2009-07-09 15:54:18
ГлавнаяМасс-медиа — Ограничения свободы массовой информации, установленные федеральными законами



Ограничения свободы массовой информации, установленные федеральными законами


Однако объем освещения указанных событий Законом не регламентирован, за исключением перечисленных в ст. 5 (обращения и заявления Президента РФ, церемонии вступления его вступления в должность; обращения и заявления палат парламента; открытия первых заседаний палат парламента и нового Правительства), которые подлежат освещению в полном объеме. Следовательно, информацию о других важнейших политических событиях можно давать избирательно, так, чтобы формировать мнение граждан в выгодном или удобном кому-то направлении. В ст. 10 Закона установлена обязанность общероссийских государственных аудиовизуальных СМИ не реже одного раза в месяц выпускать в эфир по одному из общероссийских телеканалов и по одному из общероссийских радиоканалов программы дебатов представителей депутатских объединений в Государственной Думе продолжительностью программ соответственно не менее 45 и 30 минут (на практике эта норма не выполняется).

Более того, в Законе не установлена обязанность федеральных аудиовизуальных государственных СМИ по обнародованию следующей общественно значимой информации:

1) о том, какие федеральные законы были приняты Государственной Думой, одобрены или отклонены Советом Федерации, подписаны Президентом РФ;

2) о том, какие парламентские слушания в Государственной Думе планируются, какие состоялись, а также итоговые документы парламентских слушаний (рекомендаций и т.п.), которые, на наш взгляд, было бы обосновано публиковать в государственных периодических печатных изданиях;

3) трансляций выступлений (докладов) представителей Правительства РФ и иных органов исполнительной власти, Счетной палаты РФ, Генеральной прокуратуры, проходящих в рамках «правительственного часа» в Государственной Думе.

Такая пробельность правовой регламентации деятельности государственных СМИ противоречит Указу Президента Российской Федерации от 20 марта 1993 года № 377 «О гарантиях информационной стабильности и требованиях к телерадиовещанию» (в редакции от 23 февраля 1996 года). В утвержденном названным Указом «Минимальном стандарте требований к телерадиовещанию» государственным СМИ предложено руководствоваться, в частности, Резолюцией 820 (1984) Парламентской ассамблеи Совета Европы «Об отношении парламентов государств со средствами массовой информации» от 7 мая 1984 г. В этой Резолюции электронным средствам массовой информации рекомендуется «более широко освещать «время вопросов» в парламентах, когда там присутствуют видные члены правительства».

Продолжительность времени информационно-просветительских программ в электронных СМИ, освещающих работу Федерального Собрания, установлена (в ст.7) в размере не менее 45 минут еженедельно, за исключением времени, когда заседания палат не проводятся. Учитывая фактическое отсутствие на каналах государственных телекомпаний специальных программ, освещающих деятельность Федерального Собрания, за исключением программы «Парламентский час» (45 мин. 1 раз в неделю), считаем, что этого времени крайне недостаточно для информирования граждан по государственном телеканалу о деятельности законодателей. Поэтому необходимо, на наш взгляд, увеличить обязательный минимум продолжительности указанных программ не менее чем в 2 раза.

Вышесказанное дает основание считать, что установленный указанным Законом правовой порядок освещения в СМИ деятельности парламента не способствует реализации части 2 статьи 100 Конституции Российской Федерации, согласно которой заседания палат парламента являются открытыми. Эта норма Конституции не конкретизирована должным образом нормами законов, которые бы обеспечили реальную информационную открытость для всего общества (а не только для журналистов) заседаний палат парламента, хотя бы при обсуждении наиболее важных вопросов социальной, политической и экономической жизни общества.

2. Принцип обеспечения политического плюрализма в деятельности государственных СМИ не был последовательно реализован в Федеральном законе «О порядке освещения деятельности органов государственной власти в государственных средствах массовой информации». Лишь в статье 10 о теле - и радиодебатах представителей депутатских объединений в Государственной Думе установлена отсылочная норма, позволяющая определять очередность участия в указанных ежемесячных дебатах путем общих совместных решений депутатских объединений.

