2007-10-26 00:00:00
ГлавнаяГосударственное и муниципальное управление — Место России и стран СНГ в процессе глобализации и регионализации



Место России и стран СНГ в процессе глобализации и регионализации


Введение.

Данная работа является попыткой осмысления представлений о процессе глобализации, ее позитивных и негативных тенденций, попытка поиска «золотой середины» в объединении регионов. Так же делается попытка определить место стран СНГ и России в мировом процессе объединения. Предполагается ответить на вопрос: выгодно ли регионам сотрудничать с Западом с целью решения различных проблем: от социальных до экономических?

Динамика дискуссий о глобализации

Для человека, следящего за дискуссия о процессе глобализации не может не бросится в глаза постепенное изменение понятий и прерогатив в данном вопросе. В самом начале, когда зашел вопрос о единстве мира, когда перспективы создания единого мирового пространства казались привлекательными, было принято подчеркивать позитивные моменты глобализации. Глобализация в самом ее зародыши означала не только усиление взаимосвязей, взаимозависимости, но и повсеместное проникновение основных постулатов западной цивилизации во все уголки земного шара. Однако даже в такой формулировке изначально исключалась возможность процесса взаимовлияния Запад – Восток и наоборот. Тем самым подчеркивалась прерогатива Запада в процессе становления мирового единства.

Очень часто в качестве позитивных аргументов выступали и экономические. Глобализация позитивно влияет на экономику, а хорошо развивающаяся экономика залог успеха и во всех остальных сферах жизнедеятельности общества. Государство, в данном контексте, выступает лишь в роли «ночного сторожа», т.к. согласно идеологии глобализации оно как институт, со своим стремление контролировать все сферы жизнедеятельности общества является вредным для экономики. А глобализация стирает границы и преграды для успешного развития данной сферы человеческой деятельности. Безусловно, это влечет за собой многочисленные изменения в социальном и духовном облике человечества. Появляются и новые проблемы.

Стоит отметить и еще один важный момент, без которого не возможно взглянуть на процесс глобализации под критическим углом. Данная позиция предполагает все большую взаимозависимость самых разных стран и народов, в результате процесса глобализации. В то время как идея глобализации содержит достаточно уязвимый компонент – вариант утверждения «западного пути» развития для всего человечества. И в конечном счеты примеры, которые приводят сторонник идеи «мирового общества» апеллируют либо к взаимозависимости благополучных западных стран, либо к заимствованию недостаточно благополучных стран западных образцов политического устройства, образования, культуры и т.д., либо утверждение и усвоение самим Западом прежде казавшихся чужеродных элементов культурной и социальной сферы. В конечном счете, это лишь процесс трансформации и совершенствования западного пути, так сказать обогащение западной модели развития человечества, которая снова и снова оказывается наиболее совершенной и продвинутой, и в данном контексте образцово показательной.

Именно на отторжении идеологических основ процесса глобализации и строятся все доводы ее противников, тех кто не видит в единстве мира ни шансов для своей относительно слабой экономики, ни гарантий сохранения культурной и национальной самобытности, ни возможность равноправно участвовать и определять правила в международной и мировой политике. Вы можете сказать, что иными словами против глобализации выступают лишь слабые или менее развитые политические акторы, которые либо уже заранее знают, что проиграют, либо опасающихся за будущее своей страны. Но, и аргументы в пользу глобализации так же могут исходить от менее слабых игроков – это те кто наделся или надеяться получит от процесса больше выгоды, чем, скажем от политики изоляции. А таких большинство.

Но ни они, ни их оппоненты не замечают кардинальных изменений в самой тональности дискуссии о процессе глобализации. Если первоначально основой глобализации выступал процесс единства и унификации мира, то постепенно акцент сместился в сторону универсального плюрализма, подразумевающего многообразие альтернатив.

Для нового глобально мира, говорит известные исследователь глобализации Роланд Робертсон, характерна «глокализация», т.е. «гомогенизация и гетерогенизация»». Данные тенденции являются и одновременно взаимодополняющими, и взаимопроникающими, хотя в отдельных случаях они могут кардинально отрицать друг друга, приходить в столкновение. При этом остается не выясненным вопрос – можно ли считать, что глобализация как всепроникающий западные модерн и глобализация как процесс распространения смешанных форм социальности – один и тот же процесс. Если речь идет о глобальности связей, то отсюда возникает необходимость соответствующего понимания основ глобальности, реального присущего или могущего соответствовать миллионам людей понимания плюралистического и все – таки единого мира. Когда новым гибридным формам соответствует, по мнении А. Филлипова, сознание какой – то новой локальности, хотя и не обозначенной политическими границами и не привязанной этническими и традиционными культурными территориями. Собственно эта локальность или ее ощущение и составляют основу большинства работ по проблемам глобализации.

