2009-07-09 15:50:18
ГлавнаяМасс-медиа — Понятие «свобода массовой информации»



Понятие «свобода массовой информации»


Термин «свобода» употребляется в конституционном праве в двух неразрывно связанных значениях. В общем смысле он обозначает состояние народа и отдельно взятого человека, которое характеризуется возможностью действовать по своему усмотрению. Как отмечает М.В. Баглай, этот термин в Конституции Российской Федерации выполняет роль основополагающего философского принципа, который реализуется через весь комплекс конституционно-правовых норм. Второе значение этого термина - свобода как субъективная возможность совершать или не совершать какие-либо действия. В этом смысле термин «свобода» по существу тождествен термину «субъективное право», а различие объясняется только тем, что такая юридическая лексика сложилась исторически.

В отечественной научной литературе понятия «свобода информации» и «свобода массовой информации» используются в значениях, практически совпадающих со значениями в которых эти понятия используются в законодательстве Российской Федерации.

Согласно мнению С.А. Авакьяна, свобода информации - понятие конституционного права, охватывающее группу прав и свобод: свободу слова (свободу выражения мнений), свободу печати и иных СМИ, право на получение информации, имеющей общественное значение, свободу распространения информации любым законным способом. При этом, отмечает С.А. Авакьян, свобода информации не является абсолютным правом и может быть ограничена по основаниям, установленным в статьях 29, 55 Конституции Российской Федерации.

Свобода печати, как пишет М.Е. Волосов, - одно из старейших конституционных личных прав человека и политических прав граждан, являющееся составной частью более общего права - свободы мысли и слова. Свобода печати подразумевает право свободно учреждать печатные СМИ, свободно издавать и распространять любую печатную продукцию, а также запрет цензуры. В новейших конституциях понятие «свобода печати» поглощается, как правило, понятием «свобода информации». Именно такой правовой подход, по мнению М.Е. Волосова, использован в ст. 29 Конституции РФ.

И.А. Ледях определяет соотношение названных понятий следующим образом. «Свобода слова включает несколько структурных элементов, которые тесно взаимосвязаны и существуют в неразрывном единстве. Во-первых, это свобода каждого человека публично выражать свои мысли, идеи и суждения и распространять их любыми законными способами. Во-вторых, это собственно свобода печати и других средств массовой информации как свобода от цензуры и право создавать и использовать органы информации, позволяющие материализовать свободу выражения мнений. В-третьих, это право на получение информации, представляющей общественный интерес или затрагивающей права граждан, т.е. на свободу доступа к источникам информации».

В вышеприведенных высказываниях ученых выражено, на наш взгляд, общее мнение о том, что понятие «свобода информации» является обобщающим и включает в себя: право на получение информации, свободу слова и свободу массовой информации, включая свободу печати.

Рассмотрим подробнее понятие «свобода массовой информации».

В российском законодательстве наиболее содержательно понятие свобода массовой информации раскрыто в статье 1 «Свобода массовой информации» Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» от 27 декабря 1991 г. № 2124-1 (далее - Закон о СМИ).

В указанной статье Закона о СМИ установлено, что в Российской Федерации «поиск, получение, производство и распространение массовой информации, учреждение средств массовой информации, владение, пользование и распоряжение ими, изготовление, приобретение, хранение и эксплуатация технических устройств и оборудования, сырья и материалов, предназначенных для производства и распространения продукции средств массовой информации, не подлежат ограничениям, за исключением предусмотренных законодательством Российской Федерации о средствах массовой информации». Следовательно, под свободой массовой информации обоснованно понимать не одну правовую норму, а правовой институт (комплекс взаимосвязанных правовых норм), устанавливающий определенный режим обращения информации.

Закон Российской Федерации «О средствах массовой информации» от 27 декабря 1991 г. № 2124-1 (с изменениями от 13 января, 6 июня, 19 июля, 27 декабря 1995 г.; 2 марта 1998 г.; 20 июня, 5 августа 2000 г.; 4 августа 2001 г.; 21 марта 2002 г., 25 июля 2002 г.) / Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. № 7. Ст. 300.

Положение о свободе массовой информации, закрепленное в статье 1 Закона о СМИ, по своей логической структуре и содержанию, на наш взгляд, является перечнем основных (но не всех) составляющих эту свободу прав, и содержит отдельные (не все) существенные признаки свободы массовой информации и устанавливает некоторые необходимые условия (гарантии) ее осуществления.

Недостатком этого положения о свободе массовой информации указанного Закона является умолчание об основаниях допустимых ограничений свободы массовой информации. Записана лишь общая отсылка к законодательству Российской Федерации о средствах массовой информации, которым такие ограничения устанавливаются.

То есть, формулировка ст. 1 отражает явный дисбаланс между конституционно обоснованными правами и обязанностями лиц, связанными с реализацией свободы массовой информации. Этот правовой дисбаланс является следствием концепции данного Закона и воплощен во многих нормах законов, регулирующих деятельность СМИ. Так, один из авторов Закона о СМИ, проф. М.А.Федотов, признает, что в статье 1 этого Закона «лишь намечены контуры понятия свободы массовой информации, раскрытие которого происходит на всем протяжении законодательного текста».

Здесь важно отметить, что примененная в рассматриваемом положении отсылка к законодательству Российской Федерации о средствах массовой информации является, на наш взгляд, юридически не корректной, так как, во-первых, законодательство о СМИ, согласно ст. 5 Закона о СМИ, состоит из этого Закона и издаваемых в соответствии с ним других законодательных актов, вследствие чего, Закону о СМИ необоснованно придана большая юридическая сила, чем у иных федеральных законов, что свойственно лишь кодифицированным правовым актам и отдельным законам, устанавливающим достаточно полную систему правовых основ регулирования отношений в определенной сфере (например, Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»). Закон о СМИ обладает множеством пробелов и не был рассчитан на регулирование теле- и радиовещания, поэтому придавать ему юридическую силу, присущую кодексам, на наш взгляд, было юридически не оправдано. Во-вторых, из части 3 статьи 55 Конституции РФ следует, что ограничение свободы массовой информации может быть произведено федеральными законами, не входящими в круг законодательства о СМИ. В-третьих, указанная отсылка к законодательству о СМИ противоречит части 3 статьи 4 этого же Закона о СМИ, согласно которой в средствах массовой информации запрещено «распространение иной информации, распространение которой запрещено федеральными законами». Само развитие законодательства подтвердило высказанную нами позицию: многие ограничения свободы массовой информации были установлены не в законах, входящих в законодательство о СМИ, а в иных федеральных законах.



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


Средства массовой информации и эволюция формы государства
СМИ и массовое политико-правовое сознание: взаимовлияние и взаимозависимость
Понятие «свобода массовой информации»
Средства массовой информации и российская государственность
Место и роль СМИ в становлении и развитии гражданского общества
Вернуться к списку публикаций