2009-07-09 15:54:18
ГлавнаяМасс-медиа — Ограничения свободы массовой информации, установленные федеральными законами



Ограничения свободы массовой информации, установленные федеральными законами


Многие ученые оценивают статью 37 как негодную, так как она не способствует решению главной задачи - ограничению оборота сексуальных материалов в СМИ с целью защиты нравственности общества и, прежде всего, - детей. Многие известные специалисты в сфере журналистики также считают, что юридическая дефектность статьи 37 подтверждается самой практикой. Как отмечает О.А. Воронина, «абсолютно не определены в законе ситуации, когда неэротические издания не систематически помещают материалы на грани порнографии. Из неясных и нечетких формулировок ст.37 часто возникают реальные казусы. Например, еженедельник «Спид-Инфо» имеет статус «научно-популярного издания», а, по сути, является изданием, «систематически эксплуатирующим интерес к сексу» и насилию, при этом под видом «науки» в еженедельнике протаскиваются дикие фантазии и сплетни. Однако официальный «научно-популярный статус» позволяет издателям этого СМИ продавать его отнюдь не в «специальной упаковке и не в специальных местах».

Более того, отрицательная оценка эффективности установленных в Законе о СМИ ограничений на оборот эротических изданий и порнографических материалов подтверждается докладом Специального докладчика ООН по вопросу торговли детьми, детской проституции и детской порнографии, представленным на 57-ой сессии Комиссии по правам человека 6 февраля 2001 года. В докладе констатируется, что Россия до сих пор не выполнила свои обязательства по мерам против сексуальной эксплуатации детей (включающие законодательные меры против детской порнографии) по Декларации, подписанной Россией на Всемирном конгрессе против сексуальной эксплуатации детей в коммерческих целях, проходившем в Стокгольме в 1996 году.

В рекомендациях парламентских слушаний «Социально-правовая защита детей от сексуальной эксплуатации и растления», проведенных в Государственной Думе 4 февраля 2002 года, отмечено, что «современное состояние социально-правовой защиты половой неприкосновенности, нормального нравственного развития детей не соответствует сложившейся и прогнозируемой социальной и криминальной ситуации в этой сфере, требованиям международного права и российского законодательства, направленным на охрану несовершеннолетних», «требуется незамедлительное принятие комплекса законодательных, социальных <...> мер, направленных на защиту духовной и информационной безопасности детей».

Очевидно, что законодательство в сфере защиты детей от информации, наносящей вред их здоровью, нравственному и духовному развитию обладает следующими недостатками:

1. В федеральных законах отсутствуют определения понятий: «порнографические материалы», «насилие», «жестокость», в результате чего все существующие в законах ограничения, включая запреты, на распространение такой информации остаются пустыми декларациями;

2. Статья 4 Закона о СМИ запрещает использование СМИ для «распространения передач, пропагандирующих порнографию, культ насилия и жестокости», из чего следует, что допускается распространение печатных изданий, пропагандирующих порнографию, культ насилия и жестокости. На наш взгляд, это явная ошибка законодателя.

3. Из статьи 37 Закона о СМИ «Эротические издания» следует, что периодическое издание или программа, содержание которых не в целом, а, например на 90% объема занимают материалы, эксплуатирующие интерес к сексу, не будет считаться эротическим. Кроме того, значение понятия «систематически», использованного в определении эротических изданий, нигде в законе не определено, и, поэтому, любое ограничение распространения издания с такими материалами, основанное на подзаконных актах, легко может быть оспорено и отменено в суде, так как ограничения свободы массовой информации могут быть установлены только в федеральном законе.

4. В Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях не предусмотрены меры ответственности за продажу эротических изданий несовершеннолетним, а также за торговлю эротическими изданиями не в запечатанных прозрачных упаковках и вне специально предназначенных для этого помещениях.

