2011-08-19 09:00:58
ГлавнаяГосударственное и муниципальное управление — Понятие эффективности государственного управления и его правовая специфика



Понятие эффективности государственного управления и его правовая специфика


Государственная власть не обязательно использует принуждение для достижения своих целей. Могут быть использованы идеологические, экономические и другие методы воздействия. В тоже время именно государственная власть обладает монополией на то, чтобы принудить членов общества для выполнения своих намерений. Структура власти или распределение власти фактически является разделением права на ее использование. Когда говорят, что одно лицо обладает большей властью, чем другое, это значит, что оно имеет большую свободу действий.

Власть в государстве имеет институализированный характер. Это означает, что не следует смешивать лиц, временно осуществляющих эту власть, с самой властью, принадлежащей политической общности (государству). Лица, входящие в элиту, меняются, однако институциолизированная власть государства от этого не исчезает, за исключением случаев, когда эти изменения сопровождаются уничтожением государства вследствие других причин, таких как гражданская война или подчинение другим государством.

Политическая элита может принудительно навязать власть, используя для этого юридические нормы. Принудительный характер юридических норм сказывается в той мере, в какой их нарушение позволяет государственным органам применять санкции. Власть осуществляется посредством этих норм. Юридические нормы устанавливают, что именно нужно делать, хотя это никогда не выполняется в полной мере. В той мере, в какой большинство населения конкретного государства соблюдает эти нормы. Таким образом, политическая власть, «получает материальное воплощение в системе органов и учреждений, образующих ее механизм. Будучи воплощенной в государственно-правовые институты, политическая власть становиться государственной властью».

Если к государственной власти проявляется неуважение, правители, опираясь на институционализированные аппараты насилия, могут применить санкции, предусмотренные государственно-правовыми институтами. Политическая элита вынуждается применять институционализированное насилие на постоянной основе лишь в исключительных случаях, поскольку она обладает достаточно эффективными для управления коллективным поведением средствами прямого и косвенного убеждения. Институционализированное насилие является последним аргументом, к которому прибегает политическая элита, когда возникает угроза ее свержения.

Государство - самый древний и непреходящий институт. Партии, лоббисты, ассоциации появились на свет за последние 150- 200 лет. Государству - более десяти тысяч лет. Существование государства поддерживается следующими факторами. Во-первых, необходимостью территориальной целостности общества, наличия гарантий от какой-либо внешней угрозы. Во-вторых, общество вынуждено существовать как целое при большом неравенстве между людьми. Такое возможно при наличии общего авторитета, силы, которой подчиняются все. В-третьих, существование в обществе проблем, затрагивающих интересы всех его членов, порождает и адекватные структуры, которые берут на себя их решение. По силе, эффективности государства можно судить об организованности общества. Сам факт существования государства означает, что общество поднялось до признания верховной власти для себя, единого порядка для всех. «Как бы высоко мы не восходили, какая-нибудь верховная власть должна существовать; без этого общественный порядок немыслим». Государство достаточно сильно, незыблемо, если граждан объединяет осознанный общий интерес, неприятие ими того, что разрушает основы политико-правового порядка. Главный критерий развитости нации - устойчивость ее государственно-правовой оформленности. В свою очередь, нет развития государственности без национального самосознания, социальной и этнической идентичности, проживающих в нем граждан.

Нельзя не согласиться и с мыслью Г. Белова о том, что осознание народом необходимости своей государственной оформленности - первая основа функционирования политики в целом. Без такой основы есть пространство только для частичной или деформированной политики и власти.

Государство, существуя как система, обладает высокой способностью самосохранения, восстановления и обновления своих подсистем. Для обеспечения своей деятельности оно должно быть сильным, то есть хорошо организованным, иметь надежный бюджет с устойчивым реальным доходом, эффективную администрацию, достаточные силовые структуры. Свои функции государство может осуществлять, если оно обладает развитой способностью интерактивности, то есть воздействия одних органов власти на другие, подчинения нижестоящих должностных лиц вышестоящим структурам. Обеспечивается это действием принципов суверенитета и единства государства, оптимальными моделями взаимодействия с социальной средой.

