2011-08-23 09:00:05
ГлавнаяГосударственное и муниципальное управление — Экономическая и социальная основы эффективного государственного управления



Экономическая и социальная основы эффективного государственного управления


Важнейшей составляющей эффективного государственного управления является система экономических отношений, существующих в государстве. Существуют различные экономические системы, но если мы говорим об эффективном государстве, то мы должны рассматривать рыночную систему экономики. Прежде всего, потому, что эта система экономики является самой гибкой и эффективной из всех существующих сейчас в подавляющем большинстве развитых стран мира.

Именно рыночная экономика, основанная на экономической свободе хозяйствующих субъектов независимо от формы собственности их экономического привлечения к рациональному хозяйствованию, в значительной степени позволяет обществу реализовать сильные стороны товарного производства и рынка в интересах социально-экономического прогресса.

Она создает наиболее оптимальную систему привлечения к эффективному, инициативному и ответственному экономическому поведению. В рыночной экономике последнее если и навязывается, то, прежде всего, экономическими методами. Существует заинтересованность индивида в реализации собственных интересов и ответственности за их воплощение. Это, в свою очередь, стимулирует его к более эффективному экономическому поведению.

Одновременно с этим рыночная экономика является довольно жесткой в социальном плане, она не допускает уравниловки и сдерживания, исключает возможность равного распределения доходов и богатства общества, и поэтому характеризуется хронической социальной нестабильностью.

Рыночной экономике свойственно нерациональное использование ресурсов, ярким проявлением которого являются экономические кризисы с их разорительным влиянием на созданные обществом производственные силы, увеличением неполного использования производственных мощностей и безработицы. Но обеспечить более достойный жизненный уровень всем членам общества без перехода к социально ориентированному рынку, как признает сейчас большинство экономистов и практиков, невозможно.

Более того, в настоящее время специалисты в области теории и практики рынка, говоря о наиболее цивилизованных его формах, имеют в виду, прежде всего так называемый социально-ориентированный рынок. Представляется, что за этим определением сегодня могут стоять, успешно уживающиеся модифицированные неолиберализм и кейнсианство, социальное рыночное хозяйство и смешанная экономика.

Пропорции между частным и государственным секторами будут постепенно меняться. Так в начале 1990-х представлялось, что изменения эти произойдут в пользу первого (частного сектора), а пока «этот симбиоз с его всевозможными конфликтами и трениями будет неизбежен в течение довольно долгого срока». Сегодня мы наблюдаем скорее усиление государства, усиление роли исполнительной власти как общемировую тенденцию.

В ситуации, когда рынок не справляется с потребностями общества, необходимо вмешательство государства, в противном случае попытка опираться сугубо на индивидуализм и рыночные рычаги не только обречена на провал, но и чревата наступление социальной поляризации общества. Что, как показывает практика, в свою очередь приведет к различным социальным и политическим катаклизмам.

Учитывая, что социальное рыночное хозяйство представляет собой путь, отличный от центрально управляемого хозяйства и экономики, руководимой лишь «невидимой рукой» рынка, оно вряд ли поместится в рамки какой либо модели рыночной экономики. В силу многих причин оно претендует на роль новой парадигмы экономики второй половины двадцатого века.

Разработанная модель рынка должна сочетать условия для развития конкурентной экономики и элементы довольно жесткого экономического регулирования рынка, сильную государственную политику и безусловный приоритет экономической эффективности, неприкосновенность и всемерную поддержку частной собственности. Иными словами, это должна быть такая модель, которая бы предусматривала построение социально ориентированной рыночной экономики. Данный процесс представляет собой объективно обусловленный и исторически закономерный этап эволюции рыночных отношений, характеризующийся различными формами собственности и хозяйствования, высокой эффективностью экономики и соответствующей социальной политикой.

Социальное рыночное хозяйство в обязательном порядке предусматривает действенные меры государственного регулирования экономики. Так как «хотя социальная, как и экономическая, деятельность государства развивалась в пределах определенных рациональных границ, говорить о его «невмешательстве» в экономику не приходиться. Следует признать, что концепция невмешательства никогда не имела реального аналога в жизни».

В этой связи нельзя не сказать о таком важнейшем слагаемом государственного воздействия на макро и микро экономические процессы, как планирование. Процесс планирования является инструментом, помогающим в принятии управленческих и экономических решений. Говоря о необходимости макроэкономического планирования знаменитый американский предприниматель Ли Якокка подчеркивает: «Государственное планирование отнюдь не должно означать социализм. Оно означает лишь наличие продуманной стратегии, сформулированных целей. Оно означает согласование всех аспектов экономической политики вместо разрозненного выдвижения по частям, негласной их разработки людьми, преследующими лишь свои узко групповые интересы». Вполне очевидно, что государственное планирование должно основываться на обширных исследованиях экономических и социальных потребностей общества.

Исходя из всего вышеизложенного, следует отметить, что, рассматривая экономическую эффективность государственного управления нужно говорить о том, что конечной целью функционирования и развития экономики должно стать повышение благосостояния общества, достигнуть которое можно будет только в условиях рыночной экономической системы. В свою очередь, «нет никакой действительной эффективности, которая не была бы так же и социальной».

