2009-07-09 15:51:18
ГлавнаяМасс-медиа — Анализ конституционных основ свободы массовой информации



Анализ конституционных основ свободы массовой информации


В части 4 статьи 29 Конституции РФ закреплено право каждого на свободные поиск, получение, передачу, производство и распространение информации любым законным способом. Этот комплекс прав образует основу правового института свободы информации. Аналогично можно определить свободу массовой информации как комплекс взаимосвязанных прав на свободные поиск, получение, передачу, производство и распространение массовой информации любым законным способом. Эти права могут осуществляться по отдельности, но без правовых гарантий реализации одного из них (или несоразмерном ограничении) другие права, входящие в данный комплекс прав, будет реализовать затруднительно либо невозможно.

Использованное в статье 29 понятие «каждый» означает, что указанные конституционные права предоставлены иностранным гражданам и лицам без гражданства наравне с гражданами Российской Федерации, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором Российской Федерации.

В части 5 статьи 29 Конституции закреплена основополагающая конституционная гарантия свободы поиска, получения, передачи, производства, и распространения массовой информации, выраженная в форме обязанности государства гарантировать (своей деятельностью) свободу массовой информации - «Гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается».

Свобода массовой информации неразрывно связана со свободой слова, гарантированной частью 1 статьи 29 Конституции Российской Федерации 1993 г. Действительно, невозможно свободное осуществление свободы массовой информации - т.е. распространение этой информации, если гражданам не обеспечены законодательные гарантии свободы слова - т.е. свободы выражения мнений. Основополагающей в этом отношении является гарантия, установленная частью 3 статьи 29 Конституции, согласно которой, никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них.

В Конституции Российской Федерации 1993 г. также установлены ограничения права свободно распространять информацию.

В части 2 статьи 29 установлены запреты, касающиеся информации, в т.ч. массовой, определенной направленности, распространение которой нарушает либо угрожает интересам личности, общества и государства, а именно - не допускается (запрещена) пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду, а также пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства.

Более широкими по объему являются ограничения, следующие из оснований, установленных частью 3 статьи 55 Конституции РФ, согласно которой права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Проанализируем конституционную модель закрепления свободы массовой информации и оснований ее ограничения, примененную в Конституции Российской Федерации 1993г.

В части 3 статьи 29 Конституции Российской Федерации закреплен принцип свободы массовой информации, являющийся основополагающим принципом правового регулирования деятельности СМИ. При этом в самой статье 29 (в ч.2 и 4) изложены лишь два конституционных основания ограничения свободы массовой информации, а остальные основания правомерных ограничений свободы распространения массовой информации изложены в других статьях Конституции. Так, в части 2 статьи 29 установлен запрет распространения информации, являющейся пропагандой или агитацией, возбуждающей социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду, а в части 4 установлено основание ограничения обращения сведений, составляющих государственную тайну.

То есть, структура изложения в Конституции Российской Федерации 1993 г. системы прав и свобод человека и гражданина такова, что использованы два юридико-технических способа закрепления конституционных оснований ограничений прав и свобод.

Первый состоит в том, что некоторые основания ограничений установлены в тех же статьях, где закреплены соответствующие права (свободы) человека и гражданина.

Второй способ состоит в установлении в отдельных статьях Конституции оснований (ограничений) общих для многих прав и свобод, установленных в других статьях. Вследствие этого закрепленные таким способом конституционные основания ограничения прав и свобод выражены в Конституции в предельно общей юридической форме. Назовем эти основания общими конституционными основаниями ограничения прав и свобод граждан, учитывая при этом, что имеется ряд конституционных прав и свобод человека не подлежащих ограничению (статьи 20, 21, 23 (ч.1), 24, 28, 34 - ч.1, 40 (ч.1) и др.).

Общими конституционными основаниями ограничения прав и свобод граждан, на основе которых может быть ограничена и свобода массовой информации, являются следующие нормы Конституции Российской Федерации 1993 г.: ч. 3 ст. 17 (права и свободы могут быть ограничены, если их осуществление ведет к нарушению прав и свобод других лиц); ч. 3 ст. 55 (ограничения прав и свобод могут быть установлены только в мере, необходимой для защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства); ч.1 ст.56 (возможность ограничения прав и свобод в условиях чрезвычайного положения).