Осуществляемая политической элитой государственная власть имеет две основные функции: посредническую и функцию управления. Прежде всего, следует подчеркнуть ее главное измерение, состоящее в организации общества на основе интересов обладающей гегемонией группы. С этой целью элита создает и воспроизводит, если остальная часть общества позволяет это, бюрократический аппарат, обеспечивающий её сохранение как целостности. В обществах, разделённых на касты, сословия или классы, возникают социальные конфликты, которые могут быть урегулированы властью, возвышающейся над частными интересами. В конечном счете, государственная власть разрешает конфликты в интересах групп, занимающих господствующее положение в конкретных обществах, хотя ради этого она вынуждает их пойти на уступки массам. Таким образом, политическая элита превращается в примирителя социальных конфликтов. она ищет формулы компромиссов, которые, сохраняя основы социальной системы, отодвигали бы опасность любого столкновения социальных групп. Эту функцию государственной власти можно назвать посреднической, причем данная функция не является нейтральной, а направлена на защиту особых интересов господствующих слоев общества. В ходе выполнения этой функции политическая элита вынуждена в той или иной мере ограничивать претензии данных слоев, предлагая и навязывая такие решения, которые в большинстве случаев удовлетворяют вступившие в конфликт группы. В некоторых случаях политическая элита бывает вынуждена заставлять господствующие группы принимать условия соглашений, поскольку в конкретный момент требования масс обладают значительной поддержкой. При подобных обстоятельствах проницательная элита, не изменяя существенным образом социальной системы, предупреждает опасный для интересов господствующих групп кризис.

В этом плане важно подчеркнуть действия принципа государственного суверенитета, означающего признание за государством воплощения единого порядка, права пресечения анархии, исключительной монополии государства на насилие в обществе; независимость государственных структур относительно любых негосударственных образований и лиц; верховенство закона в регулировании всех отношений, самостоятельность внешнеполитического курса государства.

Первоначально суверенитет идентифицировался с единством власти, ее неограниченностью позитивным законом. Это означало, что власть сосредоточена у короля, который и является сувереном. Суверен не связан законами, которые он издает. Идея суверенитета была сформулирована как способ противостояния опасностям единой власти притязаниям папства на власть в европейских странах, раздорам аристократии, гражданским войнам и крестьянским восстаниям. Современное содержание и значение понятия «суверенитет» вышло за эти пределы, изменилось под влиянием гуманистических и демократических идей. С принятием принципов республиканского строя, разделения властей, федерализма, представительства суверенитет уже не понимается как суверенитет только отдельного органа государства, не идентифицируется с централизованным, унитарным государством. С принятием политической практикой идеи правового государства принцип суверенитета ограничивается неотчуждаемыми правами и свободами человека. Для власти исключается возможность встать над законом.

В наши дни надзаконная неограниченная власть уже не считается признаком суверенитета демократического государства. Суверенитет усматривается в сильной власти, действующей исключительно в рамках закона, его современное понимание не противостоит политическому плюрализму, не ставит пределы практике множественности политических воль властей. Принцип суверенитета не исключает права на самоопределение. Однако с ним несовместимо право на отделение. Право на использование насилия определяется законом и является прерогативой государства в силу того, что «власть должна быть едина и облечена принудительной силой, а таковой является власть государственная, ибо государство есть общество как единое и самостоятельное целое». После второй мировой войны принцип суверенитета сыграл положительную роль в утверждении принципа нерушимости границ, разрешения спорных территориальных вопросов между государствами путем переговоров.

Признание приоритета гражданских прав повлияло на представления о пределах суверенитета, сегодня принцип невмешательства в дела другого государства уже не рассматривается, как основание отказываться от оценки мировым содружеством состояния прав человека, легитимности власти в той или иной стране, оказания на нее давления невоенными средствами. Можно предположить, что в будущем, по мере углубления интеграционных процессов, значение границ также будет ослабевать. Принцип монополии государства на издание и применение законов остается гарантией порядка, законности, демократии.

Известны два инварианта меры активности государства в жизни общества: этатистский и либеральный. В жизни, однако, сейчас чаще встречается смешанный тип активности.