Третью волну в осмыслении глобализации представляют акторы, чье внимание сосредоточено на новых и все обостряющихся проблемах глобального мира. Интересно отметить, и то, что круг акторов пытающихся осмыслить процесс глобализации постоянно расширяется, и то, что в интонации «ветеранов» слышны новые нотки. И связано это с тем, что миновало время наслаждения невинными удовольствиями, которые открывал перед целым поколение стабильный взаимозависимый мир. Когда взаимозависимость никуда не исчезла, а плюрализм растет. Внимание акцентируется на болезненных проблемах. Именно о них и стоит задумываться, не увлекаясь тем, что лежит на поверхности, будь то позитивные или негативные моменты процесса глобализации. Осмысляя вышеизложенное, стоит задуматься о месте России в процессе глобализации.

Место России и стран СНГ в процессе глобализации.

Прошло чуть более 10 лет с того момента как рухнул Советский Союз – событие мирового значения, не только потому, что рухнула мировая держава, но и потому, что в 1991 году рухнула биполярная система мира. Ведущие мировые державы уже не могли управлять миром по – старому, а руководить по – новому еще не научились.

С средины 90 – х гг. в мире установилась альтернативная однополярность. Тон мировой музыки начали задавать члены большой семерки, во главе с главным мировым дирижером – США. За неполные десять лет параллельно формальному механизму международного регулирования был возведен и неформальны, который с каждым днем играет более весомую роль, чем первый.. Несмотря на призывы некоторых стран (Пекин, Россия и др.) к строительству многополярного мира, сообщество стран и народов, по мнению большинства российских антиглобалистов, сделалось еще иерархичнее.

Если представить степень влияния в международной системе взаимоотношений некоторых государств, то на вершине пирамиды окажутся США, далее их ближайшие союзники. России и СНГ в данной иерархии места не будет, т.к. они слабы как в социально – экономическом, так и политическом плане. Более того, главный мировой дирижер и его оркестр ( страны Западной Европы – ударные музыкальные инструменты, Канада - арфа и скрипка, Япония – фортепиано) рассматривают Россию и некоторые страны СНГ как очень лакомый пирог. По – сути, они проецируют свое лидерство на разные уголки планеты и при необходимости без особых церемоний используют силу.

Международной общество, которое исходно мыслилось как привилегированный клуб цивилизованных стран, после распада СССР и разворота постсоциалистических государств к сотрудничеству с Западом стало почитаться безальтернативной перспективой всего человечества.

Из вполне искренних побуждений руководство стран СНГ и России стали предлагать поскорее "подрасти" до уровня мирового общества. При этом, с одной стороны, сулят помощь и поддержку, а с другой - попугивают тем, что рано или поздно глобализация "все равно неизбежно" приведет к поглощению и их сверхмощной экономической машиной Запада.

Поэтому, немножечко напуганные страны СНГ и Россия решили включится в процесс мировой глобализации, дабы не конфликтовать с «дирижером». Конечно, российское правительство можно оправдать, мы и так в долгах как в шелках, зачем нам еще проблемы, но вот оправдать продажу Родины не удастся. Самое главное в процессе глобализации, по мнению автора записки, это экономическая интеграция. Так вот правительства стран СНГ и России включились в этот процесс с большим энтузиазмом: и началась продажа всего и вся. Что привело к следующим последствиям:

1) Резкое возрастание объемов и интенсивности трансгосударственных, транснациональных перетоков капиталов, информации, услуг и человеческих ресурсов;

2) массированное распространение западных стандартов потребления, быта, само- и мировосприятия на все регионы страны ( например, восток ориентируется на Японию, западная часть – на Запад и США );

3) форсированный экспорт и вживление в политическую ткань государства тех или других вариаций модели демократического государственного устройства.

Таким образом в российской политико-интеллектуальной ситуации можно выделить три постулата теорий глобализации: кризис и устаревание государства, модернизация и вестернизация как естественный результат глобализации, "демократическая однополярность" как предпочтительный способ самоорганизации международной структуры.