М.А. Федотов, один из авторов Закона о СМИ, отмечает, что «понятие свободы массовой информации теснейшим образом связано с категорией плюрализма СМИ, который является выражением идеологического и политического разнообразия, гарантированного Конституцией РФ. Информационный плюрализм предполагает, с одной стороны, множественность независимых и автономных средств массовой информации, <...>, а с другой - отражение ими разнообразия политических, социальных, религиозных и культурных взглядов при соблюдении редакционной независимости и уважении тех правил саморегулирования, которые могут быть выработаны работниками СМИ». Однако, как показал более чем десятилетний период действия Закона о СМИ, без установленных в законе эффективных стимулов и ограничений свободы распространения массовой информации, направленных на обеспечение политического плюрализма в информационной сфере, сами СМИ не будут соблюдать принцип идеологического и политического плюрализма в своей деятельности, даже в информационных программах.

Принцип политического плюрализма в деятельности государственных СМИ нашел лишь частичное и декларативное закрепление в Федеральном законе от 11 июля 2001 года «О политических партиях», согласно которому федеральные органы государственной власти, органы государственной власти субъектов Российской Федерации обеспечивают политическим партиям равные условия и гарантии доступа к государственным СМИ (подпункт «а» пункта 1 статьи 32). Механизм реализации этой нормы до сих пор отсутствует. На наш взгляд, такой правовой механизм должен быть закреплен в федеральном законе.

Таким образом, в федеральных законах положение об обеспечении равных условий и гарантий доступа политических партий к государственным СМИ не конкретизировано (за исключением ежемесячных теледебатов и периода предвыборной агитации), правовой механизм его исполнения не установлен, что ведет к неисполнимости указанной нормы. Это типичный правовой пробел, влекущий фиктивность указанной в Законе о политических партиях гарантии равных условий доступа политических партий и общественных объединений к СМИ.

Право политических партий формировать общественное мнение следует из пункта 4 статьи 3 Федерального закона «О политических партиях», согласно которому одной из основных целей политических партий является формирование общественного мнения. Полагаем, что реализация партиями этого права, никак не регламентированная(за исключением избирательного периода), имеет большую вероятность быть сопряженной со злоупотреблениями этим правом. По мнению д.ю.н. В.В. Лапаевой, влияние политических партий на политическую волю народа на практике зачастую сводится к манипулированию ею в ущерб принципу народного суверенитета. Мы согласны также и с замечанием В.В. Лапаевой о том, что использованное в определении понятия «политическая партия» этого Закона указание на средство политической деятельности партий – «формирование и выражение» партиями политической воли граждан (п.1 ст.3) является недостаточно корректным и речь должна идти не о формировании партиями воли граждан, как неких пассивных существ, а о содействии выявлению и выражению воли народа. По этим же основаниям было бы более корректным, на наш взгляд, закрепление в Законе цели политических партий в формулировке «содействие свободному формированию общественного мнения», а не «формирование общественного мнения», так как примененная в Законе формулировка выражает и ориентирует восприятие (и понимание) отношений партий и граждан как отношений подчинения - управления граждан (общества) партиями.

Полагаем, что проблема отсутствия правовых ограничений, направленных на предотвращение злоупотреблений правом политических партий на формирование общественного мнения объясняется рядом нерешенных, в т.ч. научных, проблем (отражающих реальные политические условия в России), основными из которых представляются следующие: 1) отсутствие определений правовых понятий: общественное мнение, формирование общественного мнения; недостаточная ясность конституционно-правового содержания понятия «формирование общественного мнения», форм, целей, средств этой деятельности; 2) каковы правовые основы и признаки правомерного формирования общественного мнения, какие принципы формирования общественного мнения надлежит гарантировать правовыми средствами; 3) какие субъекты обладают правом на формирование общественного мнения с использованием СМИ, необходимо ли устанавливать разные объемы прав для разных категорий субъектов, участвующих в формировании общественного мнения; 4) каково содержание права политических партий на формирование общественного мнения, чем определены и какими должны быть ограничения этого права; и др.

В настоящее время в законодательстве не установлены какие-либо ограничения чрезмерного влияния неравных финансовых ресурсов политических партий на использование ими СМИ в законных целях формирования общественного мнения (соответствующие ограничения установлены только для периода избирательных кампаний). Такие условия функционирования СМИ, в особенности - государственных теле- и радио компаний, на наш взгляд, не соответствуют общественным интересам, состоящим, в частности, в том, чтобы граждане имели возможность получать информацию о событиях «представляющих общественный интерес».



← предыдущая страница    следующая страница →
1234567891011121314




Интересное:


Конституционные основы правовых ограничений свободы массовой информации
Радиореклама как фактор формирования современного стиля жизни
Место и роль СМИ в становлении и развитии гражданского общества
Средства массовой информации и коррупция
Ограничения свободы массовой информации, установленные федеральными законами
Вернуться к списку публикаций