Существую различные трактовки понимания социальной эффективности. Так, сторонники понимания социальной эффективности как альтернативы чисто механистическому подходу трактовки государственного управления подчеркивают, что «недостаточно изменить способ производства, социальную систему или систему управления, чтобы исчез риск возрождения бюрократии; опасения в отношении ее нового появления требуют добросовестного определения причин, ее порождающих, а также сильной политической воли, чтобы избавиться от прежней логики развития и определить условия создания большей социальной эффективности». В данной трактовке социальная эффективность понимается как сущность процесса управления.

Другой подход к пониманию эффективности определяется как функция минимизации трансакционных издержек. Где под издержками понимаются «издержки принятия решений, выработке планов и организации предстоящей деятельности, ведения переговоров о ее содержании и условиях, когда в деловые отношения вступают двое или более участников; издержки по изменению планов, пересмотру условий сделки и разрешению спорных вопросов, когда это диктуется изменившимися обстоятельствами; издержки обеспечения того, чтобы участники соблюдали достигнутые договоренности.

Трансакционные издержки включают в себя также любые потери, возникающие вследствие неэффективности совместных решений, планов, заключаемых договоров и созданных структур; неэффективных реакций на изменившиеся условия; неэффективной защиты соглашений. Одним словом, они включают все, что так или иначе отражается на сравнительной работоспособности различных способов распределения ресурсов и организации производственной деятельности».

Существует и еще один подход к социальной эффективности, заключающийся в противопоставлении: социальная эффективность versus эффективность «бюро». Стремление бюрократии увеличить собственную выгоду на определенном этапе развития общества становится для него неэффективным, в силу увеличения затрат общества на удовлетворение неоправданных потребностей бюрократии. Социальная эффективность в данном случае понимается как разница между произведенным бюрократией общественным продуктом и затратами общества на ее содержание. Так, в частности, Ж.-Э. Лейн пишет: - «говоря об эффективности, мы должны отделить вопрос, какой из этих двух механизмов размещения является наиболее эффективным, от вопроса, в какой мере «бюро» или политические программы должны наиболее эффективно организовывать свою деятельность».

Иное понимание социальной эффективности представляют сторонники создания эффективной социальной политики государства, создание и распределение общественных благ. Подобное понимание социальной эффективности связано с созданием социального государства или государства всеобщего благоденствия, где проблемы социальной эффективности рассматриваются исходя из концепции «изъянов рынка», которая затрагивает вопросы эффективного размещения ресурсов и удовлетворение потребностей общества. Под изъянами рынка понимается «его неспособность обеспечить аллокационную эффективность и соответствие политики распределения принятым в обществе представлениям о нравственности». Как уже отмечалось, «невидимая рука» рынка в определенных условиях неспособна успешно решать проблемы на основе добровольного обмена между независимыми друг от друга участниками рынка. К таким условиям относятся: несостоятельность конкуренции, общественные товары, внешние эффекты (экстреналии), неполные рынки, несовершенство информации, безработица, инфляция и неравенство. Вполне естественно, что подобные несовершенства рынка вынуждают общество находить более совершенные механизмы регулирования.

Данный подход к социальной эффективности государственного управления, по мнению автора, наиболее правильный, так как государства через свои институты гарантирует создание механизма, отвечающего требованиям эффективности и социальной справедливости.

Эволюция трактовки понятия «справедливость» связана с формированием и развитием общества. На ранних этапах его развития происходила параллельно с формированием в классовом обществе правового и нравственного сознания.

К исследованию этой проблемы обращались такие древнегреческие мыслители как Анаксимандр, Гераклит, Сократ, Платон, Аристотель.

Так, Гераклит утверждал, что «бог» является воплощением космической справедливости, Сократ считал, что справедливость - следование мудрости, истинному знанию, порядку вещей, законам. А справедливость по Платону является венцом четырех добродетелей идеального государства: справедливость - мудрость - мужество - благоразумие. Эпикур понимал под справедливостью «некоторый договор о том, чтобы не вредить друг другу и не терпеть вреда».

Несмотря на многообразие трактовок понятия «справедливость», на протяжении длительного периода оно было включено в рамки теологического мировоззрения. Справедливость ассоциировалось в общественном сознании как фиксация «божьего порядка», выражение воли бога.

В связи с утверждением научно-рационального стиля мышления постепенно, на протяжении нескольких веков, изменялся и подход к понятию «справедливость».

Г. Гоббс в «Левиафане» писал, что справедливость, т.е. соблюдение соглашений, есть правило разума, запрещающего нам делать что-либо, что пагубно для нашей жизни, из чего следует, что справедливость есть естественный закон. Г.Гегель утверждал, что конституция и есть существующая справедливость, как действительность свободы в развитии ее разумных определений.

Новое воззрение на проблему справедливости было предложено марксизмом. Марксизм утверждал, что справедливость - укутанное в идеологическую оболочку выражение существующих экономических отношений, ее содержание и состояние зависят от существующего способа производства. Из этого следовало, что все, не соответствующее данному способу производства, несправедливо.



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Методы государственного управления
Новые реалии территориального управления
Место России и стран СНГ в процессе глобализации и регионализации
К вопросу о местном самоуправлении
Cодержательная модель региональной социальной политики
Вернуться к списку публикаций