Либеральный тип активности вылился в действие принципов невмешательства государства в дела гражданского общества. Суть этатизма в активном вмешательстве государства в жизнь общества, что характерно для государств, сформировавшихся на основе психологии патернализма, в результате сильного влияния на государство христианской и исламской религий. В Германии идеология этатизма была разработана в XVII в. X. Вольфом. Государство во имя совершенствования человека может вмешиваться во все сферы жизни, в том числе и в частную. Оно должно бороться с праздностью и расточительством, следить за тем, чтобы молодые люди рано вступали в брак, имели много детей, чтобы больше привлекать в страну умных и образованных иностранцев и не выпускать из страны квалифицированных работников. Государство организует академии, строит церкви, устанавливает праздники, ведает системой образования. Государство виделось организатором всей экономики - от управления производством до распределения людей по сферам приложения труда. Этатизм традиционный компонент политики немецкого государства. Так было во времена кайзеровской Германии, гитлеровского нацизма, так продолжается и в послевоенный период, этатизм был традиционно характерен и для российского самодержавия. Государство активно участвовало в развитии промышленности, строительстве железных дорог, организации академий, университетов, больниц, приютов, школ.

Этатизм в одних случаях может облегчать наступление тоталитаризма, в других переходить к практике социального государства. В 20-30-е годы XX в. традиции этатизма в России и Германии благоприятствовали формированию режима тоталитаризма и одновременно внедрению в государственную политику социалистических мотивов (выравнивание зарплаты, ликвидация и предупреждение безработицы).

Однако этатизм не следует отождествлять ни с тоталитаризмом, ни с социальной политикой государства. Тоталитаризм означает полное подчинение каждого, всех сторон жизни единому началу, превращение общества в монотеистическое. Этатизм выражает традицию особой ответственности за положение нации, за развитие культуры, науки, охрану нравственных устоев, сложившихся представлений о широте сферы государственной деятельности. Практика этатизма частично облегчала переход к принципу социального государства, удовлетворявшего современные потребности масс в защите социальных прав граждан, политике гарантированности прожиточного минимума. Современное общество не обходится без элементов этатизма, но при этом предполагается существование гражданского общества, правового государства. Понятие социально-правового государства выражает поиск оптимального сочетания принципов социальной справедливости, этатизма и либеральной идеи правового государства.

Само же понятие государственного управления в юридической литературе определяют как «практическое, организующее и регулирующее воздействие государства на общественную жизнедеятельность людей в целях ее упорядочения, сохранения или преобразования, опирающееся на его властную силу». Или как «целенаправленное воздействие государства, его органов на общество в целом, те или иные его сферы (экономическую, социальную, духовную) на основе познанных объективных законов для выполнения стоящих перед обществом задач и функций».

Анализируя два этих определения, необходимо заметить, что вторая формулировка понятия государственного управления более предпочтительна, так как подчеркивает не просто «практическое, организующее и регулирующее воздействие государства на общественную жизнедеятельность людей», а воздействие обусловленное выполнение стоящих перед обществом задач и функций. А это в свою очередь определяет такое воздействие, как воздействие в интересах индивида и общества в целом, соотносясь при этом с демократическим политическим режимом, «вообще, раз только все государственное управление будет устроено на демократических началах, такое устройство будет приводить к тому, что интересы всех граждан, без различия состояния, будут приниматься во внимание всеми государственными учреждениями. В таком устройстве лучшее обеспечение общего блага». Это так же позволит выстроить наиболее устойчивую и эффективную систему государственного управления.

Исходя из всего выше изложенного, хотелось бы остановиться на следующем определении эффективного государства: эффективным государством является государство, способное обеспечить использование своей власти в интересах индивида и общества в целом, государство с демократическим политическим режимом, предполагающим свободу выбора в целях принятия эффективных решений, основанных на приоритетах прав и свобод личности.


Трегубов Михаил Владимирович



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Ключевая роль местного самоуправления в укреплении государственности
О некоторых направлениях, формах и методах совершенствования законодательства в области взаимодействия государственной власти
Активный город и местное самоуправление
Понятие эффективности государственного управления и его правовая специфика
Местное самоуправление и мировой суд в России в 19-20 вв.
Вернуться к списку публикаций