В Конституции Российской Федерации также установлены нормы, являющиеся гарантиями от злоупотреблений правовыми ограничениями свободы массовой информации либо гарантиями против установления в законах несоразмерных правовых ограничений указанной свободы (т.е. неправомерных ограничений), ущемляющих права и свободы граждан. Это нормы, закрепленные в: ч. 4 ст. 15 (приоритет международных договоров Российской Федерации по отношению к федеральным законам, в случае противоречия между нормами этих актов); ч.2 ст. 19 (запрет любых форм ограничений прав и свобод граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности); ч.1 ст. 21 (абсолютная недопустимость умаления достоинства личности); ст. 23 (право на неприкосновенность частной жизни, защиту чести и достоинства, тайну переписки и иных сообщений), а также нормы, установленные в статьях 24 (ч.1), 29 (ч.1, 3, 5), 41 (ч. 3), 42, 46, 55, 56 (ч. 2 и 3).

Использованная в Конституции Российской Федерации 1993 г. модель закрепления принципа свободы массовой информации и оснований ее правомерного ограничения, на наш взгляд, в значительной мере способствовала тому, что принцип свободы массовой информации интерпретируются и пропагандируется сторонниками минимализации законодательного регулирования деятельности СМИ (в основном, отстаивающими частные интересы журналистской корпорации, рекламной индустрии и телевещателей) в смысле недопустимости установления законом каких-либо ограничений в деятельности СМИ. И, как только законодатель пытается поставить правовую преграду некоторым формам злоупотребления свободой массовой информации, сразу же в СМИ появляется множество статей о том, что предлагаемый законопроект вводит цензуру, ликвидирует свободу слова, свободу массовой информации и основы демократии. Такое понимание свободы массовой информации, которому, в определенной мере, способствовало раздельное закрепление в разных статьях Конституции норм о свободе массовой информации и оснований ее возможного ограничения, в немалой степени препятствует установлению эффективных мер защиты прав и законных интересов граждан от злоупотреблений этой свободой.

Полагаем, что раздельное - в разных статьях Конституции - закрепление принципа свободы массовой информации и оснований возможных ограничений этой свободы - породило конституционно-правовую проблему недостаточно полной конституционной регламентации правовых основ свободы массовой информации, что, в значительной мере, способствовало и способствует сохранению неэффективных правовых мер защиты прав и законных интересов граждан от злоупотреблений свободой массовой информации.

Оптимальным, на наш взгляд, было бы закрепление норм о свободе мысли, слова, свободе выражения мнений, свободе массовой информации и конституционных оснований ее ограничения в одной статье Конституции, как это было предложено в проекте Конституции Российской Федерации, разработанном в 1993 году Конституционной комиссией Съезда народных депутатов Российской Федерации, а также в проекте Конституции Российской Федерации, разработанном в 1992 г. группой под руководством С.М. Шахрая, и в проекте С.С.Алексеева и А.А. Собчака. Весомым аргументом в пользу использования в Конституции такой структуры закрепления указанных норм является тот факт, что в Конвенции о защите прав человека и основных свобод (ст. 10) и Международном пакте о гражданских и политических правах (ст. 19), а также в Основном законе ФРГ от 23 мая 1949 года (ст.5) применена именно такая форма закрепления свободы выражения мнений, свободы информации и оснований их допустимых ограничений. Полагаем, что при принятии новой Конституции Российской Федерации (что в ближайшее время представляется маловероятным) было бы целесообразно использовать предлагаемую форму закрепления указанных норм.



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


Масс-медиа - информационная основа политической системы общества
Средства массовой информации и российская государственность
Место и роль СМИ в становлении и развитии гражданского общества
Конституционные основы правовых ограничений свободы массовой информации
СМИ и массовое политико-правовое сознание: взаимовлияние и взаимозависимость
Вернуться к списку публикаций