между данной идеей и реальными положением и интересами государства, выход из которого произошел лишь вследствие радикального отказа общества от былой, имперской национальной идеи. Поэтому критерием истинности и жизнеспособности национальной идеи является ее соответствие объективным интересам общества и государства, причем именно современным, сегодняшним.

Подводя итог вышесказанному, следует отметить, что категория «государственная идеология», оспариваемая многими исследователями, имеет право на существование, поскольку она адекватна реально существующему феномену. Более того, она является непременным признаком государственности, которая всегда предполагает наличие неких идеологем, обосновывающих базовые ценности и цели общества, доказывающих адекватность наиболее сущностных интересов социума и индивида. Государственная идеология может существовать в различных формах, быть структурированной или аморфной, последовательной и противоречивой и т.д., и именно эта множественность обличий и форм, порою сложность ее выявления является причиной сомнений в ее существовании. Но какая-либо идеология является непременным атрибутом любого государства, даже если оно демонстративно заявляет о своей абсолютной свободе от всяких идеологических догм.

Значимость идеологии в современном мире, как и в государствах и цивилизациях прошлого, и следующий из этого высокий интерес ученых к данному феномену, объясняется теми реальными и достаточно значимыми социальными функциями, которые она выполняет.

Не ставя задачи специального рассмотрения категории «функция», считаем необходимым отметить, что введенная в научный оборот Лейбницем, данная категория означает «отношение двух объектов, в котором изменению одного соответствует изменение другого». В отечественной теории государства эта категория рассматривается достаточно подробно, поскольку именно она позволяет раскрыть его воздействие на социальную реальность, способность оказывать регулятивное воздействие на всю множественность сфер его жизнедеятельности. Существующие теоретические наработки, рассматривающие функции государства в целом, являются своего рода методологической базой для анализа функций государственной идеологии, поскольку, как было отмечено выше, идеология является непременным элементом всякой государственности, и на их основе можно выявить наиболее значимые ее детерминанты.

Констатируя множественность функций или ролей (некоторые авторы, и особенно публицисты, склонны называть их ролями, не вдаваясь в нюансы различий между данными категориями), которые выполняет идеология государства, от двух-трех до полутора десятков, различные специалисты весьма по-разному определяют присущие ей функции.

Так, Н. Смелзер называет в качестве основных следующие функции идеологии: ослабление социальной напряженности, когда люди сознают расхождение между провозглашаемыми ценностями и реальными условиями своей жизни; выражение и защита интересов различных социальных групп; придание смысла действиям людей.

Т. Парсонс, признавая существенную роль идеологий в жизни общества и называя их «политическими религиями», выделяет нижеследующие их функции: защита стабильности институционализированных ценностей; содействие формированию особого слоя профессионалов, которые создают механизм опосредования между их научными стандартами и ценностями тех непрофессиональных подгрупп, которые также имеют «интерес» в различных научных областях; укрепления ролевых обязательств индивидов.

А.К. Уледов отмечает существование таких функций идеологии, как: познавательная, оценочная, прогнозирования, мировоззренческая, передачи социального опыта, защиты и обоснования социальных интересов, видя в последней наиболее значимую из всего их множества.

Н.А. Косолапов, анализируя качественное содержание идеологии как социального явления, констатирует существование следующих ее функций: направленность на решение практических задач организации, жизни и деятельности общества и связанное с этим обеспечение организационных оснований для соответствующего типа поведения и образа жизни; регулирование социальных процессов и явлений на макроуровне, а также долговременных и сверхдолговременных процессов; высшая легитимация определенного общественного устройства, социальных отношений, типов поведения и образа жизни, т.е. роль и волевого импульса, обеспечивающего долговременную организацию общественной жизни и источника социальной мотивации для человека, группы и общества в целом.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456




Интересное:


Средства массовой информации и эволюция формы государства
Свобода массовой информации в Российской Федерации
Масс-медиа - информационная основа политической системы общества
Идеологическая деятельность государства: природа и содержание
Средства массовой информации и коррупция
Вернуться к списку публикаций