В России идея отмирания государства хорошо известна по трудам коммунистов и левых социал-демократов, которые позаимствовали представление о возможности заменить старое государство "свободно самоуправляющимися" сообществами граждан из западно-европейских источников. А важнейшей национальной задачей стало считаться укрепление социалистической державы, как то было при Романовых применительно к империи. Ситуация принципиально не менялась до конца 80-х годов, когда Михаил Горбачёв вынужденно и боязливо приступил к реформе государственной системы - изменению отношений компартии с государством и модификации основ советской федерации. Попытка отказаться от презумпции ценности государственнического начала окончилась для СССР плачевно.

Правда первому президенту новой России, т.е. Борису Ельцину, ситуация энергичного вступления в процесс глобализации на антигосударственнической волне принесла успех, по мнению некоторых авторитетных политических деятелей. Она позволила ему прийти к верховной власти в результате "отделения" Российской Федерации от СССР. Смутные годы всеобщей суверенизации и кризисов самоопределения (в частности, чеченская война 1994-1996 годов), нестабильности государственных институтов по инерции проходили под знаком отрицания "старого" государства.

Это оборачивалось отрицанием государства вообще и единого государства в частности, пока в сентябре 1998 года не было сформировано правительство Евгения Примакова, обозначившего поворот к возвращению государственнической идеологии - правда, в измененном виде. Вторая чеченская война придала государственничеству воинственно-реставрационные формы. Страна стала возвращаться к опоре на сильное государство как на главный, хотя и не единственный и не монопольный инструмент защиты национальных интересов. События 1998-1999 годов в России позволили организационно оформиться тенденции, которая и до того выделяла ее на фоне процессов в Европе.

В России западно-европейские рекомендации "преодолевать" государственность при помощи интеграции и регионализации кажутся либерально-утопическим аналогом провалившихся советских попыток перенести отсталые общества из средневековья прямо в "социализм" и "коммунизм", минуя рыночные отношения и начальное промышленное производство.

Даже в новой России, выкарабкавшейся из-под обломков Союза, ощущается страх перед новой эскалацией территориального распада - на негото и среагировала в 1999 году российская элита, попытавшись (возможно, временно) вернуться к идее укрепления государственности. В принципе теоретики упрекают государство справедливо.

Во-первых, они сомневаются, нужно ли оно в условиях, когда каждый гражданин в отдельности может напрямую обратиться для защиты своих интересов в международные правозащитные, судебные и другие органы - от Международной амнистии до Международного суда. Во-вторых, в стабильной Западной Европе убедительно звучат слова о необходимости защищать не всесильное государство от людей, а наоборот.

В-третьих, надгосударственные и трансгосударственные субъекты действительно обладают ресурсами, которые намного превосходят возможности большинства государств. Поэтому их суверенитет, во всяком случае экономический, становится фиктивным. Наконец, в-четвертых, как отмечают исследователи, "обычное" государство не способно регулировать межэтнические отношения, которые успешнее разрешимы в рамках надгосударственных общностей.

По-сути, эти и другие слабости государства очевидны россиянам. Но в России потребность граждан в защите от государства по-иному соотносится с защитой граждан при его помощи. Найти управу на произвол российского чиновника можно было бы, хотя и с трудом.

Но как с помощью санкций извне России защитить жителей Ставрополья, Ростовской области и даже Москвы от изгнания из родных домов, похищений, взрывов, террора и рэкета? Там, где ситуация нестабильна и опасна, у идеи отмирания государства нет прочной основы. Ослабление государственного начала в России грозит распадом страны. Игнорировать эту опасность не решаются сейчас даже убежденные радикал-демократы.

Не случайно прозападный Союз правых сил - преемник демократического движения начала 90-х - прошлой осенью решительно перешел на государственнические позиции в политических вопросах, продолжая отстаивать идею свободного рынка.

Таким образом всемерное поглощение России и СНГ процессом глобализации грозит им распадом, или утратой, собственной государственности.

Заключение.

Из вышеизложенного можно сделать выводы о неоднозначность последствий для стран СНГ и России в результате сотрудничества регионов с Западом и США:

1) Резкое возрастание объемов и интенсивности трансгосударственных, транснациональных перетоков капиталов, информации, услуг и человеческих ресурсов;

2) массированное распространение западных стандартов потребления, быта, само- и мировосприятия на все регионы страны (например, восток ориентируется на Японию, западная часть – на Запад и США);

3) форсированный экспорт и вживление в политическую ткань государства тех или других вариаций модели демократического государственного устройства.







Интересное:


Практика использования государством средств воздействия на экономику
Государственное управление экономикой – эволюция подходов
Государственное управление экономикой
К вопросу о финансовой самостоятельности местного самоуправления
Понятие государственного управления и его признаки
Вернуться к списку публикаций