5. Юридически неприменимой (дефектной) является статья 242 Уголовного кодекса РФ, которой установлена уголовная ответственность за «незаконные изготовление в целях распространения или рекламирования, распространение, рекламирование порнографических материалов или предметов, а равно незаконная торговля печатными изданиями или иными предметами порнографического характера». Очевидно, что если законом не установлен порядок законного, т.е. разрешенного, изготовления, распространения и т.д. порнографических материалов или предметов, или не сказано, какая деятельность с указанными материалами является незаконной, то не может быть и ответственности за незаконное осуществление указанной деятельности. Отметим, что санкция статьи 242 УК РФ (штраф до восьмисот минимальных размеров оплаты труда либо лишение свободы на срок до двух лет), если ее сопоставить с социальной опасностью такого деяния как изготовление детской порнографии, представляется необоснованно низкой.

Союзом Советских Социалистических Республик и Российской Федерацией заключен ряд международных договоров, которые влекут обязательства российского государства по принятию мер, направленных на защиту прав граждан в сфере массовой информации. Это следующие договоры:

1) Международная конвенция о пресечении обращения порнографических изданий и торговли ими (от 12 сентября 1923 года), к которой 8 июля 1935 года присоединился СССР, правоприемницей которого является Российская Федерация;

2) Конвенция о правах ребенка от 20 ноября 1989 года и специальный Стокгольмский (1996 г.) протокол к ней.

Положениями этих Конвенций установлены основания ограничений в сфере распространения информации, а также обязательства Российской Федерации по осуществлению законодательных мер защиты несовершеннолетних от информации порнографического характера и пропагандирующей насилие.

В случае присоединения России к Европейской конвенции о трансграничном телевидении (от 5 мая 1989 года), совокупность ограничений свободы массовой информации, основанных на международных договорах Российской Федерации, расширится за счет ограничений в отношении содержания и порядка распространения рекламы в СМИ и других требований в сфере телевещания.

Ограничения свободы распространения массовой информации, содержащей чрезмерное изображение насилия и жестокости закреплены также в статье 14 Федерального закона «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации», которой установлено, что «органы государственной власти Российской Федерации принимают меры по защите ребенка от информации, пропаганды и агитации, наносящих вред его здоровью, нравственному и духовному развитию, в том числе от <...> распространения печатной продукции, аудио - и видеопродукции, пропагандирующей насилие и жестокость. порнографию, наркоманию, токсикоманию, антиобщественное поведение».

Однако законодательство Российской Федерации не содержит определений понятий «насилие» и «жестокость», а также перечня действий, признаваемых «антиобщественным поведением».

Закон «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» закрепляет за субъектами Российской Федерации полномочие по установлению «нормативов распространения печатной продукции, аудио - и видеопродукции, иной продукции, не рекомендуемой ребенку для пользования вышеназванного содержания до достижения им возраста 16 лет» (п. 2 ст. 14). На наш взгляд, данная норма является ошибочным решением законодателя. Этот вывод основывается на том, что, во-первых, указанное полномочие относится к регулированию прав и свобод человека и гражданина (а не только к защите этих прав и свобод) и, поэтому, в соответствии с пунктом «а» статьи 71 Конституции находится в ведении Российской Федерации, из чего следует, что именно федеральный парламент вправе и обязан принимать по данному предмету федеральные законы, а ни как не законодательные органы государственной власти субъектов Российской Федерации; во-вторых, как показало время, за период со вступления в силу рассматриваемого Закона (август 1998 г.) по 2001 год законодательные органы власти субъектов Российской Федерации не приняли соответствующих законов, а принятые оказались недостаточно эффективными, во многом пробельными, так как не могли закрепить ограничения прав и свобод, необходимые для защиты детей, ибо это противоречило бы части 3 статьи 55 Конституции РФ (о правовой форме закрепления ограничений прав и свобод граждан).



← предыдущая страница    следующая страница →
1234567891011121314




Интересное:


Понятие «свобода массовой информации»
Радиореклама как фактор формирования современного стиля жизни
Идеологическая деятельность государства: природа и содержание
Средства массовой информации и российская государственность
Средства массовой информации и коррупция
Вернуться к списку публикаций